read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



может помериться силой с горой в ополчиться против моря. В глубине своей
женской души Хуана знала, что гора устоит, а человек погибнет, что море
вспенится, а человек утонет в нем. И все же это и делает его мужчиной -
полубезумцем и полубогом, а Хуана не могла жить одна, она должна была
чувствовать его рядом с собой. И хотя это различие между мужчиной и
женщиной иной раз приводило ее в смятение, она считала, что так и должно
быть, и покорялась и не могла жить одна. Она пойдет за Кино, как же
иначе! Ведь бывало же раньше, что се женское благоразумие, женская
осторожность и чувство самосохранения пробивались сквозь мужское
упорство Кино и спасали их всех. Морщась от боли, Хуана встала, опустила
сложенные чашечкой ладони в волны, умыла разбитое лицо обжигающей
соленой водой и, крадучись, пошла вверх по берегу следом за Кино.
Длинные перистые облака плыли по небу с юга. Бледная луна ныряла в
них и снова выплывала, так что Хуана шла то в темноте, то на свету. Она
горбилась от боли, голова у нее была низко опущена. Вот и заросли, и
небо снова затянуло облаками, но лишь только луна выглянула изза них,
огромная жемчужина, лежавшая на тропинке у валуна, сверкнула серебром в
лунном свете. Хуана опустилась на колени и подняла ее, но тут луна снова
спряталась. Хуана стояла на коленях, думая, что ей делать: может быть,
вернуться к морю и докончить начатое? Но в эту минуту снова посветлело,
и она увидела на тропинке два человеческих тела. Она кинулась туда и
узнала Кино, а рядом с ним лежал неизвестный ей человек, и шея у этого
человека была залита чем-то темным, глянцевито поблескивающим.
Кино медленно шевельнулся, руки и ноги у него дернулись, как у
раздавленной букашки, из горла вырвалось хриплое бормотание. И Хуана
сразу, в один миг поняла, что прежняя их жизнь ушла навсегда. Мертвые на
тропинке, нож Кино с окровавленным лезвием убедили ее в этом. До сих пор
Хуана еще пыталась спасти хоть крохи прежнего покоя, крохи той жизни,
что была до жемчужины. Но теперь былое ушло, его не вернешь. И, поняв
это, она сразу, без раздумий, отрешилась от прошлого. Теперь надо было
думать только о том, как им спастись.
Куда девалась ее боль, вялость ее движений? Она быстро оттащила
убитого с тропинки в заросли кустарника. Потом подошла к Кино и утерла
ему лицо мокрой юбкой. Он начинал приходить в себя и тихо стонал.
- Жемчужину отняли. Я потерял ее. Теперь все кончено,- сказал он.
Жемчужины нет.
Хуана успокаивала его, как больного ребенка.
- Молчи, молчи,- говорила она.- Вот твоя жемчужина. Я нашла ее на
тропинке. Ты слышишь меня? Вот твоя жемчужина. Ты понимаешь, что я
говорю? Ты убил человека. Нам надо бежать. Понимаешь? Нас схватят. Надо
бежать, пока еще темно.
- На меня напали,- неуверенно проговорил Кино. Я защищался, я
спасал свою жизнь.
- А ты помнишь, что было вчера? -сказала Хуана. Думаешь, в городе
посчитаются, напали на тебя или нет? Ты помнишь скупщиков? Неужели же
тебе поверят?
Кино вздохнул всей грудью и стряхнул с себя слабость
- Да,- сказал он.- Ты права.- И воля его окрепла, и он снова стал
мужчиной.
- Беги домой, возьми Койотито,- сказал он.- И захвати всю кукурузу,
что у нас есть. Я спущу на воду лодку, и мы уедем.
Кино поднял нож, валявшийся на тропинке, и ушел в темноту.
Спотыкаясь, он выбрался на берег и отыскал там свою лодку. И когда луна
снова выглянула из-за облаков, он увидел, что в днище его лодки пробита
большая брешь. И слепая ярость вспыхнула в нем и придала ему силы. Тьма
смыкается вокруг его семьи; вражеская песнь будоражит ночь, парит над
мангровой рощей, завывает в морском прибое. Лодка его деда, смоленная
тысячи раз, и расщепленная пробоина в ее днище. Это зло, с которым не
мирится сознание. Убийство человека - зло меньшее, чем убийство лодки.
Ведь у лодки нет сыновей, лодка беззащитна, и рана, нанесенная ей, не
заживет. К ярости, бушевавшей в сердце Кино, примешивалась боль, но эта
последняя капля закалила его волю так, что теперь ее ничто не могло бы
сломить. Он стал зверем, который будет прятаться и нападать из засады, и
он будет жить теперь только для того, чтобы спасти себя и семью.
Мучительная боль в голове прошла. Кино больше не чувствовал ее. Он в
несколько прыжков одолел отмель и побежал сквозь густой кустарник к
своей хижине. И ни разу, ни на одну секунду не пришло ему в голову, что
вместо своей можно воспользоваться чьей-нибудь чужой лодкой. Эта мысль
была так же далека от него, как мысль о том, что в лодке, кому бы она ни
принадлежала, можно сделать пробоину.
Петухи перекликались между собой - рассвет был близок. Дымок первых
костров просачивался сквозь стены тростниковых хижин, и в воздухе стоял
запах первых кукурузных лепешек. Ранние птицы уже суетились в кустах.
Бледная луна побледнела еще больше, облака сгустились и плотным слоем
затянули южную часть неба. Ветер повернул к речному устью - тревожный,
порывистый вечер, несущий с собой запах бури, и в воздухе чувствовалось,
что предрассветная тишина обманчива, что скоро ее не будет.
Подбегая к своей хижине. Кино весь дрожал какой-то странной
ликующей дрожью. Теперь мысль его работала ясно, ибо выбора перед ним не
осталось, и его пальцы сначала тронули жемчужину в нагрудном кармане, а
потом нож, висевший на шнурке за пазухой.
Он увидел впереди слабое зарево, и тут же из темноты с треском
вымахнул вверх столб огня, и отсветы его упали на тропинку. Кино
побежал, не чуя под собой ног. Он знал: это полыхает его хижина. И он
знал, что тростниковые хижины сгорают дотла в несколько минут. Когда он
был уже совсем близко, навстречу ему метнулась чья-то тень... Хуана с
Койотито, и в руке у нее судорожно зажато одеяло Кино. Ребенок испуганно
плакал, а в широко раскрытых глазах Хуаны стоял ужас. Кино знал, что ему
не спасти своего жилья, и он ни о чем не стал расспрашивать Хуану. Он
сам все понял, но Хуана все-таки сказала:
- Пол изрыт, все обшарили, даже колыбель. А подожгли снаружи, пока
я была там.
Безжалостное пламя пожара озарило лицо Кино - каждую черточку его
лица.
- Кто?- спросил он.
- Не знаю,- ответила она.- Какие-то темнокожие.
Соседи выбежали из своих хижин, и они следили за падающими искрами
и затаптывали их, чтобы огонь не перемахнул дальше. И вдруг Кино стало
страшно. Его испугал яркий свет. Он вспомнил про человека, который
лежал, убитый, на тропинке, и схватил Хуану за руку и увлек ее со света
в тень, падающую от соседской хижины, ибо теперь свет грозил им
опасностью. На решение ему понадобилась всего лишь секунда, и,
решившись, он пробрался задами поселка к хижине своего брата Хуана
Томаса и переступил ее порог, ведя за собой Хуану. Снаружи раздавались
крики взрослых и плач детей, так как друзья Кино думали, что он не успел
выбежать из горящей хижины.
Жилье у Хуана Томаса было такое же, как и у его брата Кино;
тростниковые хижины почти все строятся одинаково, все пропускают свет и
воздух. И Кино с Хуаной, сидя в углу хижины Хуана Томаса, видели сквозь
щели в ее стенах пляшущие языки огня. Они видели, как эти языки яростно
взметнулись вверх, как завалилась крыша, и вслед за тем огонь мгновенно
потух, точно костер, сложенный из мелких сухих веток. А потом они снова
услышали крики друзей и пронзительный вопль Аполонии, жены Хуана Томаса,
которая, будучи ближайшей их родственницей, затянула плач по ним -
покойникам.
Вспомнив, что шаль на ней старая, Аполония бросилась домой за
новой, праздничной. И когда она стала рыться в ящике у стены, до нее
донесся негромкий голос Кино:
- Не причитай, Аполония. Мы живы.
- Как вы сюда попали? - спросила она.
- Не спрашивай,- сказал Кино.- Пойди приведи Хуана Томаса, но
больше никому ничего не говори. Запомни, Аполония, это очень важно для
нас.
Она постояла минуту, растерянно прижав руки к груди, а потом тихо
ответила ему:
- Хорошо, брат мой.
Вскоре Хуан Томас вернулся домой. Он зажег свечу, подошел с ней в
угол, куда они забились, и сказал:
.- Аполония, запри дверь и никого не пускай.- Хуан Томас, как
старший, взял власть в свои руки.- Ну что, брат мой? - спросил он.
- На меня напали в темноте,- сказал Кино.- И в драке я убил
человека.
- Кто он? - быстро спросил Хуан Томас.
- Не знаю. Темнота... и все темно, все непонятно,
- Это она, жемчужина,- сказал Хуан Томас.- В этой жемчужине сидит
дьявол. Тебе следовало продать ее, и дьявол ушел бы вместе с ней. Может
быть, еще не поздно? Продай и купи себе покой на эти деньги.
Но Кино сказал:
- Брат мой! Меня оскорбили, и целой жизни не хватит, чтобы забыть
это. Моя лодка лежит на берегу с пробитым днищем, мой дом сожгли, а в
зарослях кустарника - убитый. Бежать мне некуда. Спрячь нас у себя, брат
мой.
Кино в упор взглянул на Хуана Томаса, подметил глубокую тревогу у
него в глазах и, предупреждая возможный отказ, быстро проговорил:
- Ненадолго. Пройдет день, наступит ночь, и ночью мы уйдем.
- Хорошо. Спрячу,- сказал Хуан Томас.
- Я не хочу навлекать на тебя беду,- продолжал Кино.- Ведь со мной
- как с прокаженным. Мы уйдет сегодня в ночь. И ты будешь в
безопасности.
- Я не оставлю тебя без помощи,- сказал Хуан Томас и добавил:-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.