read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



не рыкал, не придирался к своим командирам -- лопат переправили мало,
переломали их, бьясь в твердой глине, -- лопата на фронт пошла хилая, шейки
тонкие, ломкие, полотна, что картонки, снашиваются на непрерывной работе
моментально. Кроме того, люди вторые сутки почти не евши, и что-то не
слышно, не видно кормильцев с левого берега, столкнули, сбросили в воду
бойцов -- и с плеч долой.
Еще когда было оперативное совещание в штабе полка и до
исполнителей-командиров в деталях доводился план операции, капитан Щусь,
которому поручалась особо ответственная задача, с холодком, скользящим по
сердцу, подумал: даже если благополучно переправится, непременно попадет
вместе со своей группой в переплет, очень уж складно, очень ладно все было
распланировано штабниками на бумаге, а когда на бумаге хорошо, на деле, как
правило, получается шибко худо. От партизанской бригады ни слуху ни духу, о
десанте также ничего не слышно. Голодные солдаты, довольные уже тем, что
остались живы во время переправы, пока не реагируют громко на всякие дрязги
и бескормицу, но солдатские чувства отчетливы. Не пройдет и еще одной ночи,
как по оврагам и окопам пойдет-покатится: "Где та гребаная бригада, что
должна нас поддержать и накормить? Где тот десант, где сталинские соколы,
мать бы их расперемать?!" -- все уже давно знают и про партизан, и про
десант, хотя знать об этом неоткуда вроде бы. Однако о том, что партизаны
должны батальон накормить, -- никакого постановления тоже не было -- это уж
солдатская фантазия!
К вечеру, когда захмурело небо, поднялся ветер и высоко всплыла над
берегом и рекой рыжая пыль, ждали разведчиков от партизан -- самое им,
хорошо знающим местность, время подскочить к войску, связаться с ним и
согласовать совместные действия. Но вместо этого километрах в двадцати от
плацдарма всполохами замелькало, громом загрохотало отемнелое пространство,
и Щусь понял -- упреждая удар с тыла, немцы начали ликвидацию партизанской
бригады, предварительно, конечно же, ее обложив в каком-нибудь дремучем, по
здешним понятиям, лесу.
Недаром же, перебив штрафную роту, немцы никаких активных действий на
плацдарме не вели, все чего-то гоношились в тылу, устанавливали зенитки,
ездили на машинах туда-сюда, копали, рыли, постреливали. "Рама" безвылазно
шарилась по небу, бомбардировщики регулярно налетали. Одним словом, немцы
давали понять, что они здесь, они не забыли о плацдарме и, когда управятся с
посторонними делами, дадут жару русским, в первую очередь, передовому,
дерзкому отряду, под шумок забравшемуся в их, как всегда надежно устроенный
и четко действующий тыл.
Часа два длился бой вдали, и, когда он начал убывать, дробиться на
отдельные узлы и кострища, вверху, в ночном небе, многомоторно загудели
самолеты. Сталинские соколы, не ожидавшие плотного зенитного огня противника
и ветра, вверху довольно сильного, выбросили, в буквальном смысле этого
слова, десант -- целую бригаду, в тысячу восемьсот душ, до войны еще
сформированную, бережно хранимую для особой операции, и вот в эту первую и
последнюю, как скоро выяснится, операцию, наконец-то угодившую.
Сталинские соколы, большей частью соколихи, выбросили десант с большей,
против заданной, высоты -- припекало. Десантников разнесло кого куда, но
большей частью на реку, в воду. Немцы аккуратно подчищали небо и реку,
расстреливая парашюты и парашютистов; до оврагов, до берега, где сидели и
смотрели на все это безобразие бойцы, доносило изгальный хохот фашистов:
"Давай! Давай, еван, гости, гости!" И какой-то фриц, знающий по-русски,
добавил: -- "Теще на блины!"
После выяснилось, лишь одна группа десантников сбилась где-то, человек
с полтораста, и оказала сопротивление, остальные разбрелись по Заречью, с
криками о помощи перетонули в реке. В эту ночь и во все последующие
десантники по двое, по трое переходили линию фронта, попадали в лапы к
немцам либо под огонь перепутанных, беды из ночи ждущих постовых и боевых
охранений русских. Большая же часть десантной бригады осела по окрестным
лесам и селам, где их и повыловили полицаи, лишь отдельные десантники,
надежно попрятавшись в домах селян и на лесных хуторах, дождались зимнего
наступления Красной Армии, явились в воинские части и были немедленно
арестованы, судимы за дезертирство, отправлены в штрафные роты -- кто-то ж
должен быть виноват в срыве тонко продуманной операции и понести за это
заслуженное наказание.
"Ну вот, -- тяжело вздохнул капитан Щусь, -- все и прояснилось. Теперь
немцы возьмутся за нас. Не позволят они, чтоб мы тут торчали, как больной
зуб в грязной пасти". Он направился в роту Яшкина, в траншее его перехватил
запыхавшийся боец.
-- Товарищ капитан, Рындин ранен.
-- Где? Когда?
-- Под шумок, покуль немец занят, решили мы к ручью по воду сходить,
он, сука, там мин понаставил.
Коля Рындин был уже перевязан, лежал, укрытый немецкой плащ-палаткой.
Его било крупной дрожью, палатка шебуршала или разошедшийся дождь шебуршал
по ней.
-- Видишь вот, товарищ капитан, Алексей Донатович, не уберегся, --
виновато сказал Коля Рындин и, захмурившись, выдавил слезу из-под век.
Ротный санинструктор, сделавший раненому укол от столбняка, наложивший
жгут выше колена и примотавший к сырым палкам разбитую ногу бойца, доложил
шепотом капитану Щусю, что ноге конец. Однако это не вся беда, ранение
рваное, кость "белеется", пока волокли агромадного человека от речки, шибко
засорили рану, и если его не эвакуировать, скоро начнется гангрена.
Щусь в темноте под палаткой нашарил руку раненого:
-- Держись, Николай Евдокимович. Попробуем тебя эвакуировать.
Коля Рындин сжал руку капитана, подержал ее на груди и выпустил, молвив
чуть слышно на прощанье:
-- Храни тебя Бог, ты завсегда был ко мне добрый.
Со своего батальонного телефона комбат вызвал "берег", сказал деляге
Шорохову, чтоб он нашел Шестакова.
Деляга, угревшийся у телефона, заворчал:
-- Да где я его найду?
-- Я кому сказал?
Матерно ругаясь, Шорохов удалился. Щусь ждал, зажав трубку в горсти,
вслушиваясь и вглядываясь в ночь. Ненастная и неспокойная она была, то
далеко, то близко поднималась стрельба. Немцы, не переставая, метали ракеты,
всполохи которых сгущали, ломали, собирали в клубок отвесные струи дождя.
Зябко и сыро в этом проклятом месте.
Скрипнул клапан телефона.
-- Слушаю вас, товарищ капитан. Что-то случилось?
-- Ранен Рындин. Николай. Тяжело, опасно ранен. У тебя, я слышал,
спрятана лодчонка.
-- Да какая там лодчонка, товарищ капитан, звание одно.
-- Все равно, по сравнению с бревнами -- транспорт. Попросись у
Зарубина, скажи, моя это личная просьба.
-- Е-эсть. Я, конешно, попробую.
-- Пробуй давай, пробуй.
Колю Рындина на берег перло целое отделение на прогибающихся жердях, к
которым была привязана где-то солдатами раздобытая немецкая плащ-палатка.
Ночь от дождя совсем загустела, носильщики спотыкались в оврагах, падали,
вываливая раненого и снова водворяли его меж жердей на рвущуюся
плащ-палатку. Коля Рындин терпел, лишь мычанием выдавая свою боль.
В отблеске воды замаячила, наконец, долговязая, сразу узнаваемая
фигура, державшая на плече конец жерди.
-- Ашот! -- воскликнул Шестаков. -- Васконян?
-- Это ты, Шестаков?
По голосу было ясно -- Васконян рад тому, что однополчанин его жив.
Командуя загрузкой и все время опасаясь, как бы немецкий пулемет не врезал
по ним, Лешка в то же время говорил бойцам-щусевцам, чтоб они дождались бы
рассвета здесь, на берегу, что ночь совсем уж глуха, стрельба идет
беспрерывная, что провод из батальона проложен местами по "территории"
противника и можно нарваться так, что ноги не унесешь, кроме того, сойти в
ручей по вымоинам и отрогам оврагов дело плевое, но вот угодить обратно в
свой ход -- весьма и весьма хитро -- все овраги и водомоины с рыла схожи.
Васконян, пока грузил раненого в лодку, нашаривал на корме деловитого
Лешку, говорил что-то из темноты, забрел в ботинках в воду, отпихивая
посудину, наклонился, всунул великаний нос за борт.
-- Ну, Никовай, дегжись... -- и стоял, маячил в воде, пока лодка не
отплыла, не затерялась на реке, дождем и теменью склеившейся берегами.
Ориентир был отменный -- не заблудишься за настороженно отделившимся, в
мироздании сгинувшим правым берегом реки, с выхлестом взлетали ракеты, ломко
рассыпающиеся в полосы дождя, они отсветами реяли над рекой и тонкими,
рвущимися концами нитей вились в воде. Огнями пересекаемая вдоль, поперек и
наискось, искрами трассирующих пуль сыплющая темнота, вдруг озаряющаяся
россыпью нарядных, цирковых шариков, медленно удалялась. Харкающий огнем,
точно норовящий еще более яркими вспышками загасить неуместные фейерверки на
противопо- ложном берегу, яростно взлаивал, ахал, катал громы во тьме берег
левый, посылая шипящие, урлюкающие в высоте снаряды и воющие мины. Коля
Рындин не шевелился, не разговаривал, вслушивался в шелест воды, хлопанье
весел, шипение снарядов, свист пуль, лишь один раз со стоном произнес:
-- Кака река-то широка! -- помолчал и для себя уж только молвил: --
Пожалуй что ширше Анисея будет.
Лешка ничего ему не ответил -- корыто совсем разбухло, водой набрякло,
и движение его было неходко, требовалось грести и грести -- раненый
подмокнет, челн, этот гроб с музыкой, сделается еще тяжелей, да и то вон
шлепаешь веслами, шлепаешь, и никакого ходу.
С плацдарма, будто играя, какой-то дежурный обормот из фрицев пустил
над рекой светящуюся ракету и, обрезанная спереди и сзади, она легкой
кометой пронеслась над лодкой, чиркнув по воде ниткой охвостья, с треском
рассыпалась, озарив на мгновение левый берег.
-- Недалеко, Коля, уже недалеко, -- одышливо произнес Лешка и какое-то



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 [ 106 ] 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.