read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Ой! Это ты, Женя. Как я испугалась... - вот у нее почему-то
получается очень даже натурально.
- Чего испугалась? - судя по интонации, он улыбается.
- Просто. От неожиданности. А ты куда? К нам, да?
- Я случайно здесь. Просто мимо шел.
- Ой, Женя, я тут с тобой промокну насквозь. Слушай, ты сегодня к
Толику не зайдешь?
- Не собирался. А что?
- Ему пакет из Ленинграда пришел. Вдруг что-то важное. Я взяла,
решила занести. Может быть, ты занесешь? А то у меня с собой даже зонтика
нет.
- Ладно, давай. Зайду на обратном пути.
- Спасибо, Женечка... - она с такой нежностью произнесла его имя, что
меня кольнула иголочка ревности. - Ты очень милый, Джон. До свидания.
- До скорого.
Леля закрыла глаза ладонью:
- Стыдно ужасно... Как стыдно.
- Перестань, Леля, - я обнял ее, снял руку с лица и поочередно
коснулся губами прикрытых глаз.
А диктофон молчал. Вернее, текли из него какие-то нелепые звуки -
стук (возможно, дверей), шаги, неразборчивое бормотание где-то в
отдалении. И так - добрых семь или восемь минут. Я уже решил с
разочарованием и, в то же время, с облегчением, что Джон оставил пакет
где-нибудь в раздевалке. Но вдруг раздался четкий голос. Я сразу узнал его
- уверенный, ироничный и немного усталый:
- Добрый вечер, Женя. Простите, что заставил вас ждать. Трудный был
сегодня день, как, впрочем, и все наши дни. Так значит, решились? Не ждал
так скоро. А не праздное ли любопытство привело вас сюда?
Я так разволновался, что перехватило дыхание. Я почувствовал, как
Офелия еще крепче прижалась ко мне. Весь последующий диалог мы выслушали
не шелохнувшись.
Д_ж_о_н (нервно, путаясь в словах). Не знаю. Решился или не решился.
На что решился? Мне плохо. Легко говорить это вам - вы намного старше. И с
дедом было легко. А он написал, чтобы я шел к вам.
З_а_п_л_а_т_и_н. Да-да. Конечно же. Я помню об этом. Мне, признаюсь,
странно, что вы - молодой, здоровый, красивый человек - столь трагично
оцениваете сегодняшнюю вашу жизнь. И, в то же время, я не могу вам не
верить. Мы должны верить друг другу.
Д_ж_о_н. У меня не осталось иллюзий...
З_а_п_л_а_т_и_н (перебивая). Достаточно, мальчик мой. Это
действительно страшно. Я не требую от вас покаяния. Пусть ваша боль
останется при вас. Скоро она уйдет. Вы поделитесь ею со многими. Помолчите
немного и подумайте еще раз, готовы ли вы? Что страшнее для вас - жизнь
или смерть?
Д_ж_о_н (после минутной паузы). Я готов.
З_а_п_л_а_т_и_н. Что ж, слушайте. Слушайте. Мы стоим на пороге новой
эры в жизни человечества. И, как всегда, борцами за "завтра" становятся
те, кому плохо сегодня...
Д_ж_о_н. Не понимаю. Мне плохо. Но ведь никто не виноват в этом. Сам.
С кем же бороться? Да и было бы с кем, я не борец.
З_а_п_л_а_т_и_н. А может быть, нужно бороться с собой? Мы боремся с
одиночеством; оно - продукт человеческой эволюции и цивилизации. И, как
всегда, в критические моменты истории личные интересы передовых людей
совпадают с интересами всего человечества и становятся выражением некоего
Закона. Тихо, не перебивайте меня. Будьте терпеливы, мальчик мой, я все
объясню. Вы говорите: "Не воин". А были ли воинами голодранцы, стоявшие на
баррикадах? Нет. Но они победили. Кто знает, быть может, воин сегодняшнего
дня - вот такой одинокий, затравленный юноша? Но суть не в этом. Давайте
по порядку. Шесть лет назад...

Шесть лет назад доктор медицинских наук, профессор Владимир
Васильевич Заплатин выдвинул смелую, вызвавшую в научном мире бурные
дискуссии, гипотезу о возможности стимулировать извне активность
центральной нервной системы. В необходимые места под черепной коробкой
человека, страдающего снижением активности мозговой деятельности,
вживляются электроды. Стоит участку мозга уменьшить свою активность, как
"ответственный" за этот участок электрод испускает импульс определенной
частоты и (очень малой) силы. И участок активизируется.
Обратная связь должна быть очень и очень чуткой, действие должно быть
абсолютно адекватно посылу. Таким образом, если неисправна "система
саморегуляции" внутренняя, то мозг пользуется внешней. Гипотеза эта,
шутливо прозванная "мозговым костылем", обсуждалась, "обсасывалась", и, в
конце концов была признана на ближайшие лет сто неперспективной, ввиду
технической невозможности ее воплощения. Даже при использовании самой
наисовременнейшей технологии, прибор, способный достаточно точно и
оперативно выполнять функции регулятора мозговой деятельности, по самым
оптимистичным прогнозам, весить будет не менее трехсот килограммов, а
размером - чуть-чуть превышать габариты фортепиано "Беккер". Инструмент
этот, сами понимаете, невозможно втиснуть под черепную коробку. О цене же
этого прибора не стоит и говорить, это вам не искусственная почка.
Тем бы дело и кончилось, если бы неожиданно к Заплатину не обратился
довольно молодой, но уже известный, как "генератор идей" и "анархист от
науки", физик Ереванского института микропроцессорной электроники Микаэл
Геворкян.
Идея его была проста до гениальности. "Зачем засовывать в голову
"Беккер"? Пусть стоит там где ему положено стоять". Пусть с ним работают
программисты и прочий технический люд. А под черепной коробкой - только
электроды - датчики, связанные с этой системой элементарной радиосвязью.
Даже трудно понять, как такое простое техническое решение не пришло в
голову никому раньше.
Еще одним преимуществом данной схемы явилась возможность сделать
систему не "индивидуальной", а обслуживающей сразу нескольких
"абонентов"-больных, пользующихся разными частотами связи.
Напряженная двухлетняя работа двух институтов увенчалась успехом. В
подвале нашего клинического корпуса была закончена сборка системы
мощностью в 312 абонентных ячеек. Выполнена она была в форме полусферы
(диаметром в три с половиной метра), за что и получила иронически-ласковое
прозвище "Башка".
К тому времени Заплатиным была уже до мелочей отработана уникальная
нейрохирургическая операция по вживлению электродов-датчиков.
Первым пациентом стал шестидесятилетний дирижер местного
симфонического оркестра Иван Кириллович Князев. Он был близок к
самоубийству, доведенный до отчаяния притуплением памяти, приступами
депрессии и чувством безысходного одиночества. На операцию он пошел без
особых надежд. Но терять ему было нечего, операция была его соломинкой.
Пролежав в клинике полтора месяца, оправившись после операции, он
вышел взбодрившимся, словно бы обновленным. Он помолодел даже внешне.
Повторные операции не проводились почти полгода: велось тщательное
наблюдение за самочувствием Князева. И вывод был однозначен: пациент
здоров. Единственное неудобство - сравнительно небольшой радиус действия
"Башки". Фактически, Князев мог чувствовать себя нормально, только
находясь в пределах нашего города.
Вторым пациентом стал некто Лохно Вениамин Александрович, бывший
директор гостиницы. Вениамин Александрович только что закончил курс
лечения от наркомании. Лечение закончилось, но частичная деградация
личности, как остаточное явление, было налицо.
После операции с ним и начались странные события. На четвертые сутки
после нее к Заплатину в кабинет ворвался перепуганный до смерти Князев. Он
рассказал, что галлюцинирует. Видения у него такие: он вновь чувствует
себя лежащим в больничной палате, вновь видит столпившихся вокруг постели
врачей, слышит их разговоры, чувствует запахи лекарств...
И тут Заплатин начал кое-о-чем догадываться. Уже целых три раза после
второй операции ему по междугородке звонил Геворкян и справлялся о
состоянии здоровья Лохно. Но еще более тщательно он расспрашивал о том,
как чувствует себя Князев, хотя до этого не справлялся о нем месяца
четыре. Он явно знал, что после второй операции что-то должно случиться и
с первым пациентом.
Заплатин, как мог, успокоил Князева, но оставил его в клинике. Сам же
кинулся звонить в Ереван. А уже утром следующего дня у него состоялся
долгий и тяжелый разговор с прилетевшим немедленно Геворкяном. Тот даже не
пытался скрыть, что с самого начала преследовал иные, нежели Заплатин,
цели. Но, зная о высоком чувстве ответственности профессора, понимал:
стоит ему проговориться, и эксперимент будет прекращен. Он подождал, пока
будет смонтирована "Башка", которая обошлась государству в миллионы, в
расчете на то, что Заплатину нет теперь пути назад.
Верный себе "анархист от науки" в эксперименте Заплатина увидел
возможность претворить в жизнь свою давнюю идею, так называемого,
"нейрокоммунизма" - очередного, по его мнению, этапа развития социума.
Проектируя "Башку", он намеренно сделал так, чтобы поступающие в систему
сигналы не были автономны, а смешивались бы между собой. Он был уверен,
что в этом случае у абонентов "Башки" произойдет "обобществление
личности", объединение их "я".

З_а_п_л_а_т_и_н. ...Произойдет "обобществление личности", объединение
их "я".
Д_ж_о_н. Как это?
З_а_п_л_а_т_и_н. Да, мой мальчик, трудно воспринять это так сразу.
Представьте: все люди связаны единым телепатическим полем. Не просто



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.