read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Черному послал гонцов с требованием воротить Переяславль Дмитрию. Дмитрий
взамен отказывался от великого княжения и присягал, что не будет искать
власти под братом.
Уже схлынули воды и березы оделись листвой, когда, подписав грамоты
отречения, Дмитрий наконец тронулся из Твери домой. Иван, распростясь с
отцом, с частью дружины отплыл еще прежде в Кострому.
Обняв сына, Дмитрий долго не выпускал его, словно чувствуя, что видит
в последний раз. Долго смотрел потом, как по синей воде уходили, распустив
паруса, вниз по течению смоленые челны, как долго еще мелькали, появляясь
и исчезая за мысами, белые паруса.
Проводив сына, он тут же засобирался в дорогу. Ехать решили привычным
путем, через Волок. Дмитрий надеялся на помощь Данилы. К Переяславлю,
ежели Федор Черный заупрямится, следовало подойти с ратною силой.
Но до Волока едва добрались. Дмитрий слег. Думали, отлежится.
Сожидали княгиню, псковскую помочь. Княгиня и тут не сумела приехать
вовремя. Дмитрию час от часу становилось хуже, он терял силы, большое тело
переставало повиноваться ему совсем. Нечем было дышать, князя выносили на
двор...
В один из дней он позвал к себе Федора, долго глядел угасающими
глазами. Трудно подняв руку, вручил кошель с серебром.
- Ежели умру, - прошептал хрипло, - Ивана, сына моего, не оставь. Не
оставишь? Ну, прости... Сейчас езжай на Москву, брату весть отвези... И
семью свою, может, живы... Ступай.
Федор осторожно поцеловал холодную влажную руку князя. Рука
шевельнулась, князь повторил тише:
- Ступай.
Федор вышел. Дмитрий прикрыл глаза, прошептал:
- Боже! Ты - Бог мой, тебя от ранней зари ищу я; тебя жаждет душа
моя, по тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной.

Князь умер к вечеру субботнего дня, посхимившись и причастившись.
Княгиня приехала утром в воскресенье, уже не застав мужа в живых. Тело
Дмитрия повезли хоронить в Переяславль*.
_______________
* Дмитрий умер в 1294 году.

ГЛАВА 97
Княжевские мужики пробыли в Твери до весны, пока не согнало снег.
Схоронили Прохориху. Умирая в сознании, старуха все жаловалась, что будет
лежать вдали от мужа и родного села. <Ето мне за грехи, что его на чужом
погости схоронила!> - утверждала она.
Степан Прохорчонок к весне заработал малую толику денег на тверских
вымолах. После смерти матери ворочаться в Княжево он не захотел. Стали
делиться. Продали третью лошадь, деньги поделили. Вера подарила Степановой
семье корову. Сани сменяли на телеги, приплатив. Степан купил новый
сошник. Он уже вызнал, где какие места, и ладился за Волгу, на вольные
земли.
- Там какой князь еще татар наведет, опеть бежать! - хмуро объяснял
Степан.
- Переморишь детей! - строго упреждала, поджимая беззубый рот, Вера.
Попрощались, перецеловались. Замотавшись, положив тощие пожитки, Вера
запрягла своего коня и тронулась вместе с негустою толпой переяславцев в
обратный путь. (Уже стало известно, что Федор Черный оставил город.)
Степан же на другой день, уложив куль семенного хлеба, что чудом сберегли
(мать, умирая, говорила: <Сберегите!>), отправился к перевозу.
Колеса глубоко вжимаются ободьями во влажную от весенней сырости
землю. Заплывающий водой след тянется за телегой.
- Комарья тут! - вздыхает жена.
- Да... - рассеянно роняет Степан. Проехали уже десяток деревень,
места все не находилось. Степан упрямо забирался все дальше и дальше.
Марья просила иногда:
- Устали, Степушка, абы куда пристать!
- Абы куда, дак домой нать было воротить!
Он кинул торную дорогу и уже давно пробирался глухоманью.
- Не знай, чье тут и княжесьво...
Ночевали в лесе. От стылой земли кашляли дети.
- Поди уж Господина Великого Новгорода земля!
- Альбо ничья...
- Меньшенькая у нас, Степушка... Довезти бы...
Он оглянулся, вдруг словно впервой увидел вытянувшиеся мордочки двоих
своих старшеньких и совсем уже квелую меньшую. Верно, пора было
остановиться.
Он еще день пробирался чернолесьем, уже приглядываясь к каждой
западинке, к каждому лужку, но то вода была далеко, то лес мокрый, то
земля не казалась.
Наконец расступились, не в сотый ли раз, высокие дерева, меж стволов
просветлело. С горы открылся воздушный простор, и блеск, и свежее дыхание
воды, а потом и тихое журчание сказали о реке. Полого взбегающие горки в
лесной густой щетине окружали долинку.
- Глянь, Марья! - хрипло позвал Степан. Жена, сдвинув плат с
искусанного комарьем лица, неотрывно вгляделась в тихую, с мягкими
извивами речку, что струилась внизу.
- Красота, осподи!
Усмяглые дети зашевелились на возу. Опять тоненько заплакала
меньшенькая. Марья, закусив губу, стала совать ей, выпростав из рубахи,
потную, в набухших венах грудь.
- Не берет! - замученно вымолвила она. - Кончится, должно.
Степан глянул с хмурой мукою. Прикрикнул на близняшек, что,
проснувшись, опять стали пихаться, начал сводить воз вниз по угору,
проламывая ельник. Лошадь дергала головой. Овода кружились над нею с
сердитым жужжанием. Но Степан, ухватя Лысуху под уздцы, коротко к морде,
сильно и бережно сводил воз, мягко успокаивая словами упиравшуюся,
взопревшую и измученную больше всех кормилицу. Корова, привязанная сзади,
хромала, дергая вервие. Жеребенок, отстав в ельнике, взоржал испуганно, и
Лысуха, захрапев, чуть не вывернула воз. Степан удержал, однако, и вывел
на пологий, в орешнике, берег, где путь им преградил было завал из сухих
дерев, Марья, слезшая с воза еще прежде, взяла теперь Лысуху под уздцы, а
Степан, достав из-под сена топор, в три удара - отколь воротилась сила к
мужику - перерубил самую толстую рогозину и, натужась, разволок завал.
Выехав из орешника, телега разом окунулась в высокое влажное разнотравье,
в море цветов, над которыми реяли блестящие, словно парчовые, стрекозы.
Отощавшая, изъеденная до кровавых язв корова уже жадно, вскидывая рогатой
головой и помахивая хвостом, въелась в сочную траву. Пока выпрягали и
поили Лысуху, раз пять плеснула крупная рыба. Степан отошел на угор и
копнул деревянною, с окованным краем лопатой. Мягкая и влажная краснобурая
земля была добра. Он выпрямился, озирая тихую, в лесном укрытии, прогретую
солнцем долину. Прикинул, что дерева на избу удобно будет волочить вниз,
под угор. Куда еще бежать? И так пора упущена - пахать да сеять... Хоть
сколь, а надо, не то зимы не протянуть! Марья поглядела на него
просительно:
- Здеся останемси, Степушка?
- Надоть затесы поискать. Поди, чья еще земля, займуем - худо будет.
А место доброе, и земля, и вода, и лес...
- Тихо тут! - сказала Марья.
- Тихо, - согласился Степан.

Монашек стоял, ясно глядя на мужика. Без любопытства окинул оком
избу-зимовку и распаханный луг.
- Тута наши угодья, монастырски.
- Почто ж тамги не ставишь? - грубо отмолвил Степан.
- Кто ж вас знал? Оттоль, от дороги, затесы есть.
- Что ж, теперича мне убираться отселе?!
- Почто? Земля - она Божья!
- В холопы, что ль? - с яростью спросил Степан.
- Холопов при монастырях нетути! - строго возразил монашек. - Святой
митрополит Кирилл тако заповедал, а паки того, от отец святых... Как мощно
братию свою во Христе работить? Захочешь, иди. Путь тебе чист. Хочешь,
живи тута. Никто не зазрит. Да ты поговори с отцом игуменом! Он послал:
кто ста здеся? Щепки по реки плыли. Он за малую мзду разрешит и осести
тутотка, да и попервости может и помочь чем. Жито у нас есть! Угодья
монастырски, дак их пахать надоть... - прибавил монашек.
Ночью Степана трясло. Марья, как могла, утешала:
- Ничего, Степа! Тут заживем! Земля добрая! Добрая земля, ее не
обижать, все залечит... А может, и впрямь жита у их взять?
- Малая что? - спросил он погодя.
- Плохо. Совсем плохо, Степушка! - тихо отозвалась Марья.
Монашек появился вновь, когда они хоронили ребенка. Молча сбросил с
плеч мешок с мукой. Молча заглянул в домовинку, перекрестился. Достал
огарок свечи, возжег, начал читать отходную. Исполнив обряд, кивнул на
мешок:
- От отца игумена, в дар!
Помог донести гробик. Скоро в орешнике, на пригорке, невдали от поля,
появилась маленькая могилка. Когда домовинка была опущена в землю и они,
натужась, вдвоем забросали яму и поставили крест, монашек, поклонившись
Степану с Марьей, еще раз перекрестил могилу и неслышно пропал в кустах.
- Вот и корень пустили в землю! - сказал Степан. - Бог даст, и нас



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 [ 105 ] 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.