read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



взять провисающее тело на руки; в глазах потемнело - или вокруг
действительно сгустилась ночь?! - и Марта неуклюже шагнула к распахнутым
воротам. Ноги Джоша волочились по земле; кровь набатом стучала в висках,
но женщина закусила губу и сделала еще один шаг.
И тогда раздался голос.
Тот самый.
Только в нем уже не было насмешки - лишь удивление и смутная
затаенная неуверенность.
- Он мой, женщина! Что ты делаешь?! Кто ты? Погоди! Давай поговорим!
Я хочу знать, как ты можешь...
Шаг.
- Постой!
Еще один.
- Кто ты?!
Никогда... никогда не становитесь на пути у Великого Здрайцы!..
Прости, батька Самуил!
Прости...
Вот они, ворота.
Вот... они.
И тут Марта ощутила, как совсем рядом с ее плечом в горло Джоша
впились чьи-то сильные пальцы. Тело на руках женщины вздрогнуло и
захрипело, прирастая к ней, как ребенок до родов неразрывно связан с
матерью; Марта пошатнулась, но устояла, даже не успев испугаться. Джоша
медленно, но неумолимо отрывали от нее, отрывали вместе с кожей - с их
общей кожей! - и Марта закричала от боли и отчаянья, зубами вцепившись в
чужие потные пальцы на теле души любимого... она рванулась, рыча и мотая
головой, как дикий зверь - и в этот момент они с Джошем буквально выпали
за ворота.
Оглушительный рев потряс Вселенную - словно кричала сама преисподняя,
выворачиваемая наизнанку. Нечеловеческий крик нечеловеческой боли
наваливался со всех сторон, давил, туманил сознание, застилал глаза
кровавой пеленой. У Марты, оглохшей и ослепшей от этого крика и от своей
чудовищной ноши, уже не было сил подняться, и она поползла, как ползет
кошка с перебитым хребтом, цепляясь за пожухлую траву - туда, куда вел ее
инстинкт, выпестованный строгим батькой Самуилом, домой, к себе, потому
что Джош был все-таки с ней, она не отдала его Великому Здрайце с
вкрадчивым голосом и жадными пальцами, не отдала, а значит, теперь все
будет...
Нет.
Не будет.
Груз чужой души все же оказался ей не по плечу. Марта уже почти
добралась до собственного тела, наполовину втянувшись в него, как черепаха
в панцирь, неожиданно ощутив совсем рядом что-то живое, теплое, скулящее,
желающее помочь - но невидимая пуповина между ней и Молчальником лопнула,
теряющая сознание Марта из последних сил потянулась к искреннему живому
теплу и почувствовала, как душа Молчальника разрывает ее и уходит, рушится
в этот теплый колодец, гостеприимно лучащийся мягким добрым светом...
Она никогда не рожала.
Поэтому не знала, на что это похоже.

Кажется, она пришла в себя почти сразу. Все тело болело, словно Марта
действительно тащила Джоша на себе, во рту стоял солоноватый привкус крови
из прокушенной губы. В углу кто-то хрипло стонал, видимо, тоже приходя в
себя.
"Джош?!" - надежда вспыхнула и угасла. Тело Джозефа Воложа лежало
рядом, мертвое, окоченевшее и пустое. А в углу... в углу приходил в себя
Великий Здрайца! Свеча немилосердно чадила, но мрак слегка расступился, и
был виден силуэт худого человека, стоящего на коленях и вытирающего лицо
сорванным беретом. Марта с усилием заставила себя встать, пошатнулась,
сделала нетвердый шаг к двери. Что-то влажное мягко ткнулось ей в руку,
Марта чуть не вскрикнула, но тут же поняла, что это - собачий нос. Она
машинально нагнулась, чтобы потрепать пса по голове, увидела судорожно
подергивающееся горло Одноухого, мучительно клокочущую пасть, словно пес
хотел заговорить, хотел и не мог... лапы пса расползались, как у
новорожденного щенка - и безумная догадка холодным лезвием пронзила душу
Марты.
- Джош, за мной! Уходим! - коротко приказала она и на ватных ногах
пошла-побежала через луг к мирно пасущемуся коню. Надо было спешить, пока
Великий Здрайца окончательно не пришел в себя. Похоже, там ему тоже крепко
досталось.
Вслед женщине и псу неслись стоны вперемешку с восхищенными
проклятиями.

Они покинули Вену на рассвете, тайком, как воры. Да они и были воры.
Марта не знала, куда они направляются, но какой-то инстинкт погнал ее на
северо-восток, через равнины Словакии, венгерский Липтов и дальше - вдоль
левого рукава Черного Дунайца к Нижним Татрам.
Мысль добраться до тынецкого монастыря, где аббатом был ее брат Ян,
пришла позже. Это давало хоть какую-то призрачную надежду укрыться от
Великого Здрайцы и его слуг - а в том, что за ними погоня, Марта не
сомневалась ни на минуту.
Они ночевали на постоялых дворах и в придорожных харчевнях (кое-какие
деньги у Марты с собой были), а когда - просто в стогах сена или
заброшенных избушках, и оставшись наедине, Марта рассказывала
четвероногому Джошу-Молчальнику, кто она такая на самом деле, и что
произошло с ним.
И Джош внимательно слушал, положив голову на колени Марты и глядя на
нее карими глазами Одноухого. Иногда он лапой неуклюже чертил прямо на
земле слово-другое - и Марта потом долго улыбалась во сне, перебирая эти
слова, как нищий перебирает свой скудный заработок. Это были минуты их
горького счастья, когда на время отступала память о том, что жизнь Марты в
одночасье рухнула, за ними по пятам идут слуги Великого Здрайцы, и
неизвестно, чем закончится завтрашний день.
Они привыкали. Джош привыкал быстрее, и это тоже порождало
определенные заботы. Причина крылась в том, что Молчальник и раньше не
отличался целомудрием, а теперь, похоже, унаследовал поистине кобелиный
характер Одноухого, в чьем теле отныне пребывал. Бродячие суки его не
интересовали, он чувствовал себя человеком, причем влюбленным человеком, и
Марте все труднее становилось противиться полушутливым домогательствам
своего четвероногого любовника, с улыбкой отстраняясь от нахально лезущего
под платье пса... Как-то раз она-таки не отстранилась. И - ничего, даже
больше, чем ничего, только Марте еще некоторое время было стыдно, но это
быстро прошло. А Джош остался все тем же веселым вором, и однажды
предъявил Марте украденный у одного из посетителей очередной харчевни
увесистый кошелек. Как он ухитрился это сделать, при его-то лапах,
оставалось загадкой, и Марта лишь рассмеялась, не удержавшись. Ну а деньги
из краденого кошелька им очень даже пригодились - ибо средства, которые
прихватила с собой Марта, подходили к концу.
В общем, Джозеф Волож и в собачьем теле оставался прежним, чего
нельзя было сказать о Марте. Марта надорвалась, спасая Джоша; и она это
знала. Теперь женщина просто боялась извлекать из чужой души что-нибудь
существенное - рана внутри нее не заживала, превращаясь в зудящий свищ, и
любая "душевная" тяжесть причиняла нестерпимую боль.
Зато Марта обнаружила в себе новую способность. Теперь она могла
подбрасывать украденное у одних людей другим. Оно как бы вываливалось
через образовавшуюся где-то глубоко внутри прореху - и Марта быстро
научилась пользоваться случайно возникшим умением, подбрасывая лишнее тем,
кому хотела. Это было ново, необычно, батька Самуил никогда не рассказывал
ни о чем похожем - и это открывало возможности, о которых Марта раньше и
не догадывалась. Она и сейчас-то не вполне понимала, что ей делать со
своим новым даром, и пользовалась им лишь изредка...
Они шли в тынецкий монастырь.
Слуги Великого Здрайцы незримо шли следом.


3
Скорбный Христос со стенного распятия смотрел на замолчавшую Марту.
Женщина боялась поднять глаза - ей казалось, что в Божьем взгляде она
прочтет осуждение и беспощадный приговор.
Аббат Ян встал, прошелся по келье, сумрачно кивая в такт ходьбе. Лицо
его осунулось, потемнело и нисколько не напоминало тот возвышенный образ,
какой привыкли видеть приходящие в тынецкий монастырь богомольцы. Плохо
было аббату, очень плохо, и не только потому, что сейчас он разрывался
между святым отцом Яном и Яносиком из Шафляр, старшим из непутевых детей
Самуила-бацы.
- Вчера на рассвете Михал приезжал, - невпопад бросил аббат,
перебирая висевшие у пояса агатовые четки.
- Михалек? - вяло удивилась измученная Марта, не понимая, какое
отношение к рассказанному имеет приезд в монастырь Михала, их четвертого
брата, который был младше Яна и осевшей в Кракове Терезы, но старше самой
Марты.
Вот уж за кого никогда не приходилось беспокоиться, так это за
Михалека, способного постоять за себя лучше любого защитника...
- Отец умер, Марта, - скорбно сказал аббат Ян, глядя куда-то в угол.
- Михал был на похоронах.
- Отец умер, - безвольно повторила Марта. - Батька Самуил. Умер.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.