read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Наконец раны жертвы перевязали и уложили ее на канапе в плачевном
состоянии, а наши либертены во главе с Жернандом, даже не удостоив
жалостливым взглядом неподвижную жертву своей ярости, быстро вышли вместе со
своими юными наперсниками, предоставив служанкам и Жюстине приводить ее в
порядок.
Именно в таких ситуациях лучше всего судить о людях. Если перед вами
новичок, случайно подхваченный волной собственных страстей, на его лице вы
прочтете угрызение совести, когда он, успокоившись, посмотрит на
отвратительные последствия своего исступления. А если это развратник, с
сердцем, прогнившим от всевозможных пороков, такие последствия его не
испугают; он будет взирать на них спокойно, без сожаления, быть может, даже
с приятным волнением утомленной похоти {Но если, и в том нет сомнения, самый
виновный бывает самым счастливым, так как его удовольствия не замутнены
сожалениями и угрызениями, тогда очевидно, что порок больше способствует
счастью, нежели добродетель. Какое горькое разочарование для моралистов!
(Прим. автора).}.
Итак, наши распутники, скорее приятно взволнованные, чем расстроенные,
рассуждая о наслаждениях, которые только что вкусили, скоро почерпнули в
свежих воспоминаниях силы, необходимые для того, чтобы устремиться мыслию к
новым. Они уединились в просторном будуаре, взяв с собой педерастов, и там,
лаская и облизывая юношеские тела, каждый старался разжечь за приятной
беседой тлеющие угольки недавнего пожара. - Вы понимает сами, дядюшка, -
начал Брессак, - насколько восхительна ваша страсть?
- Да, да, я не видел ничего более пикантного, - подхватил д'Эстерваль,
- чем это сочетание сладострастия и жестокости, ничто в мире меня не
возбуждает так сильно и ничто не в состоянии настолько полно удовлетворить
наши прихоти, чем способ, который практикует господин де Жернанд.
- Но мне кажется, - заметил Брессак, - я бы не стал ограничиваться
только руками: я бы делал надрезы по всему телу.
- Я тоже так делаю, - ответил Жернанд, - и шрамы моей дорогой супруги
свидетельствуют о том, что мало найдется мест на ее прекрасном теле, которые
избежали бы моей ярости.
- А правда ли, - спросил д'Эстерваль, - что только ваша жена обладает
способностью возбуждать вас во время этой процедуры?
- Меня может возбудить любая другая женщина, - сказал Жернанд, - но нет
сомнения в том, что графиня воспламеняет все мои страсти гораздо лучше и
полнее.
- Должно быть, это связано с принципиальным отношением графа к нашему
полу, - предположила Доротея.
- О, я уверен, что это отношение непримиримо в высшей степени, - сказал
Брессак. - Если бы дядя соизволил объяснить нам свои принципы, все общество
с удовольствием выслушало бы их.
Жернанд согласился, и поскольку как раз в этот момент пришла Жюстина
доложить хозяину о состоянии той, кого поручили ее заботам, ей позволили
присутствовать на лекции, которую Жернанд начал следующим образом:
- Вы полагаете, друзья, что мои страсти намекают на мое, скажем, не
очень высокое мнение о женщинах, и конечно, вы не ошибаетесь, думая, что я
презираю их не меньше, чем ненавижу, но когда женщина связана со мной
брачными узами, я испытываю к ней двойное пренебрежение и тройную антипатию.
Прежде чем перейти к анализу этих чувств, я бы хотел спросить вас, на каком
основании следует считать, что муж обязан составить счастье своей жены, и по
какому праву жена может претендовать на это. Согласитесь, что потребность
сделать друг друга счастливыми может существовать у двух людей, имеющих
одинаковую возможность вредить друг другу и, следовательно, обладающих
равной силой. Подобный союз может получиться лишь в том случае, если между
этими людьми сразу будет заключен пакт о том, что каждый из них будет
использовать свою силу не во вред другому, но такое странное соглашение,
разумеется, немыслимо между сильным существом и существом слабым. По какому
праву последний требует, чтобы первый щадил его? И какая глупость может
заставить первого согласиться на это? Я готов согласиться не применять силу
в отношении того, кто может быть для меня опасен, но зачем мне церемониться
с человеком, который предназначен служить мне самой природой? Вы скажете: из
чувства жалости? Это чувство уместно в отношении существа, равного мне и
похожего на меня, и поскольку оно эгоистичное, это возможно только при
условии молчаливого согласия с тем, что лицо, внушающее мне сострадание,
будет относиться ко мне точно так же. Но если я во всем превосхожу его,
такое сострадание мне не нужно, и я не буду стремиться завоевать его.
Неужели я такой дурак, чтобы жалеть человека, которому я не должен внушать
жалость? Разве буду я оплакивать смерть цыпленка, которого зарезали к моему
обеду? Этот человек, стоящий гораздо ниже меня, не имеющий никакой связи со
мной, не может зародить в моем сердце никаких чувств. Таким образом,
отношения между женой и мужем ничем не отличаются от отношений между
цыпленком и мною. В обоих случаях речь идет о домашней живности, которой
надо пользоваться так, как подсказывает природа. Однако я задам уважаемым
дамам вопрос: если бы природа предназначила ваш пол для счастья нашего и
наоборот, разве она, эта слепая природа, допустила бы столько ошибок при
создании обоих полов? Разве она вложила бы в них такие серьезные недостатки,
из которых обязательно должны проистекать взаимные отчуждения и неприязнь?
Чтобы не ходить далеко за примерами, скажите мне, друзья, какую женщину
может сделать счастливой человек с такой организацией, как у меня? И
наоборот, какой мужчина может безмятежно наслаждаться женщиной, если он не
обладает гигантскими пропорциями, необходимыми, чтобы удовлетворить ее?
Существуют ли по вашему мнению моральные качества в мужчине, которые
способны компенсировать его физические несовершенства? И какой разумный
человек, досконально знающий женщин, не воскликнет вслед за Эврипидом: "Тот
из богов, кто сотворил женщину, может гордиться тем, что создал самое
мерзкое из всех существ и самое вредное для мужчины!" Выходит, если
доказано, что два пола совершенно не подходят друг для друга и что не
существует худа для одного, которое не было бы во благо другому, тогда
неправда, будто природа создала их для взаимного счастья: она может дать им
желание сблизиться на короткое время с тем, чтобы способствовать
размножению, но только не желание соединиться и найти свое счастье друг в
друге. Коль скоро у слабого нет оснований требовать жалости от сильного, и,
стало быть, он не вправе рассчитывать на снисхождение, ему не остается
ничего другого, кроме как смириться. Поскольку, невзирая на невозможность
взаимного счастья, и тот и другой пол вечно ищут его, слабый должен,
благодаря смирению, собрать ту единственную толику блаженства, которая ему
доступна, а сильный должен добиваться своего счастья любым понравившимся ему
способом, ведь общеизвестно, что счастье сильного заключается в
осуществлении данных ему способностей, то есть в абсолютном подчинении
слабого.. Таким образом, оба пола найдут счастье друг в друге, но найдут его
каждый по-своему: один - путем слепого повиновения, другой - самым
энергичным угнетением. Если бы природа с самого начала не предполагала, что
один пол будет властвовать над другим, тиранизировать его, почему она не
дала им равных сил? Сделав одного во всех смыслах ниже второго, разве
недостаточно ясно она показала, что согласно ее воле сильный должен
пользоваться своими правами? Чем больше будет его власть, тем несчастнее
станет женщина, связанная с ним, и тем лучше он исполнит замыслы природы. И
судить о результатах следует не по жалобам слабого существа - любое такое
суждение будет ложным и порочным, потому что оно учитывает только точку
зрения людей слабых; надо судить об этом по степени могущества сильного, а
когда действие этой силы направлено на женщину, надо разобраться в том, что
такое женщина, и как относились к этому презренному полу в древности, как
сегодня относятся к нему три четверти народов на земле.
Итак, что мы увидим, если беспристрастно подойдем к этому? Хилое
создание, всегда ничтожное в сравнении с мужчиной, бесконечно менее
сообразительное, менее умное, представляющее собой нечто отвратительное,
совершенно противоположное тому, что может понравиться ее господину, тому,
что должно доставлять ему удовольствие; мы видим существо грязное в течение
трех четвертей жизни, неспособное удовлетворить мужа, когда природа
заставляет ее вынашивать ребенка, вечно раздражительное, мстительное,
властное; это настоящий тиран, если дать ему волю, это пресмыкающееся
животное, если его держать в узде, но всегда лживое, всегда злобное и
опасное; наконец, это настолько извращенное создание, что на церковном
соборе в Маконе долго и всерьез рассуждали, можно ли причислить это
существо, столь же отличное от мужчины, как обезьяна от человека, к
человеческому роду. Но возможно, это было заблуждение того, давно прошедшего
века? Возможно, к женщине относились с большим уважением в более поздние
времена? Может быть, персы, мидяне, вавиляне, греки, римляне - может, они
почитали этот мерзкий пол, которого мы имеем сегодня глупость делать своим
идолом? Увы! Я вижу, что его повсюду угнетают, всюду отстраняют от дел,
унижают, держат взаперти - короче говоря, с женщинами обычно обращаются как
с животными, которыми пользуются в моменты нужды и сразу после этого снова
ставят в стойло. Когда я вспоминаю Рим, я слышу, как мудрый Катон взывает из
древней столицы мира: "Если бы мужчины обходились без женщин, они могли бы
общаться с богами". Один римский цензор начинал свою речь такими словами:
"Если было бы возможно прожить без женщин, мы познали бы истинное счастье".
Я слышу, как в театрах Греции декламируют: "О, Юпитер! Что заставило тебя
сотворить женщин? Разве не мог ты давать жизнь людям более разумным
способом, таким способом, который избавил бы нас от этого бича?" Известно,
что тот же народ - греки - смотрели на этот пол с таким презрением, что
потребовались специальные законы, чтобы вынудить спартанцев размножаться, и
в этой республике в качестве наказания преступника одевали в женское платье,
то есть в одежду самого низкого и презренного существа на свете.
Но не будем углубляться в столь далекое прошлое и посмотрим, как
сегодня на земле относятся к этому несчастному полу. Как с ним общаются? Во
всей Азии он рабски служит капризам деспота, который мучает и истязает его и
наслаждается его страданиями. В Америке народы, человечные от природ ы
(эскимосы), проповедуют исключительно благожелательные отношения между
мужчинами, а к женщинам относятся с необыкновенной жестокостью. Я вижу, как



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 [ 107 ] 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.