read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



верил. Набежали соседи, каждый стал советовать свое.
- Ему вот что: на Манькино займище надоть съездить!
- А чо?
- А и не чо, тамо есь две семьи пришлых!
- Не слухай! Ты по торгу походи, паря! На торгу поспрошай, первое
дело!
Федор ездил и на одно, и на другое займище, и в рядах прошал, и уже
отчаялся совсем.
Ночевал он у своих новых знакомых. Женка, радуясь свежему человеку,
сказывала про ихнее житье. Федор слушал и не слушал. Лежал, и редкие слезы
скатывались у него по щекам, благо в темноте не было видать.
Грикшу он нашел, по счастью, решив в последний день еще раз съездить
в Данилов монастырь, поспрошать, и столкнулся с братом на переезде. Они
даже проехали мимо друг друга, но оба разом заворотили коней. Соскочив с
седел, обнялись. И прежде чем Федор успел раскрыть рот, Грикша вымолвил:
- Живы.
- Где?! - Федор сорвался и зарыдал.
Проезжие косились на них. Грикша отвязал от седла баклажку. Зашли за
кусты, привязав коней. Здесь, у редких клетей, бродили гуси. Сзади
подымались зеленя. А Москва вся стояла на виду, на той стороне, вздымая
рубленые башни и прясла стен, из-за которых отсюда едва вытарчивал
новорубленый терем князя Данилы.
Поглядывая на город, они сели под сараем. Оказалось, Федор все время
искал не тех, кого нужно. Грудной ребенок у Фени умер еще дорогой, до
Москвы, потому никто из соседей и не знал, что детей двое.
- А за спасенье спасибо не мне, а Яшке твоему.
- Не сбежал?! - ахнул Федор.
- Он их и спас. Я в монастыре был. Кинулся - тут пусто. Под стрелами
ушел. И не знал, где они и есть! А Яшка запряг - тоже все бросили, в одних
шубах - и погнал туда, к Звенигороду. Где-то, бают, на озере отсиделись,
за Рузой... А воротились, я тут их и нашел. Ойнас твой прямо в монастырь
привез... Дак страшно глядеть было. Кору там ели, говорят. Я их в Красное
Село отвез, там подкормились немного, а нынче в Переяславль тронулись.
Маненько ты не застал.
- А в доме твоем какой-то поселился...
- Знаю! Недосуг все... А вот возьму приставов, так я ему покажу,
умней станет вдругорядь! Тут, на Москве, свой дом отбить, и то подумаешь
преже. Народ всякий. Тебя кто принял-то? А, чеботарь! Ну, он мужик
тихий... А ты учись, учись, Федор, ты все по-своему, а люди злы, съедят!
- Где ж ты теперя-то?
- У архимандрита... - неохотно отозвался Грикша. Помолчав, предложил:
- Ты етто. Переезжай ко мне. Ужо потеснюсь.
- Да нет, поеду! Давно они?
- В тот четверток.
- Я думал, у тебя тут хоромы! - сказал Федор, печально усмехнувшись.
- Хоромы у бояр! - жестко отмолвил Грикша.
- Али ты столь нужен?
- Серебро в чужой мошне легко считать. Бога благодарю, что не успел
построиться! И не буду. Князь Андрей не последнее чудо учудит.
- Думашь?
- Мыслю так!
Они замолчали. Федор только теперь и заметил, что солнце греет, что
все зелено и весна. И Москва показалась даже красивой. Высоко, на горке!
Они шагом ехали бок о бок по наплавному, недавно наведенному вновь
после ледохода мосту. Грохотали телеги. Настил дрожал и покачивался под
колесами и копытами коней. Пешие теснились, стараясь обогнать медленные
повозки, проскакивали по самому краю, у воды. Высоко на горе стояла
бревенчатая стена. Тут, с берега, она уже все закрыла, и верха и кровли.
Видны были только дощатые свесы да шатровый невысокий верх проездной
башни.
- Как там у нас, не слыхал? - спросил Федор, когда они, обогнув
Кремник, подымались на взгорье вдоль кожевенных рядов. Грикша искоса
глянул на брата, вздохнул:
- Не хотел говорить-то! Слух есть, Ростиславич, как уходить, сжег
город.
- Федор Черный? Ярославский князь? - охрипнув, переспросил Федор.
Грикша угрюмо кивнул.
- Он. И еще одно. Дмитрий Борисович Ростовский умер, говорят. Теперь
Константин Углицкий сядет на Ростов. Это к добру. Они с князем Андреем в
ссоре. Ты там вызнай, сестра-то наша жива ай нет?

ГЛАВА 100
Жутко выглядит сожженный город, ежели это город, знакомый тебе с
детских лет. Глаза не верят, глаза знают, что вот там и там подымались
хоромы, тут - церковь, <шатровый верх>, а там клетская, <дивная>, как
называли ее на посаде. Эта гора щетинилась крышами, там был торг, тут -
княжой двор...
Глаза помнят, но там, где мысленному взору представляются хоромы,
клети, кровли, верхи, - там сейчас только небо, гладкое место, да глиняные
развалы печей, и угасшие головни на земле. Кое-где в небо подымался еще
медленный ленивый дым, что-то тлело уже вторую неделю под пеплом.
Федор подивился, какое ровное место тянулось, оказывается, по берегу
озера от Горицкой горы до рыжих, опаленных пожаром валов Переяславского
детинца. Городня на валах тоже обгорела, порушилась. Люди копошились там и
тут в золе, искали остатнее добро. Людей было мало, то ли не воротились,
то ли ярославский князь увел с собой во полон.
На Федора взглядывали молча, без интереса. Он, не спрашивая ни у кого
ничего, проехал в бывшие ворота - сейчас пустой, обгорелый разрыв среди
двух крутых земляных осыпей. И тут было еще более жутко. По кругу тянулся
черно-рыжий от огня городской вал, а внутри был только пепел, ровное поле,
покрытое пеплом и золой, и среди пепла, придвинутый к краю, стоял, весь в
саже, каменный собор. Собор уцелел, обгорели только верха. От княжеских
теремов не осталось и следа. Шагом ехал он по этому пустому месту и
оглядывал ровную круглящуюся линию валов и второй разрыв - вторые
сожженные ворота - там, впереди, все это густо застроенное тянущимися
вверх крутыми хоромами место, место торга, Красную - теперь черную -
площадь перед собором и дворцом, дворцом, которого нет. Во всем этом: и в
черно-сером пепле, и в пустоте круглящейся ровности городских валов, и в
одиноком величавом соборе князя Юрия Долгорукого - была какая-то неживая и
страшная красота. На миг представилось, что люди сюда уже не придут, что
дожди сгонят черную копоть со стен собора и добела отмоют белый камень, а
склоны валов порастут зеленой травой, поосыпятся. Мудрые вороны рассядутся
на зеленых склонах, из земли потянутся березки, а потом рухнет собор,
дерева оплетут корнями белый камень. Ели и сосны вырастут на валах. И
только круг более густого леса да иногда глиняный черепок на земле, под
бором, будут напоминать путнику, что здесь была жизнь, стоял город, жили
люди - Русь.
Кто-то ковырялся в золе у собора, на месте княжого терема. Подъехав,
он узнал знакомого княжеского дружинника. Поздоровались. Тот махнул рукой.
Выехав из вторых бывших ворот, Федор направился в рыбачью слободу,
выгоревшую только наполовину. Здесь курились печи, сновали люди, рыбаки
починяли челны. Знакомый боярин Терентий обрадовался Федору, даже забыл
про чины, обнялись. Поговорили о князе Иване, что, похоронив отца, уехал к
Андрею добиваться Переяславля.
- Тут бы не спорить...
- В Орду послано?
Боярин пожал плечами.
Княгиня с двором и с молодою княгиней остановились в Весках до поры,
пока возведут хоть какое жилье. Тело Дмитрия положили в соборе. Федор,
простясь с боярином, воротился в город, подъехал к собору, спешился,
обнажив голову, зашел внутрь. Долго стоял перед гробницей князя без
мыслей, без дум. Потом поцеловал гроб. Приложившись к иконе святого
Дмитрия Солунского, вышел вон. Служка потащился следом за ним. Федор
оглядел собор, кивнул:
- Верха оплыли совсем!
Тот, тоже задирая голову, покивал растерянно. Федор, не дожидаясь
ответа, надел шапку, сел в седло, тронул коня.
Никитский монастырь уцелел, но Клещин-городок спалили тоже. И
все-таки, подъезжая к Княжеву, Федор надеялся увидеть свой дом целым. Он
приподымался на стременах, ловя знакомую кровлю. Кровли не было. <Сжег
Козел!> - зло подумал он. Не было и другой высокой кровли, Прохорова дома.
Деревня выгорела до пруда. Только там, за прудом, уцелело несколько изб и
клетей.
Федор подъехал к родимому пепелищу. Конь осторожно переступил через
поваленную ограду. Заводной, вслед за первым, тоже переступил, высоко
подымая ноги, фыркнул, ноздрями втягивая запах гари.
Странно, как трудно было ставить хоромы и как мало осталось от них
теперь! Несколько раскатившихся черных бревен... Он подъехал к тому месту,
где был амбар. Так и есть! Яма разрыта, хлеб, значит, украли.
Журчал ручей за деревней. Росла молодая трава. Федор стоял, конь,
опустив голову, вынюхивал землю. Заводной, поглядывая на хозяина, поводил
ушами.
Он стоял и не думал ни о чем, даже, что надо искать своих, и
опамятовался только, когда услыхал крики и увидел старуху, что, хромая,
бежала по улице. Он вгляделся, спрыгнул с седла. Мать с воем бросилась к
нему в объятия.
- Мамо, мамо... - говорил Федор, не выпуская ее из объятий, а она то
ревела, утопив лицо у него на груди, то, отстранясь, ощупывала руками его



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 [ 107 ] 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.