read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



инстинктивно напряглась. Не потому, что это ее шокировало, а потому, что
ничего подобного она не ожидала. Для нее это было в новинку. Их близость,
которую он воспринимал как нечто само собой разумеющееся, его реакция - все
это было для нее потрясающе ново.
Она молчала, даже не пытаясь высвободиться. Он почувствовал ее напряжение
и перестал ласкать кончиком языка ее щеку. Скользнув губами к ее уху, он
прошептал:
- Извини. Я не хотел.
Он легко отстранился, но еще держал ее под подбородок, и ей волей-неволей
пришлось посмотреть на него. Глаза их встретились.
- Все дело в том... - опять прошептал он, - все дело в том, что ты меня
обезоруживаешь. Больше всего на свете мне хочется отнести тебя в кровать и
любить, любить, любить...
От столь откровенного заявления Мелани страшно смутилась и попыталась
отодвинуться, бормоча:
- Нет... нет, нельзя... это...
- Слишком быстро, - усмехнувшись, закончил за нее он, причем, как ей
показалось, даже не обидевшись. - Да, я понимаю. И хочу, чтобы ты знала, что
я тоже не имею привычки так себя вести.
Люк держал ее лицо в руках, гладя большими пальцами ее щеки, успокаивая
ее.
Она с трудом произнесла:
- Мне так не показалось, особенно в первый день.
Люк рассмеялся, и в уголках его глаз появились мелкие морщинки, а на
губах заиграла веселая улыбка.
- Правда?
Он смотрел ей прямо в глаза. Что он в них увидел, она не знала, но вдруг
выражение его лица резко изменилось, взгляд стал испытующим, и он
нахмурился. Мелани тут же насторожилась.
- Тогда все было по-другому, - хрипло пояснил он. - Тогда это была просто
игра.
Тогда? Она долго собиралась с духом и наконец спросила:
- А теперь?
Большими пальцами он все еще гладил ее кожу, но уже не утешающе, а
эротически, опасно, нетерпеливо.
- А теперь это уже не игра, - серьезно ответил он. - По крайней мере для
меня.
Так вот что такое терпеливо ждать и наконец дождаться; вот что такое
блюсти себя и наконец взлететь к самым высотам чувств; так вот что значит
проснуться както утром и вдруг обнаружить, что заветный сон стал явью!
Она медленно поднялась на цыпочки, обняла его за шею и жарко шепнула на
ухо:
- Для меня тоже.
Поймет ли он когда-нибудь, сколько ей понадобилось мужества, чтобы
произнести эти слова?
- Мелани...
Для нее это прозвучало как чистейший, резонирующий радостью колокольный
звон.
- Посмотри на меня, - потребовал он.
Она подняла глаза и обнаружила, что видит только его губы, а вспомнив их
прикосновение, не нашла в себе сил отвернуться.
Люк повторил ее имя со страданием и радостью, а она смотрела ему в глаза
и трепетала от их блеска.
Когда он коснулся ее губами, она ответила ему со всей пылкостью, со всей
любовью, которые испытывала к нему, но не осмеливалась выразить словами. И
когда, прижимаясь к нему, вновь почувствовала его желание, то напряглась не
от страха, а от сладкого предвкушения.
Руки его заскользили по ее телу. Никому еще она не позволяла так до себя
дотрагиваться, никогда еще она не испытывала ответного желания; раньше ей
это было неприятно. Даже с Полом, и он на нее за это сердился. А вот сейчас,
в объятиях Люка, когда руки его, скользнув под свитер, гладили ее
шелковистую кожу, она испытывала невообразимое удовольствие и потребность
помочь ему лучше узнать ее тело, подвинуться так, чтобы он поскорее нашел ее
грудь.
Она была как в огне, кожа пылала, и кровь начала пульсировать в
напряженных сосках задолго до того, как их коснулись пальцы Люка.
А когда это произошло, из горла ее вырвался непроизвольный стон. Не слыша
себя, она все повторяла и повторяла его имя, вся во власти неизвестного ей
доселе священного трепета.
Она и не представляла, что можно испытывать такие прекрасные ощущения
только от прикосновений. И если у нее захватывает дух от простого
прикосновения его руки, то что будет, когда... если... если он будет ласкать
ее грудь губами?
Она так содрогнулась, что даже он это почувствовал. От неожиданности она
открыла глаза, щеки ее были залиты горячим румянцем. Люк, оторвавшись от ее
губ, смотрел на нее сверху вниз,
В глазах его стояло изумление и нежность и такое желание, что ее бросило
в жар. Когда он перевел взгляд с ее глаз на губы, сердце Мелани рванулось из
груди.
- Ты права, - прошептал он. - Не время и не место.
Руки его лежали у нее на груди, а подушечками больших пальцев он все еще
гладил напряженные соски и нежно целовал ее в губы.
- Пойдем в дом, надо работать, - добавил он с сожалением, оторвавшись от
нее. Но браслет часов зацепился за нить ее шерстяного свитера, и, когда он
положил руку ей на плечо, свитер задрался.
Мелани вскрикнула. Люк глянул и остолбенел, как в немой сцене, не сводя
глаз с белевшей обнаженной груди, тут же покрывшейся гусиной кожей.
Он извинился и отцепил нитку, завязав ее так, чтобы свитер не расходился
дальше. Он закрыл ее собой от холодного ветра, и теплые лучи солнца тут же
согрели ее.
Гусиная кожа сошла, и Мелани сделала сразу три открытия: во-первых, она
испытала необычное, эротическое удовольствие от прикосновения лучей солнца к
обнаженной коже; во-вторых, это ощущение было особенно сильным в столь
интимной части ее тела; и, в-третьих, было что-то страшно возбуждающее в
том, что тело ее так распутно, хотя и без ее вины, открыто глазам Люка.
Мелани отвернулась, мысленно желая, чтобы Люк как можно быстрее
отправился исполнять работу, которую сам на себя взвалил. Но она так и не
смогла прогнать ощущение, что тело ее испытывает колоссальное удовольствие
от взгляда Люка.
Наконец она собралась опустить свитер, но Люк вдруг обхватил пальцами ее
запястья.
Мелани инстинктивно посмотрела вниз и тут же покраснела, увидев свою
грудь - белую, с тонкими синими прожилками и красными, разбухшими,
напрягшимися сосками.
- Люк... - начала было она, но он, словно прочитав ее мысли, склонил
голову и медленно, очень медленно заскользил губами по шелковистой коже меж
двух холмиков, все выше и выше по мягкому изгибу, пока не достиг
чувствительного венчика.
Он отпустил ее запястья, и она обхватила его голову.
Сердце ее бешено колотилось, дыхание стало прерывистым, неровным. С
каждым вздохом усиливалось головокружение, а с ним и неспособность
противостоять затопившим ее чувствам.
Когда Люк приблизился к напряженному пику ее груди, она застонала от
сладкой муки и сжала его плечи. Она понимала, что ведет себя развратно, что
шокирует его, но ничего не могла с собой поделать.
Трудно сказать, что бы между ними тогда произошло, не раздайся звук низко
летящего самолета. Единственное, в чем Мелани была уверена, так это в том,
что, если бы Люк захотел, он мог бы уложить ее на сырую жесткую землю, а
тело ее было бы страшно этому радо, хотя он стал бы ее первым мужчиной.
Но больше всего ее поразило не то, что она отдалась желанию даже с
большей готовностью, чем Люк - он первым услышал самолет, - а то, что она
сама его к этому подталкивала и скрыто молила, посылая ему тысячу женских
сигналов, о существовании которых до того момента даже и не подозревала.
- Опыление полей, - заметил Люк, когда она с трудом натянула на себя
свитер. - Может, это и к лучшему, - добавил он и, внимательно посмотрев
Мелани в глаза, мягко сказал: - Я не знаю, что в тебе такого, от чего я
забываю обо всем на свете. Но мне кажется, я начинаю понимать...
Он оборвал себя на полуслове, улыбка вдруг потухла, и его глаза стали
холодными и пустыми. Мелани содрогнулась, чувствуя себя отверженной и
презренной, словно он воздвиг между ними стену.
- Пойдем в дом. Тебе холодно.
Голос у него был неестественный, почти враждебный. Почему? Из-за того,
что она так себя повела? Может, его неприятно поразило ее распутство?
Мелани понуро брела к дому, уже с трудом верилось, что всего пять минут
назад он обнимал ее и целовал...
Она опять содрогнулась.
Все это против того, во что она верит, и того, как до сих пор жила. Но
стоит Люку притронуться к ней, поцеловать и обнять, как всякая логика и
здравый смысл покидают ее, и она превращается в совершенно незнакомую себе
женщину.
Они поднимались по лестнице. На маленькой площадке Люк остановился,
посмотрел в окно на сад и спросил:
- И что ты собираешься со всем этим делать в конечном итоге? Будешь
ждать, когда цены подскочат до максимума из-за новой дороги, и продашь?
В словах его была какая-то скрытая ирония и даже горечь. Мелани
помрачнела.
Ей так много надо было ему сказать... Но она никак не могла заставить
себя это сделать. Она боялась насмешек и колкостей. Она понимала, что даже
Луиза посчитала бы ее сумасшедшей, а может, и просто дурой, узнай о ее
намерении отказаться от наследства. Только тот, кто выстрадал столько,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.