read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



поднебесье, уходила, растворялась без следа. А в черных небесах
беззвучно скалился-хохотал Месяц-Володимир, и от его холодного оскала
замирало сердце, холодела кровь.
Черная Птица вновь взмахнула крыльями и закричала - отчаянно,
громко, словно здесь, среди равнодушных звезд, мог найтись тот, кто
поможет, заступится. ..
Отзвука не было, не было эха. Голос стих, словно утонув в
трясине. И тогда она вновь закричала...
Ярина открыла глаза - в зрачки плеснула темнота. Застонала,
приподнялась, звеня цепями, дотянулась до кувшина. Глоток ледяной воды
привел в чувство, прогнал нахлынувший ужас.
Плохо!
Очень плохо, панна сотникова!
Ярина попыталась встать, но изувеченная нога не слушалась,
скользила по влажным от сырости плитам пола. К тому же висевшие на
запястьях цепи мешали, тянули вниз. Девушка закусила губу, чтобы не
заплакать, не зарыдать в голос, не завыть.
Плохо! Ох как плохо!
Даже не поймешь, что хуже - чужбина, неволя, кандалы на
растертых до крови запястьях, волглая сырость подземелья - или грязь,
омерзительная, сводящая с ума. Все плохо, но всего горше - нет
надежды. Никакой. Словно у Черной Птицы, что снится ей почти каждую
ночь. Не держат крылья, не держит воздух, вместо неба - трясина, а
внизу - зеленый, мерцающий трупным отсветом снег.
Все-таки не выдержала - заплакала. Молча, тихо, глотая слезы.
Эх, батька, батька, бесталанная у тебя дочь! Бесталанная, бессчастная.
Сказал бы кто еще полгода назад, что гордая панна Загаржецка будет
плакать по ночам от бессилия да от бабьей слабости! Не поверил бы
старый черкас Логин, ударил бы пудовым кулаком по столу, да так, что
доски - вдрызг!..
В дальнем углу послышался стон - негромкий, жалобный. Ярина
вздохнула. Еще и это! Будто бы мало одной беды!
Когда дюжие сердюки в ярких каптанах приволокли ее сюда, в
черную, обложенную влажными камнями яму, когда бородатый кузнец, дыша
перегаром, забил руки и ноги в кандалы, одному обрадовалась - не одна
она тут. В углу, под тусклым окошком, притаилась вторая горемыка - в
таких же цепях, такая же грязная и нечесаная. Лишь только за
стражниками закрылась кованая железом дверь, Ярина потянулась вперед,
негромко окликнула - и услыхала в ответ даже не вой - собачье
тявканье. Несчастная была безумна.
Серый дневной сумрак сменялся чернильной ночной тьмой, за
дверью привычно грохотали сапоги, бородатый сердюк приносил кувшин с
водой да железную миску с варевом, которое приходилось есть руками.
Ничего не менялось, разве что надежда, и без того маленькая и тусклая,
словно звезда на рассветном небе, с каждым часом становилась все
меньше, все незаметней.
Погасла.
Сгинула.
И тогда пришли сны, пришла Черная Птица, тонущая в ледяной
пучине. От этих снов Ярина просыпалась - с криком, в ознобе. Наверное,
той, что сидела в дальнем углу, тоже снились такие сны - пока тьма
безумия не захлестнула, не покрыла с головой.
Стон сменился смехом, даже не смехом - хихиканьем. Ярина
вновь тяжело вздохнула. Проснулась! Лучше бы не просыпалась!
Кое-что она все-таки поняла. Упырь Мацапура привез ее к
здешнему гетьману - значит, и темница гетьманская, державная. И
подземелье это - непростое. С чего бы обычных воришек да шаромыжников
в глухие камни прятать? Невесть что рассказали о ней гетьману, вот и
повелел он спрятать незваную гостью подале. Та же несчастная, что
тявкает да хихикает, когда-то иные времена знавала. От платья одни
лохмотья остались, но и лохмотья о многом говорят. Не бархат, не парча
даже. Серебряное шитье, кое-где и жемчуга уцелели, на худой руке -
золотой браслет с синим камнем. И ведь не отобрала стража. Побоялась,
видать! Не из простых та женщина. В справных нарядах ходила, высоко
голову держала. Не сотникова дочь, даже не полковничья.
А вот сколько лет - не понять. То ли двадцать, то ли все
сорок. Нет возраста у безумия.
Здесь, среди холодного камня, девушке часто вспоминалось
другое подземелье. Люк в потолке, черный зев колодца... Странная мысль
приходила на ум. Нелюдь Мацапура все же не сковал ее цепями, не
кормил, словно собаку. И был с нею седобородый пан Станислав, не
побоявшийся заслонить ее в последний миг, когда явились за ней Дикий
Пан со своим мертвяком-шляхтичем, протянули жадные руки. Заслонил
старик - и сам упал. Страшная доля выпала пану Станиславу Мацапуре-
Коложанскому, но умер он лыцарем. С ним не так страшно было, хоть и
тогда надежды почти не оставалось.
В углу стало тихо, и девушка облегченно вздохнула. Спит? И
слава Богу! За что же посадили сюда зацную пани? Заговорщица?
Чернокнижница? Или?.. Или тоже душа невинная? Еще совсем недавно Ярине
казалось, что по тюрьмам да острогам сидят лишь душегубы да воры. Что
же это за земля, где без суда и приговора людей в цепи куют?
От сена пахло гнилью. Девушка подложила под ухо скованную
руку, поморщилась, попыталась перевернуться на спину. Близкий камень
дышал сыростью.
За ней пришли утром. То есть Ярине показалось, что утром.
Тьма только начала сменяться серым сумраком, в коридоре прогрохотали
сапоги - сменилась стража, миску забрали, но воду так и не принесли.
Может, утро, а может, и полдень...
Знакомый кузнец долго возился с цепью. Руки расковывать не
стал, освободил лишь ноги. Ярина попыталась встать - не дали.
Бородатые сердюки схватили под руки, потащили по коридору. В спину
ударило привычное тявканье.
Свет был неярок - в небольшом зале горело полдюжины свечей.
Но хватило и этого, глаза с отвычки наполнились слезами, девушка
зажмурилась, с трудом подавила стон.
Сердюки подтащили ее к столу. Кажется, за ним сидели двое -
или даже трое. Слезы мешали видеть, но Ярина успела заметить скатерть.
Богатая скатерть, тканая, не скатерть даже - ковер. На ковре-скатерти
- чернильница, подставка с перьями...
Толчок. Девушка не устояла на ногах - упала. Но не на пол -
на скамью. Чьи-то руки сжали плечо, поддержали. Рядом засмеялись -
снисходительно, с презрением. Ярина вдруг представила себя со стороны:
грязная, в нелепой плахте, со спутанными волосами, глаза красные,
словно у совы.
- Ирьина! Ирьина Загаржецка!
Чужой голос заставил вздрогнуть. Обращались к ней. Кажется,
тот, за столом, пытался выговорить ее имя.
Глаза наконец стали видеть. Да, за столом трое. Посередине
тот, кто обращался к ней, - худой, весь в черном, в каптане
непривычного кроя. Вроде как гишпанский камзол, каким его в книжках
рисуют. По левую - писарь, маленький, на крысу похожий, перо - за
ухом. А по правую...
- Ирьина Загаржецка?
Теперь в голосе "гишпанца" слышалось нетерпение. Ответить?
Все равно, хуже не будет.
- Я - Загаржецка Ярина Логиновна. Мой батька - моцный пан
Логин, валковский сотник!..
Сказала и осеклась. Вместо привычного звонкого голоса - хрип.
Кажется, тот, за столом, и не расслышал.
"Гишпанец" кивнул писарю, тот выхватил перо из-за уха,
пододвинул бумагу. Или пергамент - не поймешь. Кончик пера нырнул в
чернильницу.
Проснулось любопытство. Не то дивно, что с нее наконец-то
допрос снять решили. Иное странно - как им друг друга понять? Здешнее
наречие - словно свинец; как ни тужься, и дюжины слов не запомнишь.
Гринь старался, старался - так и не выучился, все на мигах да на
пальцах беседы вел.
И точно - следующий вопрос прозвучал впустую. Девушка даже
плечами пожала. Или "гишпанец" этот ничего о ней не слыхал?
- Не понимаю! - она попыталась встать, но крепкие руки легли
на плечи, не пуская. - Толмача найдите, Панове! Тогда и говорить
будем.
Голос словно прорезался - звучал почти как прежде. Ярине
стало легче. Раз хотят беседовать, то и толмача разыщут. Вот тогда она
скажет. У нее есть что сказать!
Допросчик в черном каптане склонился к писарю, что-то
зашептал. Перо легко заскользило, оставляя большие уродливые значки,
чем-то похожие на жуков. "Гишпанец" между тем повернулся направо.
Тот, что сидел одесную, казалось, попал сюда случайно. Не
человек - гриб-поганка. На плечах - рубище, вместо лица - одни
морщины, из которых торчит острый нос. Но Ярине стало не по себе. Пан
в черном тут явно главный. Писарь - он и у антиподов писарь, а вот
гриб-поганка... Не бывает в застенке случайных людей. Кат? Лекарь? На
лекаря старикашка не походил. Значит?..
Они шептались долго, затем гриб-поганка закивал, в его руках
словно сама собой появилась грамота с золотой печатью на толстом
шнуре. Теперь настала очередь "гишпанца" кивать в ответ. Наконец
сговорились. Старикашка встал, махнул рукой сердюкам. Ярина и сама
попыталась встать. Поняла - началось!
Снова крепкие руки подхватили ее, подтащили к столу. Один из



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 [ 101 ] 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.