read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



равнодушие - но глаза его, постреливавшие по сторонам, делали эту игру
не вполне правдоподобной. На к'Тамоля косились с интересом, на Хостика
- с ужасом, на меня - как обычно.
Наш подконвойный умер. Когда в районном центре два крепостных
кузнеца расклепали наконец клетку, на железном полу ее обнаружился
остывший труп; районный наместник в бронзовой короне принялся
костерить тупых крестьян, уморивших, в угоду идиотским суевериям,
обыкновенного урода с неравным числом пальцев на руках и ногах.
Районный наместник был человеком просвещенным и без предрассудков - но
едва лишь тело мнимого Шакала сгрузили на землю, как земля
расступилась, подобно трясине. Секунду еще торчали над ее поверхностью
скрюченные руки - а потом и рук не стало. Подневольные кузнецы,
полжизни проведшие в рабстве и всякого навидавшиеся, одновременно
лишились чувств, а наместник сделался белый, как мука, долго шевелил
губами и наконец выдавил из себя, что, мол, нас здесь не было, и мы
ничего не видели.
Мы согласились, даже не переглядываясь.
Когда меч мой упал, напополам разрубив толстенную корягу, на
которой сидел, подставив шею, Хостик...
Говорят, всякий уважающий себя герой время от времени меняет
подельщиков. Как перчатки. При помощи хорошего удара мечом.
Коряга переполовинилась, Хостик пришел в себя. Вздрогнул и
поднял голову. Мы встретились глазами...
Чувство упущенного шанса, единственного в жизни, золотого
шанса - не лучшее ощущение. Не самое приятное.
Шакал так и не получил того, что сидело у меня на клинке.
Шакал разочаровался и умер - в злобе и отчаянии.
А за мгновение до смерти он успел доказать мне, что все мои
надежды когда-нибудь снять заклятие - не более чем дым. Смрадный дым
от горящей ветоши. А значит, жить мне до конца жизни бронированной
машиной с запретом на убийство. И таскать за собой двух дураков -
одного лекаря, другого палача.
Я перевел дыхание.
Шакалу все равно хуже, чем мне. Наверное, теперь я никогда не
узнаю, кем или чем он был. Получив желаемое, он сохранил бы свою
жизнь? Или "эта вещь" нужна была для другого - для мести, например?
- Площадь, - с благоговением в голосе сказал к'Рамоль. - Рио,
поворачивай!
Копыта наших лошадей прошлись по батальной сцене, выложенной
из базальта с вкраплением хрусталя. Князя, его войско и врагов можно
было различить по одежде и штандартам; искусники, сто лет назад
мостившие площадь, строго придерживались основного правила: лица
властительных особ на мостовую не класть. Нечего топтаться по лицам;
другое дело - многолюдная батальная сцена. Или бал во дворце, или
охота, или погоня, рождение наследника - общим планом, со множеством
персонажей, среди которых не сразу отыщешь роженицу...
В десяти шагах от нас деловитый патруль дворцовой стражи
поймал крестьянина, явившегося на священную площадь в недостаточно
чистых башмаках. Тут уж вопи - не вопи, оправдывайся - не
оправдывайся, чистота ног - для городских жителей прямо-таки
болезненная проблема!
Хостик поморщился. С тех пор как я неудачно пытался отрубить
ему голову, и без того замкнутый характер моего подельщика обогатился
еще и нервозностью - он вздрагивал от громких звуков и терпеть не мог
открытого насилия, вот как сейчас, когда два стражника, стянув с
крестьянина обувку, волокут его голыми пятками по мостовой, и ясно
куда волокут - на расправу.
Дорога на Столицу подарила нам еще одно вооруженное
столкновение, на этот раз с обыкновенными разбойниками. Прежде чем
нападавшие догадались дать деру, мой меч отметил троих; двоих к'Рамоль
безропотно перевязал, обильно умастив бальзамом, а третьего пришлось
добить, и лицо Хостика по обыкновению не выражало ничего, но мне
показалось, что рука со стилетом дрогнула...
Я тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли.
Мы были уже прямо перед дворцом. Мостовая здесь как бы
загибалась кверху, плавно переходя в мозаичную стену; в нескольких
шагах от стены имелось заграждение - бархатные канаты, провисшие между
медными столбиками. К стене подходить воспрещалось, потому что тут-то
неведомые мастера перешли от общих сцен к портретам - все князья,
когда-либо занимавшие престол, областные наместники в серебряных
коронах, районные наместники в бронзовых венцах и венцах из белой
кости, управители, распорядители и деревенские старосты в коронах из
красного дерева, липы и можжевельника - все они толпились здесь плечом
к плечу и, казалось, даже будучи выложенными из крохотных осколков
аметиста и яшмы, продолжают невидимо толкаться, оттирать тех, кто
пониже званием, на задний план.
Ибо места на стене было не так уж много, а на правом фланге
оставлено было свободное пространство - для властителей грядущих.
- Проходи, проходи... Не задерживайся, всем посмотреть охота!
Я обернулся к стражнику - и тот прикусил язык. Тем более что
рядом спешился Хостик, а это тебе не хухры-мухры, не крестьян обучать,
как башмаки чистить.
Однако долго задерживаться все равно не следует. Сзади
напирает толпа, а Дело не ждет - мы и так явились в город с
опозданием.
Я пробежал взглядом по лицам властителей второй и третьей
руки. Я разыскивал отца; я узнал бы его, если бы изображение было
подлинным, - о отец никогда не позировал рисовальщикам, а значит,
фигура, условно сражающая наместника Рио, носит здесь случайное, чужое
лицо.
Я посмотрел на властителей в золотых коронах, занимавших
первый план гигантской мозаичной картины. Посмотрел - и еще раз
поразился мастерству старых художников... впрочем, не таких-то и
старых. Нынешнего князя кто-то совсем недавно подновил - добавил лицу
солидности, пришедшей с годами; всматриваясь в это лицо, я осознал
вдруг, что прежде видел его, и не так уж давно. Вероятно, мне на глаза
попалось какое-то изображение властителя, подлинное, не искаженное в
угоду глупому суеверию - рисовать портреты непохоже, чтобы труднее
было сглазить.
Я перевел взгляд на портрет старого князя, приходившегося
нынешнему властителю отцом. Пригляделся и вздрогнул: это лицо - или
очень похожее - я тоже где-то видел, хотя старый князь совсем не
походил на нынешнего. В меру одутловатый - мастерство художника
позволяло приукрашивать без ущерба для сходства, - в меру невысокий
мужчина в золотой короне, с правой рукой, лежащей на плече отрока-
наследника нынешнего князя в детстве... Большая часть мозаичных
властителей держала руки на плечах сыновей, и только те, что умерли,
передав престол братьям и племянникам, держались за рукояти мечей.
Рука нынешнего властителя как бы повисла в воздухе - предполагалось,
что скоро рядышком появится изображение мальчика, но поскольку
нынешнему наследнику от роду три года, помещать его портрет в
мозаичную летопись пока рановато.
Нужно было уходить, но я почему-то не мог оторвать взгляда от
таких знакомых каменных лиц. Отчего-то эти лица внушали мне тревогу,
но я заранее знал, что причин ее сейчас не пойму, и только старался
запомнить картину получше, врезать в память, чтобы потом, на досуге,
легко было припомнить.
Прежнему мне, тому, что никогда теперь не выйдет на свободу,
достаточно было однажды взглянуть на любое изображение, чтобы
запомнить его точно и навсегда. Учителя переглядывались со значением;
однажды прочитав книгу, я никогда уже не забывал ни слова с ее
страниц...
- Идем, Рио, - сказал к'Рамоль.
И мы пошли.
- Погодите-ка, Рио, Рио...
- Так звали серебряного наместника Троеречья. Был такой
район, прежде чем каждая из рек получила самостоятельность. Князь чуть
нахмурился:
- А-а-а...
И больше ничего не сказал. Как будто только этот негромкий
возглас мог вместить в себя все эмоции, связанные с делом Троеречья.
Князь походил на свое изображение. Не в точности, но все-таки
здорово походил; глядя, как он улыбается и кивает очередному
претенденту на Большой Заказ, я ощущал легкий холодок между ребер.
Потому что еще секунда, казалось, - и я вспомню, где видел
это лицо... Не на портрете, нет. Вживую.
- Погодите-ка!.. Да, семейство достойного наместника Рио
удалилось от привычного общества... жили где-то на острове, если мне
не изменяет память... да. Хм!
Между рыжеватыми бровями князя пролегли две неглубокие
складочки. Понятно, он вспомнил, чем закончилось пребывание семейства
Рио в добровольном изгнании.
- Хм... Говорили одно время, что сын достойного наместника
Рио... Он запнулся, как бы позволяя мне прервать его и без того не
законченную фразу. - Ложные слухи о моей смерти впервые возникли в
день моего рождения - я натянуто улыбнулся. - К сожалению, этот день
стал последним для моей матери.
Князь сочувствующе покивал и перешел к следующему претенденту
- мы соискатели, стояли неровной шеренгой, как бы непринужденно - и
одновременно в некоем подобии строя. Успели к сроку и документально



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.