read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Та, что покрупней, - это Волна, беловежских кровей, из Шенбрунна в
Австрии. Три четверти зубровой крови, одна четверть бизоньей. А та, что
слева, - Еруня, дочь погибшего Альфреда, почти с такой же кровностью. Вожак
нашего стада. Интересно, как они примут новичка?
Бодо царственно ждал послов. Зубрицы остановились метрах в пяти,
принюхались, осмотрели быка и наклонили морды, чтобы пощипать травы. Бодо
последовал их примеру. Знакомство состоялось. Втроем некоторое время
попаслись бок о бок. Но когда из стада в их сторону помчались еще три
молодых бизонки, Волна и Еруня осердились и бросились им навстречу явно с
недобрыми намерениями. Бизонки круто развернулись и спрятались в стаде.
- Уже и ревность. - Кожевников засмеялся.
В тот же вечер он написал письмо руководителю Биологического отделения
Академии наук СССР, где разработали проект восстановления зубров: "Дело это
становится, наконец, на твердую научную и практическую основу. Приоритет за
Асканией-Нова".

"2"
Жизнь у Бодо приобрела особый смысл и привлекательность. Он возглавил
большое стадо. Гибридные зубробизонки, включая Волну и Еруню, охотно
подчинились сильнейшему. Правнук Кавказа имел все основания для власти над
более одомашненными гибридами.
Его стадо располагало тремя большими загонами с хорошей травой. Имелся
и лесок, дающий тень летом и защиту от пронзительных ветров зимой. Были
навесы и родильные помещения. В стаде он чувствовал себя куда лучше, чем в
одиночестве. Выглядел спокойным, хотя немного сдал в теле. И по-прежнему
дружил с Волной и Еруней.
Опыт акклиматизации удался. Все стало на свое место. Москвичи собрались
уезжать. Зарецкий показал профессору упакованные папки:
- Начало родословной зубров и зубробизонов с 1902 года, - сказал он.
Кожевников развязал папки, полистал бумаги.
- Пожалуй, уже вырисовывается национальная племенная книга зубров.
Сотрудники заповедника будут пополнять и уточнять листы. В университете вы
продолжите работу в этом плане. Так, общими усилиями, и наладим учет. Да, от
Бодо записи пойдут уже о зубрах. О кавказских зубрах. И вот что еще. Даю вам
три недели для поездки домой, а если удастся, и на Кавказ. Очевидец
асканийских событий должен рассказать руководителям заповедника, что дело
стронулось с места. Порадуйте отца. Теперь там работают зоологи из нашего и
Казанского университетов. Они, я полагаю, уже на Кише. Вы расскажите им о
новых планах. Вернитесь в Москву, и мы обсудим эти планы во всех
подробностях.
Неожиданная радость! Михаил Зарецкий едва не подпрыгнул. Вот удача! Он
горячо поблагодарил профессора и в тот же вечер выехал в Мелитополь.
Через три дня Михаил прибыл в Краснодар. Дом стоял пустой.
Это не удивило его, а, напротив, обрадовало. С той первой поездки в
родные края, случившейся почти четыре года назад, Зарецкие регулярно стали
навещать Майкоп. Там у них появился словно бы второй дом. Этот город с
давних пор был ближе им, чем Краснодар.
В последнем письме, написанном рукою мамы, но, как знал Михаил, с
активной подсказкой отца, она сообщала, что на сентябрь их опять пригласил к
себе Телеусов и они, кажется, рискнут проехать на Кишу, где у них теперь
друзья: зоолог Насимович и его коллеги.
Научная станция, детище Шапошникова, конечно, уже бывшего директора
заповедника, работала на Кише. Молодой Зарецкий видел труды ученых,
напечатанные в сборниках, но сам так и не сумел побывать на станции. Его
коротких каникул хватало только на поездку в Краснодар.
Оставив вещи у соседей, Михаил с легким сердцем и без багажа отправился
на вокзал.
Скоро он был в Майкопе.
Как и предполагал, родителей в Майкопе тоже не оказалось. Они были в
горах. Просить Управление заповедника, чтобы дали коня, аспиранту не
хотелось. После Шапошникова там то и дело менялись директора, и кто теперь -
Михаил не знал. Зачем одалживаться?
Он пошел к Шапошникову.
Наступил вечер. Улицы затихали. Грустные нотки осени уже звучали в
прозрачном воздухе. Носилась паутина, пахло молодым вином, сладким
виноградным соком, сытым духом подсыхающего укропа.
Христофор Георгиевич возился в своем огороде. Увидев молодого
Зарецкого, он с трудом разогнул спину.
- А, это ты! - И сунул жесткую руку. - Устал? Идем в комнаты.
Выглядел он очень старым, лицо потемнело, совсем не улыбался, словно
весь ушел в себя, в свои тяжелые мысли.
- Твои уже дней двадцать на Кише. Поедешь туда?
Михаил кивнул. Поручение профессора. Кланяться велел.
- Мы вместе были в Аскании-Нова. А вы что же, Христофор Георгиевич? Как
заповедник?
- Я? Никакого отношения к заповеднику. Служу в страховом обществе,
только всего. Игра судьбы или... Не знаю, как и назвать. Крушение всех
надежд. Так-то вот, Миша.
На эту тему больше не говорил. Только и рассказал, что родители Михаила
сманивали его с собой, но ему ездить в заповедник по соображениям этики
вроде бы неудобно, новый директор есть.
- Кто? - спросил Михаил.
- Какое это имеет значение! Петров, Сидоров, Иванов... Третий по счету.
Берутся, не имея никакого понятия о работе. За три года дважды меняли
границы заповедника. Он становится все меньше и меньше.
За вечерним чаем Зарецкий рассказал о Бодо. Шапошников слушал с
возрастающим интересом, лицо его порозовело. Поднялся, походил по комнате
уже неузнаваемо энергичный, возбужденный. Таким он был, должно быть, когда
не убоялся ради зубров с отцом Михаила пойти к вооруженным бандитам и
заставить их убраться с территории заповедника.
- Тебе нужен конь, - не то спросил, не то уже решил хозяин. - Сейчас
устроим, возьмем в аренду на полмесяца. Ты ездил через Блокгаузное? Нет?
Тропа, скажу тебе... Не убоишься в одиночку? Что еще? Ружье? Дам свое. Ну и
подберем дорожную одежонку, негоже отправляться в такой-то на зиму глядя.
Там холода ранние.
Он выложил горку теплых вещей, заставил примерить полушубок, сапоги,
шапку. В горы все-таки.
- Теперь отсыпайся. Я пойду за конем. Утром выпровожу чем свет. В
Даховской заночуешь у моих знакомых. На другой день у Телеусова в Хамышках.
Возвращайтесь все вместе. Ну, а задумали вы дело удивительное. Неужели здесь
снова будут зубры?
Он разбудил гостя до свету, сам подготовил коня, проводил.
Было ли молодому Зарецкому страшно, когда в одиночку, под хмурым и
низким небом он одолевал сквозняк ущелья и двигался по узкому карнизу, с
опаской поглядывая в бездонную пропасть, где бесилась река Белая? Всегда
страшно одному в таком месте. Однако же проехала тут мама! Тем не менее он
километра три через самые опасные прижимы прошел пешком, с конем в поводу.
Долину Желобной за ущельем проскакал рысью.
У дома Телеусова стояло много коней, все чуть не по уши в грязи. Видно,
только что из дальней поездки. Алексей Власович крутился меж ними, что-то
увязывал, шутливо покрикивал.
Увидев Михаила, он застыл с испуганным лицом. Поморгал, поднял руку
и... закрыл лицо.
- Ты, чо ли, Миша? - неуверенно спросил он. И бросился обнимать, как
родного, бормоча: - Думал, примстилось мне. Больно ты похожий. Ну, чистый
отец, каким он в Охоту впервой заявился! У меня аж сердце зашлось? Откелева
взялся? И на коне? А шапка, гляжу, Христофорова? И ружье евонное. Вооружил
он тебя!
- Где тут мои обретаются?
- Тама! - Он махнул рукой за Белую. - На кордоне. Я тольки-тольки за
остатними вещами спустился... Андрей Лександрович! - крикнул он во двор. -
Подь-ка сюда!
Подошел молодой человек, оглядел Зарецкого, протянул руку:
- Андрей Насимович. Смотрю на вас, а думаю об Андрее Михайловиче. Сын?
Часто вас вспоминают. Вы в МГУ?
- Да, во втором*.
______________
* В те годы было два московских университета.
- Одна альма-матер. Профессор Кожевников как там?
- Мы вместе были в Аскании-Нова. Новость сообщу: сюда привезут зубров и
правнука твоего Кавказа, Алексей Власович.
- Да ты чо? - Телеусов вдруг сел. - Откелева вы его добыли?
- Это долгий разговор, у нас еще будет время, расскажу.
- Постойте-ка! - Насимович потащил Михаила к бревну у ворот, усадил,
сел рядом. - Давайте, дружок, по порядку и тотчас же. Что там, в Аскании?
Что вы делали вместе с профессором? Он послал вас сюда? Вы остаетесь с нами?
Или только осмотрите места для зубров?
Из этого небольшого и очень подвижного человека буквально рвались
вопрос за вопросом, тысяча вопросов. Темные глаза Насимовича горели неуемным
любопытством, умное и насмешливое лицо то и дело озарялось каким-то
внутренним светом. Он не сидел на месте - так хотелось скорей все узнать. Он
буквально ошеломил Зарецкого, и тот сбивчиво, но все же рассказал о событиях
минувших недель, о Бодо, - в том же заразительном темпе, какой предложил
Насимович.
- Вот оно что! Надо полагать, подготовка к ингабитации* кавказских
зубров? Когда? Но в Аскании гибриды зубров с бизонами, неужели надежда на
них! А поляки нам не помогут приобрести чистокровных зубров? Этот Бодо, вы



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 [ 106 ] 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.