read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сказал он, обняв Пегготи, а мне потряс руку. - Пойду искать ее... по свету.
А если она вернется и меня еще не будет, - ох, боюсь, что этого не случится!
- или я привезу ее домой, хотелось бы мне жить вместе с ней до самой смерти
там, где никто не сможет попрекнуть ее. Если же со мной что стрясется,
помните, - вот мое последнее слово ей: "Я по-прежнему люблю мою дорогую
девочку, и я ее прощаю!"
Произнес он это торжественно, стоя с непокрытой головой; затем надел
шляпу и спустился по лестнице. Мы провожали его до дверей. Стоял теплый
вечер, ветер поднимал пыль, и на залитой багровым светом людной улице, куда
выходил наш переулок, неумолчное шарканье ног по тротуару на время утихло.
Он завернул за угол, и его поглотил свет заходящего солнца; мы потеряли
его из виду.
Редко наступает такой же вечерний час, редко случается мне проснуться
ночью, редко бывает так, что я гляжу на луну и звезды, смотрю на дождь,
слушаю вой ветра, и передо мной не возникает одинокая фигура усталого,
бедного странника и не вспоминаются эти слова:
"Пойду искать ее... по свету. Если же со мной что стрясется, помните, -
вот мое последнее слово ей: "Я по-прежнему люблю мою дорогую девочку, и я ее
прощаю!"
Все это время я был влюблен в Дору еще больше, чем раньше. Мысль о ней
была прибежищем во всех моих невзгодах и скорбях и даже облегчала мне
тяжесть потери друга. Чем больше я жалел самого себя и других, тем больше
искал утешения в созерцании образа Доры. Чем коварней и печальней казалась
мне жизнь, тем ярче блистала высоко над землей чистая звезда Доры. Не думаю,
чтобы у меня было отчетливое представление о том, откуда появилась Дора, или
о том, какое положение занимает она среди высших существ, но знаю одно: с
негодованием и презрением я бы отверг мнение, будто она обыкновенное
человеческое существо, подобное всем другим молодым леди.
Если можно так выразиться, я растворился в Доре. Я не просто был
влюблен в нее по уши, но весь был насыщен любовью к ней. Я был так влюблен,
что, говоря фигурально, можно было из меня выжать достаточна любви, чтобы
утопить в ней кого угодно, но и тогда даже того, что оставалось во мне и
вокруг меня, хватило бы с избытком для заполнения всего моего существа.
Вернувшись домой, я первым делом отправился ночью в Норвуд и, подобно
герою старинной загадки, которая мне известна была с детства, бродил, думая
о Доре, вокруг дома, "все кругом и кругом, но не заходя в дом". В этой
непонятной загадке, помнится мне, речь шла о луне; что же касается меня, то
я - лунатик, раб Доры - в течение двух часов разгуливал вокруг дома и сада,
засматривал во все щели в заборе, ухитрялся ценою невероятных усилий
дотянуться подбородком до ржавых гвоздей, увенчивавших забор, посылал
воздушные поцелуи мелькавшим в окнах огонькам и время от времени
романтически призывал ночь защитить мою Дору... от чего защитить, я
хорошенько не знал - вероятно, от пожара. А может быть, от мышей, к которым
она питала сильнейшее отвращение.
Любовь так сильно овладела мной и столь естественным казалось мне
сообщить о ней Пегготи, расположившейся как-то вечером возле меня с хорошо
знакомыми мне принадлежностями для шитья и тщательно обследовавшей мой
гардероб, что посредством всевозможных иносказаний я поведал ей великую мою
тайну. Пегготи очень заинтересовалась, но я никак не мог добиться того,
чтобы она взглянула на дело с моей точки зрения. Она была пристрастна ко мне
и не могла понять, чего я опасаюсь и почему пребываю в унынии.
- Юная леди должна радоваться, что имеет такого поклонника, - сказала
она. - А что до ее папы, то, скажите пожалуйста, чего еще нужно этому
джентльмену?
Однако я заметил, что прокторская мантия мистера Спенлоу и его
накрахмаленный галстук произвели некоторое впечатление на Пегготи и внушили
ей большее уважение к человеку, которого с каждым днем я представлял себе
все более и более неземным и который, как мне казалось, испускал даже некое
сияние, когда, не сгибаясь, восседал в суде среди документов, - точь-в-точь
маленький маяк среди моря канцелярских бумаг. Кстати сказать, когда я сидел
вместе с ним в суде, мне, помнится, казалось необычайно странным, что всем
этим старым судьям и докторам не было бы никакого дела до Доры, если бы они
ее знали, и они отнюдь не потеряли бы голову от восторга, буде им предложили
жениться на Доре, а пение Доры и ее игра на волшебной гитаре, которая
доводила меня до безумия, не заставили бы ни одного из этих увальней
свернуть хотя бы на дюйм с их пути. Я презирал их всех до единого. Они меня
оскорбляли лично, - эти замороженные старые садовники в цветнике любви!
Судьи казались мне бестолковыми путаниками, а загородка перед их креслами
была не более привлекательна и поэтична, чем трактирная стойка.
Приняв на себя не без гордости попечение о делах Пегготи, я утвердил
завещание, уладил все дела в Департаменте наследственных пошлин, повел
Пегготи с собой в банк, и скоро все хлопоты были закончены. В промежутках
между этими деловыми визитами мы ходили на Флит-стрит смотреть слегка
подтаявшие восковые фигуры (надеюсь, что теперь, через двадцать лет, они
совсем растаяли), посетили выставку мисс Линвуд *, своего рода мавзолей
рукоделия, способствующий самоуглублению и покаянию, осмотрели Тауэр и
поднялись на верхушку собора св. Павла. Все эти диковинки немало развлекли
Пегготи, - насколько ее в то время вообще можно было чем-нибудь развлечь, -
за исключением, мне кажется, собора св. Павла, который вступил в
соперничество с картинкой на крышке любимой ее рабочей шкатулки и, по ее
мнению, отчасти проиграл от сравнения с этим произведением искусства.
Когда дела ее, которые мы в Докторс-Коммонс называли "обычными
формальностями" (эти "обычные формальности" были делами весьма легкими и
прибыльными), пришли к благополучному завершению, я взял ее однажды утром с
собою в контору уплатить по счету. Мистер Спенлоу, по словам старого Тиффи,
только что повел какого-то джентльмена приносить присягу для получения
лицензии на брак *, но я знал, что он скоро вернется, так как контора наша
находилась неподалеку от канцелярий заместителя епископа, а также
генерального викария, и потому я предложил Пегготи подождать.
Когда дело шло об утверждении завещаний, мы в Докторс-Коммонс напускали
на себя похоронный вид и старались казаться удрученными перед клиентами в
трауре. Из такого же чувства деликатности мы всегда были веселы и беззаботны
с клиентами, получавшими лицензию на брак. Поэтому я намекнул Пегготи, что
мистер Спенлоу уже совсем оправился от потрясения, вызванного кончиной
мистера Баркиса. А тут и сам мистер Спенлоу вошел в комнату с видом жениха.
Но ни Пегготи, ни я даже и не взглянули на него, увидев, что с ним идет
мистер Мэрдстон. Мистер Мэрдстон очень мало изменился. Волосы у него были
такие же густые и черные, как и раньше, а глаза его, так же как и в старые
времена, не внушали никакого доверия.
- А, Копперфилд! - сказал мистер Спенлоу. - Кажется, вы знаете этого
джентльмена?
Я холодно поклонился этому джентльмену, а Пегготи только чуть-чуть
наклонила голову. Поначалу он, казалось, был недоволен этой встречей, но
быстро принял решение, как себя вести, и подошел ко мне.
- Надеюсь, у вас все благополучно? - сказал он.
- Едва ли вас может это интересовать. Впрочем, если хотите знать, все
благополучно, - ответил я.
Мы обменялись взглядами, и он обратился к Пегготи:
- Сожалею, что вы потеряли мужа.
- Это не первая потеря в моей жизни, мистер Мэрдстон, - ответила
Пегготи, дрожа с головы до пят, - но хочу надеяться, что на этот раз некого
обвинять и никто в этом не виноват.
- Так, так... Ну что ж, утешительные размышления. Вы свой долг
исполнили? - сказал он.
- Слава богу, никто не зачах по моей вине. Да, мистер Мэрдстон, я ни
одного бедного создания не запугала и не довела до преждевременной смерти, -
сказала Пегготи.
Он хмуро поглядел на нее - раскаиваясь, по-видимому, что задал этот
вопрос, - и сказал, повернувшись ко мне. но глядя не в лицо мне, а на мои
ноги:
- Надо полагать, мы теперь не скоро встретимся снова, к нашему
обоюдному удовольствию, так как подобные встречи едва ли могут быть нам
приятны. Вы всегда восставали против моего законного авторитета, когда я к
нему прибегал для того, чтобы вас исправить, ради вашей же пользы, и потому
я не жду, что вы питаете ко мне добрые чувства. Неприязнь между нами...
- Мне кажется, давняя неприязнь! - перебил я его. Он улыбнулся, и
черные его глаза сверкнули беспредельной ненавистью ко мне.
- Она озлобила ваше сердце, когда вы были еще младенцем, - продолжал
он. - Она отравила жизнь вашей бедной матери. Да, вы правы. Тем не менее я
надеюсь, что впредь вы будете вести себя лучше. Я надеюсь, что вы
исправитесь.
Тут он оборвал разговор, который вел в канцелярии, не повышая голоса,
и, войдя в кабинет мистера Спенлоу, произнес громко и самым любезным тоном:
- Джентльмены профессии мистера Спенлоу привыкли уже к семейным спорам
и знают, как они всегда запутаны и тягостны.
С этими словами он заплатил за свою лицензию, получил ее, аккуратно
сложенную, от мистера Спенлоу, пожал ему руку, выслушал пожелание всяческого
благополучия ему самому и его будущей супруге и вышел из конторы.
Мне труднее было бы сдерживать себя и выслушать молча мистера
Мэрдстона, если бы я не прилагал в это время всех усилий, чтобы внушить
Пегготи (эта добрая душа пришла в ярость только из-за меня!), что здесь не
место пререкаться и что я умоляю ее сохранять спокойствие. Она так была
возбуждена, что я был рад утихомирить ее любыми средствами и не противился
ее объятиям, когда она бросилась ко мне, взволнованная воспоминаниями о
наших прежних обидах; я примирился с этим, несмотря на присутствие мистера
Спенлоу и клерков.
По-видимому, мистер Спенлоу не ведал, какая существует связь между
мистером Мэрдстоном и мною, чему я был очень рад, ибо даже мысленно,
вспоминая историю моей матери, не в силах был признать мистера Мэрдстона
своим родственником. Мистер Спенлоу, кажется, полагал - если он вообще думал



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 [ 109 ] 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.