read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Финифатьев.
"Захмелел товарищ лейтенант", -- слушая умилившегося ротного Щуся,
думал не один Коля Рындин. Все его давние сопутники безгласно любили
командира, тепло о нем думали. Леха Булдаков, получив вместе с Колей
Рындиным орден "Красной Звезды", третий по счету, кидал его в алюминиевую
кружку с самогонкой, уверяя, что завсегда так в благородном обществе
обмывают ордена, и просил товарища своего спеть песню: "Много девушек есть в
коллективе", но Коля Рындин отмахивался от него, и дело кончилось тем, что
сам Булдаков заблажил с детства запомнившуюся песню: "По Сибири до-олго
шля-ался арестанец молод-о-ой...", Коля Рындин, умильно глядя в зубастый рот
земляка, сперва стеснительно, "для себя", подпевал ему, однако постепенно
набирая голосу, мощно подбуровил: "Со-орок тысяч капиталу во Сибире я
нажы-ы-ыл, а с тобой, моя чалдоночка, в одну но-о-очку-ю пра-а-аакути-ы-ыл!"
Коля Рындин на этом месте даже притопнул и от чувства братнева завез по
спине своему повару так, что самому пришлось имать его в воздухе!
-- У них и песни-то все каторжны, про грабителей с большой дороги, --
ворчал сержант Финифатьев и, будучи сам навеселе, просил друга своего: --
Олех, Олех! Давай каку-нить человеческу, а? Давай!
-- Партейную?
-- Да ну тя! С тобой, как с человеком...
-- Ну, давай, затягивай, а мы подхватим. Да налей сперва, не жмись.
Налили. Выпили, благо командиры все разошлись и не мешали вполне
заслуженному веселью, столь редкому у солдат.
Финифатьев сузил замаслившиеся глаза, прищелкнул пальцами и сразу
высоко, звонко начал: "А, девочка Надя, чиво тебе надо?"
И солдаты обрадованно, что помнят, не забыли, сразу во всю грудь
подхватили;
А нич-чиво не надо, кроме чиколада!..
Финифатьев знал всю песню насквозь:
А чиколада нету...
Солдаты ухнули:
Дам табе канх-вету!..
-- Вот, -- не переставая щелкать пальцами и вести бодрую песню, ликовал
Финифатьев. -- А то орут всякую херню...
Веселились тогда и пели долго, пока все до единой капли не прикончили.


С рассветом, ясным, солнечным, когда уже ничто не застило ни неба, ни
светила, сделалось видно заречье, столь близкое и столь далекое. Досталось и
заречью: лес по обережью совсем проредился, торчали по нему черные остовы
стволов и сломанных ветел, хутор на берегу почти и не значился -- груды
каменьев да головешек от него остались. Старая, слежавшаяся солома все еще
бело и вяло дымилась, седой дым дедовской бородой отгибало к реке, шевелило
над водой. Даже и до плацдарма доносило саднящий дух горелого хлеба, грязных
овчин, угарный чад выгоревшего дерева, скорее всего от смолой пропитанных
дубовых свай, на которых стояли хаты приречного селенья.
"Не одним нам досталось", -- удовлетворенно отметил Леха Булдаков,
вылезший из норки, "из своей кривой кишки поливая камешки", как пишется в
одном детском стишке. Вместе с Лехой Булдаковым испытала злорадное
удовлетво- рение всякая сущая душа, бедствующая на плацдарме. Штрафная рота,
поднятая по тревоге и выдворенная из береговых норок, вслух выражала свои
патриотические чувства.
Возле берега, по заливам и уловам качало шубой всплывшую,
синевато-черную сажу, но тот, кто решил умыться, в смятении обнаруживал: то
не сажа, то мухи, черные, трупные мухи. Днем, когда тепло, в парной духоте
они окукливались на трупах; оставляли кучку червей-плевков и ночью, убитые
инеем, вялые от холода, валились в воду, ползали по берегу, по отвесам яра,
залезая в норки, липли к теплым лицам людей, от взрывов подлетая тучами, они
издавали монолитный зудящий звук, раненым казалось -- приближаются самолеты.
Перелетные птицы, еще с вечера остановившиеся на реке, жировали, выедая
мух и глушеную рыбу. Утром, при первых же звуках боя, птицы взмывали в небо
и, высоко кружась, летели в дальние, теплые страны, здешние же птицы волнами
откатывались от места драки в глубь материка.


Ночью на двух понтонах и на связке надутых резиновых лодок переправили
на плацдарм отборный заградотрядик, душ во сто, вооруженный новыми
пулеметами. Вместе с отрядом переправлены были автоматы, гранаты, винтовки
-- для контингента, осужденного на искупление вины своей кровью. Еду,
медикаменты и прочее довольствие переправить забыли. Лодки с понтонами
крепко охранялись -- заречные вояки очень были озабочены важными,
неотложными делами, ждавшими их по другую сторону реки. Тимофей Назарович
Сабельников с добровольными помощниками из пехоты едва успел погрузить на
понтоны десятка два раненых бойцов. Не зря так суетны были хозяева
плавсредств. Лучезарное утро не разгулялось еще ладом, еще солнцем иней не
растопило, но на лике светила возникла уже густая рябь. В самой середине
солнца, будто в подсолнухе, зашевелились, зареяли пчелки, неся к реке
слитый, мощный гул. Разбитый, разрытый, разворошенный, принаряженный белой
пленкой инея, овражистый склон суши снова качнуло, подбросило, обдало
удушливым чадом тротила -- началась бомбежка, и такая плотная, что казалось,
ничего живого на берегу не останется, даже сама рыжая глина и желтый песок,
поднятые в воздух, будут сметены в реку и унесены течением и волнами в море.
Наконец-то начала действовать и наша авиация. Вынудили-таки немцы и ее
летать не вдогонку, но сейчас, в разгар боя лезть в небесную кашу и
расчищать небо над плацдармом. Закружилось, заныло, застреляло вверху. Два
бомбардировщика один за другим потянули за собою от реки черные хвосты и
упали за высотою, взорвавшись огненным клубом. По небу был развеян весь
самолетный строй, сорил он бомбами куда попало и поскорее давал ходу от
реки, от зачумленности этого места, называемого плацдармом.
Если бомбардировщики умирали, тяжело рокоча и воя, горели, содрогаясь
от рвущегося смертоносного груза и боезапаса, то ястребки, точно птички,
подшибленные камнем, ахнув, щелкнув чем-то тонко и длинно, запевали жалобную
песню, переходящую в пронзительный вой, рвущий душу и слух, и витки
падающего самолета, как и вой его, начавшись как бы с баловства, с легкого и
ловкого виточка, забирали все больший круг, все шире кроили небо. Всем на
земле казалось, что машина справилась с собою, одолела пространства, сейчас
выравняется и, пусть и подшибленная, раненая, устремится домой, к себе на
аэродром. Но земля как бы притягивала к себе самолетик, лишала его мощи и
воли на каждом витке, самолетик вдруг, всегда вдруг, задирал хвост и шел уже
прямо и согласно вниз, взревев прощально каким-то не своим могучим ревом, и
тыкался в землю носом, выбрасывал клок черной клубящейся шерсти, и в миру
сразу делалось тише, легче, у казенных людей отпускало сжатое сердце --
кончилась еще одна маета. Случалось, самолеты взрывались в воздухе, их
разносило огненным клубом в клочья; случалось, падали они неуклюже, блуждая
по небу, слепо и молча ища опору и успокоения в последнем пике,
перевертываясь с брюха на спину, и ударялись в землю грузно, всем корпусом,
подбрасывая над собой какие-то части, клочья, ошметья -- припоздало
доносился хрясткий звук удара оземь тяжелого моторного сооружения, потому
как подбитый, точнее, убитый самолет, как подбитая птица, терял свой облик,
становился просто предметом, неуправляемым, бесформенным и неуклюжим.
Русский летчик успел выпрыгнуть из подбитого истребителя, но в неловкое
место выпрыгнул, над рекой. Подбирая стропы парашюта, летчик норовил
утянуться за реку, приземлиться на своем берегу. По нему, беспомощно
болтающемуся в просторном небе, ох, как хотел в те минуты человек, чтоб небо
загромождено было облаками, дымом или еще чем-нибудь, -- со вражеских
позиций открыли огонь из всего, что могло стрелять. Не потому, что немцы --
совсем плохие люди, потому и палили. Попади на место нашего летчика немец,
наши поступили бы точно так же, потому как на этот случай нет тут ни немца,
ни турка, ни русского; болезненно-азартная психопатия -- доклевывать
подранка в крови у всякой земной твари, даже у веселых, вроде бы невинных
пташек, а уж тварь под названием человек -- где же обойдется без зверского
порока. Добить, дотерзать, допичкать, додавить защиты лишенного брата своего
-- это ли не удовольствие, это ли не наслаждение -- добей, дотопчи -- и
кайся, замаливай грех -- такой услаждающий корм для души. Века проходят, а
обычай сей существует на земле средь чад Божьих.
Крепок духом, силен телом был русский летчик. Упав с продырявленным
парашютом в воду, он еще сумел снять с себя лямки парашюта, сбросил шлем,
поплыл к берегу, но против оголтелой, в раж вошедшей орды, обрушившейся на
него всем фронтом, и ему, неистово борющемуся за жизнь, устоять оказалось не
по силам.


Еще только-только прах земной и дым успели приосесть, после первой
волны бомбардировщиков на полоске берега, по речке Черевинке и по оврагам
рассредоточилась, потопталась, пошебуршилась и мешковато пошла в атаку
штрафная рота. Без криков "ура", без понуканий, подстегивая себя и ближнего
товарища лишь визгливой матерщиной, сперва вроде бы и слаженно, кучно, но
постепенно отсоединяясь ото всего на свете. Оставшись наедине со смертью,
издавая совершенно никому, и самому атакующему тоже, неведомый, во чреве
раньше него самого зародившийся крик, орали, выливали, себя не слыша и не
понимая, куда идут, и чего орут, и сколько им еще идти -- до края этой земли



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 [ 102 ] 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.