read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



разрешения этого дела. Он будет рядом с учеными крупнейшего университета,
выяснит местообитание потомков Кавказа, чтобы хлопотать о приобретении их.
Однажды утром нежданно-негаданно в дверь их дома постучался Задоров.
Ему открыл хозяин. По лицу Бориса Артамоновича не трудно было понять,
что в заповеднике какое-то событие. Зарецкий только успел поздороваться, а
егерь уже вытащил письмо.
- Вот. Эт-срочно.
Едва вошедши в комнату, Андрей Михайлович взялся читать не очень
разборчиво написанные листки, автор которых так и не смог осилить
грамматики.
"Мы ходили втроях и при ружьях, - писалось там, - и верстах в
пятнадцати от Баговской, где доси проживаем, и вот тама выследили у дубняка
быков-зубров, которые живые-здоровые, их было трое, и хотели сперва
стрелить, да тута вспомнили нащот пропечатанного в газетах объявления,
касаемо премии в пятьсот рублей кажному трудящему, который покажет живого
зубра в горах. Пишет вам Поликарпов сын Сергей, по фамилии Фомкин, а два
сподручника остались караулить тех зубров. Ежели нащот премии так и правда,
присылайте комиссию, при деньгах чтобы, я поведу до зубров, как законно
открытых и задержанных в лесу.
А ежели денег при вас не будет и газета пропечатала для соблазну, тех
зубров мы добудем сами, потому как кожа в цене, да и мясо".
Прокашлявшись, Задоров сказал:
- Эт-письмо получил Бойко, председатель Лабинского союза охотников. В
Баговскую поехали директор с заместителем, а меня послали до вас, говорят,
дело важное.
Данута стояла рядом с мужем. Он передал ей письмо. Подумав, спросил
Задорова:
- Когда поезд на Армавир?
- В одиннадцать. Нарочно посмотрел.
- Ты что задумал, Андрей? - спросила Данута.
- Мы поедем с тобой, - спокойно сказал ей Зарецкий. - Это прогулка.
Собери все для дороги. Успеем. Борис, дорогой мой, это действительно важная
весть. Ты, конечно, с нами?
- А как же! Раз такое дело... Сколько искали! А тут, пожалуйста,
какие-то любители денег. Да еще с такими угрозами.
Данута не спорила, не отговаривала. Робкая и сладкая мысль вошла в ее
душу: вдруг на пользу мужу?.. Родные места, встреча со старыми егерями, с
лесом. В памяти оживет очень многое. Уверует в себя, и забудется его
болезнь, как случается при радостных переменах.
Вокзал, пыльный вагон, давка. Андрей Михайлович сразу улегся на полку.
Но к вечеру поднялся, пришел в себя. А на другой день он и вовсе подобрался
и уже не отходил с Данутой от окна.
Поезд ходил уже до Лабинска. Их там должны встретить. И в самом деле,
встретили и повезли в удобной коляске по ровной, хотя и пыльной дороге, на
которой ветер крутил золотую солому и ячменные остья. Шла уборка, пахло
спелыми яблоками и хлебом. Светило негорячее солнце.
Шапошникова и его заместителя Гунали они нашли в Баговской. Оба
выглядели уставшими, виноватыми и злыми.
- Блеф! - коротко произнес директор. - Напрасно обеспокоили. Простите
меня, Данута. У этих горе-следопытов деньги глаза застили: три отбившихся от
стада бычка швицкой породы дикими зубрами им показались. Идиоты!
Задоров сжал кулаки. Рухнула и эта надежда. И Зарецкий обмяк,
беспомощно улыбнулся и виновато посмотрел на жену.
Шапошников торопливо сказал:
- Раз уж вы приехали, так давайте ко мне в Майкоп. Старых друзей
повидаем, да и старые могилки тоже... Как вы, Данута Францевна? Отлично, я
так и думал, что согласитесь.

"4"
Большая компания, отдохнув в саду у гостеприимного станичника, спокойно
обсуждала вновь отодвинувшуюся проблему зубров.
- Двух мнений быть не может, - твердо заявил Шапошников. - Дикие зубры
на Кавказе исчезли. Утрата невозвратная. Остался один путь для сохранения
вида: отыскать зубров в зоопарках и привезти сюда для размножения. Ты что,
Задоров? Похоже, съесть меня собираешься?
- Зубры живут на Кавказе, эт-точно. Буду искать.
- Вот когда найдешь, я сам приду к тебе с повинной, и делай со мной,
что душа твоя пожелает. А пока... Я был на Первом Всероссийском съезде по
охране природы. Его провела Главнаука. На съезде присутствовал Петр
Гермогенович Смидович, член Президиума ВЦИК. Доклад делал Николай Михайлович
Кулагин. Он упоминал и о зубрах. Потом мне удалось поговорить со Смидовичем.
Он так сказал: "Раз утеряли, надо покупать в Европе".
- А деньги? - спросил Зарецкий. - Ведь это золото.
- Конечно, трудности немалые. Студенты уже создают фонд. Собирают
рубли.
- Трудность не только в деньгах, - перебил его Зарецкий. - Зубра из
Швеции или Германии, даже из Беловежской пущи сразу на Кавказе не выпустишь,
не скажешь: "Беги, играй!" Новая среда обитания. Вопросы акклиматизации. В
зоопарках они одомашнены, полуручные. А тут горы, скалы, снежные зимы,
бешеные реки. Их годами придется держать в загонах. Равнинный подвид будет с
трудом приживаться у нас. Только потомки Кавказа!
- Я собираюсь в Москву, - сказал Шапошников. - Попробую доказать, что
надо создать на Кише научную базу, пригласить туда ученых. Вся проблема по
силам только зоологам.
Скрипнула садовая калитка. Задорова так и подбросило с места. В
следующую минуту он уже обнимал Василия Васильевича Кожевникова, своего
приемного отца.
- Насилу нашел, - пробасил тот, растроганно облапив Бориса. - Ну,
здравствуйте, господа-товарищи егеря! Здравствуй, Андрей Михайлович, сто лет
не виделись. Почтение вам, Данута Францевна! Что же вы без Мишаньки? В
Москве?! Эка пошел наш вьюноша!
Если кого и щадило время, так это Василия Васильевича. Он был старше
всех собравшихся. Но его крупное лицо, по-прежнему заросшее по самые глаза,
оставалось гладким, розовым, только седина густо пошла по голове и бороде. И
голос свой рыкающий он сохранил. И стать добра молодца.
Как обрадовался этой встрече Зарецкий! При виде бравого Кожевникова все
прошлое ожило с новой силой. И фронт, и походы в горах.
- Прознал через людей, что вы тута, и подумал: дай-ка пробегу да
встрену. Лексея нам бы за стол - и вся старая Охота в сборе.
- Где сейчас Телеусов? - спросил Зарецкий.
- В Хамышках, вот Борис ходил с им, привидениев искали.
- Зубров?
- Ну! На четвереньках от Сенной до Чугуша проползли. Нету зубра, а
заповедник живет, Андрей Михайлович. В кишинской моей волости сотни две
олешков бегает. А туров!.. На Слесарной, Ачишбоке, на Бамбаке все скалы
ихние.
- Дорога туда как? - спросил Зарецкий.
- Коляской можно.
- Тогда я буду просить вас... - Андрей Михайлович посмотрел на
Шапошникова, на Дануту. Она с признательностью тронула его руку. Быть рядом
с Псебаем - и не побывать на родном пепелище...

"5"
Псебай удивил и огорчил Зарецких.
Поселок стал районным центром. По улицам деловито вышагивали очень
занятые люди с папками в руках, из окон слышался треск конторских счетов и
звонки телефона. В нижней части строили большое предприятие для переработки
леса. Говорили, что начинают рубить пихту и бук за поселком Соленым, что
поведут узкоколейную дорогу до Большой Лабы. О том, что вся эта деятельность
рядом с границей заповедника никто не вспоминал.
В бывшем доме Зарецких помещалась одна из контор, двор оказался
разгороженным, в саду громоздились штабеля ящиков, все вокруг выглядело
пыльным, неприкаянным. Зелень отступила под напором людей, а сами люди были
незнакомы. Жизнь началась как бы вновь, и эти перемены горько отозвались у
Зарецких необъяснимой печалью.
Не сохранились и родительские могилки, как не сохранилось и само
кладбище, и ограда, и вязы с липами. Плиты вросли в землю среди густого
репейника, многих надгробий не оказалось на месте. Новое поколение псебайцев
не жаловало историю. Для них история начиналась в день собственного приезда.
Что было до этого дня - забыто.
Поклонившись месту, где прах родителей, Зарецкие уехали из родной
станицы, сделавшейся незнакомой.
До Майкопа добирались долго, но, когда увидели, наконец, город, какой
радостью повеяло от зеленых и чистеньких его улиц! Выходит, и при бурной
стройке можно сохранить природную красу и тихую прелесть обжитого многими
поколениями края! Каким солидным показался им двухэтажный дом, где
находилось теперь Управление заповедника! Директор собрал здесь большую
библиотеку, перетащил и многое из своих личных коллекций, даже знаменитое
кресло, собственноручно сделанное целиком из рогов оленей, сброшенных по
весне. На письменном столе в кабинете, как воспоминание и как завет для всех
входящих, стояла бронзовая фигура зубра, выполненная несомненно способным
скульптором.
Шапошникова ожидал телеграфный вызов в Краснодар. Прочитав бланк, он
насупился, сказал Зарецкому:
- На крупный разговор. Боюсь, на последний. Весной я дал указание не
пускать овец и молодняк из станиц на альпийские луга. Туда выходят серны,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 [ 103 ] 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.