read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Порпора был все тот же. Он готов был сказать: "Пусть погибнут все любов-
ники и мужья, только бы моя опера не провалилась!"
Вечером Консуэло облачилась, как всегда, в театральный костюм и вышла
на сцену. Она встала в позу, и губы ее зашевелились, но ни один звук не
вылетел из ее уст: она потеряла голос.
Пораженные зрители вскочили со своих мест. Придворные, до которых уже
дошел неясный слух о ее попытке к бегству, кричали, что с ее стороны это
просто недопустимый каприз. При каждой новой попытке певицы запеть раз-
давались вопли, свистки, аплодисменты. Она пробовала заговорить, но не
могла вымолвить ни слова. Однако она не уходила и продолжала неподвижно
стоять, не думая о потере голоса, не чувствуя себя униженной возмущением
своих тиранов, печальная, покорная и гордая, как невинная жертва, осуж-
денная на пытку, мысленно благодаря бога за то, что он ниспослал ей этот
внезапный недуг, который даст возможность покинуть театр и уехать к
Альберту.
Ее величеству посоветовали заключить строптивую актрису в тюрьму,
чтобы она обрела там голос и бросила свои причуды. В первую минуту импе-
ратрица была разгневана, и окружающие решили, что угодят ей, сурово об-
виняя провинившуюся. Но Мария-Терезия, допускавшая иногда преступления,
когда они могли принести ей выгоду, не любила причинять ненужных страда-
ний.
- Кауниц, - сказала она своему премьер-министру, - велите выдать этой
бедной женщине письменное разрешение на выезд, и довольно об этом. Если
потеря голоса - военная хитрость с ее стороны, то это и акт мужества. Не
много найдется актрис, которые пожертвовали бы одним часом успеха ради
целой жизни супружеской любви.
Снабженная необходимыми бумагами, Консуэло наконец уехала, все еще
больная, но не ощущая своей болезни. Здесь мы опять теряем нить событий.
Процесс Альберта мог бы стать громким, но его сделали негласным. Возмож-
но, что процесс этот по своей сути был аналогичным тому, который прибли-
зительно в то же время возбудил Фридрих фон Тренк, а впоследствии проиг-
рал его после долгих лет борьбы. Кому во Франции стали бы известны под-
робности этого неправого дела, если бы сам Тренк не позаботился опубли-
ковать их и не повторял затем своих пылких жалоб на протяжении тридцати
лет? Но Альберт не оставил никаких записок. Поэтому нам придется обра-
титься к истории барона фон Тренка - ведь он тоже один из наших героев,
и, быть может, его мучения прольют некоторый свет на несчастья Альберта
и Консуэло.
Спустя месяц после сборища святого Грааля - в своих мемуарах Тренк
обходит это событие молчанием - он был снова арестован и заключен в
тюрьму в Магдебурге, в ужасный каземат, где он угасал в течение десяти
лучших лет своей молодости, сидя на камне с заранее начертанной на нем
эпитафией: "Здесь погребен Тренк"; кандалы, в которые он был закован,
весили восемьдесят ливров. Всему миру известны подробности этих ужасных
заключений, как, например, муки голода, которым он подвергался полтора
года, и тот факт, что тюрьма его была построена на средства его
собственной сестры, наказанной разорением за приют, оказанный брату.
Всем известны его фантастические попытки к бегству, невероятная энергия,
никогда его не покидавшая, и рыцарское безрассудство, сводившее на нет
все его замыслы; известны также искусные, выполненные им в тюрьме работы
- острием гвоздя он научился вырезать на оловянных кружках аллегоричес-
кие фигуры и трогательные надписи в стихах [23], глубоко задевающие ду-
шу. Известны, наконец, его тайные, продолжавшиеся несмотря ни на что,
сношения с принцессой Амалией Прусской, снедавшее ее отчаяние, попытка
обезобразить себя разъедающей жидкостью, сделавшая ее полуслепой, пла-
чевное состояние, в которое она намеренно привела свое здоровье, чтобы
избавиться от необходимости замужества, ужасная перемена, совершившаяся
в ее характере; словом - все эти десять мучительных лет, превративших
Тренка в мученика, а его знатную возлюбленную - в постаревшую, уродливую
и злую женщину, полную противоположность тому ангелу кротости и красоты,
каким она была прежде и каким могла бы быть и дальше, если бы от нее не
отвернулось счастье [24]. Все эти факты принадлежат истории, но истори-
ки, рисуя портреты Фридриха Великого, вспоминают о них слишком редко.
Это преступление, сопровождавшееся ненужными и утонченными жестокостями,
остается неизгладимым пятном на памяти этого деспота-философа.
Наконец Тренк был выпущен на свободу. Как известно, это произошло
благодаря вмешательству Марии-Терезии, которая потребовала его выдачи
как Своего подданного. И этой запоздалой милостью он был обязан все тому
же полотеру опочивальни ее величества - нашему Карлу. В мемуарах того
времени есть немало любопытных и трогательных страниц, посвященных изоб-
ретательным уловкам, которые пускал в ход этот великодушный простолюдин,
когда хотел добиться чего-нибудь от своей повелительницы.
В первые годы заключения Тренка его двоюродный брат, знаменитый
Тренк-пандур, жертва более обоснованных, но не менее жестоких и злобных
обвинений, был отравлен и умер в Шпильберге. Сразу после освобождения
Тренк Прусский явился в Вену и потребовал огромное наследство Тренка
Австрийского. Однако Мария-Терезия была отнюдь не склонна исполнить его
желание. Она уже давно пользовалась плодами похождений этого разбойника,
она покарала его за совершенные преступления, теперь она хотела извлечь
пользу из его грабежей и преуспела в этом. В то время как ее могущество
ослепляло толпу, она, подобно Фридриху II, подобно всем коронованным
особам, обладавшим к тому же недюжинным умом, не гнушалась тайными несп-
раведливостями, в которых ей предстояло отдать отчет перед судом божьим
и человеческим и которые будут так же взвешены на одной чаше весов, как
явные добродетели на другой. Завоеватели и властители, напрасно тратите
вы свои сокровища на возведение храмов: все равно вы останетесь нечес-
тивцами, если хоть одна золотая монета досталась вам ценой крови и стра-
даний. Напрасно порабощаете вы целые народы своим сверкающим оружием:
даже люди, наиболее ослепленные блеском вашей славы, все равно упрекнут
вас в истреблении одного-единственного человека, одной-единственной тра-
винки, хладнокровно загубленных вами. Муза истории, еще слепая, еще неу-
веренная, готова допустить, что в прошлом бывали преступления необходи-
мые и заслужившие оправдание, но неподкупная совесть-человечества про-
тестует против своих собственных ошибок и порицает хотя бы те преступле-
ния, которые ничем не послужили успеху великих начинаний.
Корыстолюбивые устремления императрицы быстро подхватили ее поверен-
ные, подлые агенты, которых она назначила опекунами имущества пандура, а
также недобросовестные судьи, вынесшие решение о правах наследника. Каж-
дый получил свою долю добычи. Мария-Терезия полагала, что ее доля будет
львиной, но напрасно несколькими годами позже отправила она в тюрьму и
на галеры неверных сообщников этого огромного ограбления - ей не удалось
полностью завладеть состоянием Тренка. Он же был разорен, но так и не
добился правосудия. Ничто не может дать лучшего представления о характе-
ре Марии-Терезии, чем та часть "Мемуаров" Тренка, где он излагает свои
беседы с императрицей по поводу этого дела. Избегая проявлять неуважение
к королевской власти, священной для всех знатных людей того времени, он
дает нам почувствовать черствость, лицемерие и жадность этой великой
женщины, в чьем характере сочеталось столько противоположных черт: воз-
вышенность и мелочность, простодушие и хитрость. Таково развращающее
действие противоестественной неограниченной власти, причины всяческого
зла, - подводного камня, о который неизбежно разбиваются самые прекрас-
ные, самые благородные инстинкты. Заранее решив отказать просителю, им-
ператрица тем не менее удостоила его выражениями сочувствия, подала на-
дежду, обещала свою помощь в борьбе с бессовестными судьями, которые его
разоряли. А в конце концов, сделав вид, что потерпела неудачу в поисках
истины и заблудилась в лабиринте этого бесконечного процесса, предложила
ему в возмещение убытков жалкий чин майора и руку некой пожилой дамы,
некрасивой, весьма набожной и развратной. Тренк отказался, и тогда импе-
ратрица, раздосадованная провалом своих матримониальных планов, заявила,
что он сумасшедший, что он чересчур самонадеян, что она не знает способа
удовлетворить его чрезмерное честолюбие, и отвернулась от него уже нав-
сегда. Поводы для конфискации наследства пандура видоизменялись в зави-
симости от обстоятельств и от лиц, занимавшихся этим делом. Один суд
постановил, что завещание пандура, поскольку тот умер, не сняв с себя
позорного обвинения, недействительно; другой - что даже если бы оно и
считалось действительным, то права наследника, как прусского подданного,
не имеют законной силы; третий - что долги покойного с лихвой поглотили
наследство и т.д. и т.д. Словом, препятствие нагромождалось на пре-
пятствие, правосудие тысячу раз нарушалось, и истец так и не добился его
[25].
Чтобы разорить и изгнать Альберта, не понадобилось столько хитростей,
и, должно быть, грабеж совершился без особых церемоний. Достаточно было
объявить его умершим и запретить воскресать столь некстати. Альберт, ра-
зумеется, ничего не требовал. Нам известно только, что незадолго до его
ареста канонисса Венцеслава скончалась в Праге, куда приехала лечить
острое воспаление глаза. Узнав о том, что ее последний час близок,
Альберт не смог противиться голосу сердца, звавшего его поехать и зак-
рыть глаза любимой тетке. Расставшись с Консуэло на границе Австрии, он
поспешил в Прагу. Впервые со дня своей свадьбы он вступил на землю Гер-
мании. Ему казалось, что десятилетнее отсутствие и попытка несколько из-
менить свою внешность помогут ему остаться неузнанным, и он явился к
тетке без особых предосторожностей. Ему хотелось получить ее благослове-
ние и прощальным излиянием любви и скорби загладить то зло, какое он не-
вольно причинил, покинув ее. Звук его голоса поразил полуслепую канонис-
су. Она не отдавала себе отчета в своих чувствах, но поддалась инстинк-
тивной нежности, которая оказалась сильнее памяти и рассудка. Обняв пле-
мянника слабеющими руками, она назвала его своим дорогим Альбертом, сво-
им навеки благословенным сыном. Старого Ганса уже не было в живых, но
баронесса Амалия и еще одна женщина из Богемского Леса, которая прислу-
живала канониссе, а некогда ухаживала и за больным Альбертом, были пора-



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 [ 106 ] 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.