read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Не все владельцы морских свинок встречали меня с таким острым чувством
негодования. Один пожилой мужчина даже пригласил меня к себе и терпеливо
выслушал мою страстную речь о том, что он может оказать человечеству
неоценимую услугу. Но, выслушав, все-таки отказался, заявив, что
человечество бог весть когда выиграет от моей затеи - да еще и выиграет ли?
- а он уже и сейчас проиграет.
Наконец мне удалось купить двенадцать свинок. Но опыт поставить
все-таки не удалось. Малышев вызвал меня в Москву и предложил заняться
холерным бактериофагом, который, по сведениям, поступившим из оккупированных
местностей, мог понадобиться в условиях нашего контрнаступления - и
действительно понадобился, когда оно началось.


ВОЗВРАЩЕНИЕ
Вся наша семейная жизнь состояла, в сущности, из одних только разлук и
свиданий. Десятки раз мы подолгу жили далеко друг от друга, и можно было,
кажется, привыкнуть к этим расставаниям, беспрестанно сменявшим друг друга.
Но к этой разлуке было невозможно привыкнуть. Мне было бы легче, если бы
война настигла нас одновременно и мы рука об руку вступили бы в эту новую,
неизвестную жизнь. Но война началась, когда наша группа была в Термезе, и
как я ни успокаивала себя, думая о том, что все близкие - если это правда -
здоровы, что бабушка с Павликом и без меня прекрасно устроились в Лопахине,
а Андрею удалось наладить свою холостую жизнь, все-таки время от времени
становилось страшно, что все это произошло и продолжает происходить без
меня. Теперь - наконец-то! - все мое стало моим: и то, что Павлику (об этом
сказал мне Андрей на вокзале) можно отправить посылку со знакомым
проводником вагона, и то, что Андрей не знал, хорошо ли он сделал, купив на
рынке кило масла за 920 рублей, и то, что концентраты, которые выдали ему на
работе, он положил в столовую, где температура редко поднималась выше нуля,
и то, что в Институте профилактики половину сотрудников, по чести говоря,
нужно уволить, а другую учить с азов, и т. д. и т. д.
...Неразобранные книги в связках лежат по углам, под диваном, на окнах.
Паровое отопление не действует, и в самой маленькой из комнат (прежде в ней
жила Агния Петровна) Андрей поставил железную печку, ту самую знаменитую
"пчелку" или "буржуйку", о которой еще смутно помнили люди моего возраста, а
кто помоложе, мог лишь прочитать в книгах о гражданской войне.
"Пчелка" топится давно, в комнате жарко. Все, что я привезла из
Ташкента, стоит на столе. Это первый наш вечер в Москве. Мы обходим
квартиру, которая без Павлика кажется мне не просто пустой, а пустынной,
возвращаемся, садимся за стол и только теперь, наконец, рассматриваем друг
друга - впервые в этом новом мире войны. Андрей побледнел, скулы торчат, на
носу беленькие параллельные косточки, как всегда, когда он худеет, и мне
смешно, что, расставаясь с ним, я всегда забываю, что он красивый и что,
когда он смеется, видны все его широкие белые зубы.
- Вспомнила?
- Почти. А ты?
Письма Агнии Петровны лежат перед нами, и среди них - дневник Павлика,
который он ведет с первых дней эвакуации и который тайно от автора бабушка
прислала в Москву.
"На второй день езды у нас опять кончилась вода, и мы ее больше не
пили. Обед мы брали в вагоне-ресторане, но бабушка боялась ходить, и мы не
брали. Света не было. Отлично".
Последнее слово написано красным карандашом - видимо, бабушка позволила
Павлику изложить свои впечатления вместо диктанта.
"Когда приехали, долго сидели на улице, а потом пошли на вокзал.
Скамейки были заняты, и многие, подстелив какой-нибудь платок, лежали на
полу. Бабушка села в какую-то сметану и ее пришлось вытирать... "
"Станция Лебедин, на которую мы приехали, называлась городом, но на
самом деле это было большое село. Мы шли по пыльной дороге, уставали,
маленькие плакали. Мы пришли поздно, легли спать на голый пол, потому что
вещи были в поезде. На следующий день играли и бегали. Вторую ночь мы спали
на сене. Так началась моя жизнь в Лебедине. Я радовался, когда приходили
хорошие известия с фронта".
"Драка с Лелей. Однажды я вышел гулять в сад. Девочки кидались снежками
с большим мальчиком Лелей. Он постепенно загнал нас в глубокий снег. Я
провалился, а когда вылез, калоши на моем валенке не было. Старуха пряла
пряжу. Только на другой день калоша нашлась буквально на метр в снегу".
Должно быть, старуха переехала в дневник со следующей страницы, на
которой большими ужасными буквами были написаны грамматические упражнения.
Скоро год, как мы расстались с Павликом - как он, должно быть,
изменился, как вырос! Хоть бы раз посмотреть на него. Осенью он пойдет в
школу - я не буду с ним в этот важный для него, надолго памятный день. Вот
он пишет: "буквально на метр в снегу", - в прошлом году он еще не знал этого
слова.
Мы вздыхаем и смеемся одновременно, и Андрей ладонью вытирает мне
глаза, и целует, и называет старушкой, как всегда, когда он особенно ласков
со мной.
- Ничего, старушка! Давай-ка ложиться. Двенадцать часов.
...Огонь в печурке вспыхивает и меркнет, сквозь открытую дверцу видно,
как медленно покрываются пеплом бархатно-красные угли. Встать бы, подбросить
дровишек! Куда там! Разве можно изменить что-нибудь в этой тишине, в этом
ровном дыханье Андрея? Осунувшееся лицо его кажется в полусумраке молодым,
острые косточки скул торчат совсем как в далекие лопахинские годы. Так это
он условился встретиться со мной на берегу Тесьмы в семь утра, потому что
еще никто не назначал свиданий так рано. Пустынька была видна с набережной,
плоты стояли на реке - так много, что можно было, не замочив ног, перейти на
другой берег, утреннее солнце вспыхивало разноцветными лучами в облачках
пара, поднимавшегося от сохнувших бревен.
И мне чудится, что я еду к нему по зимней, заваленной снегом Москве.
Тишина, темнота! Только время от времени рассыпается сноп искр над
трамвайной дугой, мгновенно озарив улицу неверным брызнувшим светом, да
фосфорный значок на груди одинокого прохожего слабо забрезжит и растает во
мгле. Он прилетел, он ждет меня на аэродроме. Неужели пройдет еще час,
прежде чем я увижу его, прежде чем он снимет перчатки с моих замерзших рук и
станет греть их своими губами?
Но вот уже утро, а я еще жду. Овальные тени сугробов медленно тают под
желтым светом зари. Он приехал, но это не он. В полутемном вестибюле
аэропорта кто-то другой подходит ко мне, высокий, с орлиным лицом, с
недовольно поднятыми бровями. Чем ты недоволен, в чем я провинилась перед
тобой? Кого просить, кого умолять, чтобы больше не приснился этот
мучительный сон?
Я не видела Москвы с первых дней войны и поразилась тому, насколько она
стала другая - опустевшая, раскрашенная, задумчивая и в то же время полная
сдержанной силы. Странные темно-красные дома с перекошенными окнами были
нарисованы на площадях, на манеже, на китай-городской стене. Ящики с песком
стояли у витрин, и окна ТАСС в шутку назывались мешками ТАСС, потому что все
большие окна и витрины были забиты деревянными досками и завалены мешками с
песком. На площади Коммуны появились маленькие дома, деревья, речка, и театр
Советской Армии превратился в раскинувшуюся среди Москвы искусственную
деревушку.
Легкие белые аэростаты по ночам висели над городом, и первые лучи
солнца серебрились на них - только первые, потому что с рассветом на всех
бульварах и скверах начинали скрипеть лебедки и девушки в пилотках спускали
на тросах эти аэростаты, которые оказывались огромными, похожими на какие-то
мягко колеблющиеся, бесшумно дышащие рыбы, на улицах разговаривало, гремело,
пело радио, и часто после тревоги почему-то передавали "Ночной зефир"
Глинки... "сквозь чугунные перила ножку дивную продень". Исчезли, как не
бывало, такси, сменившись грязными закамуфлированными фронтовыми машинами,
трамваи с забитыми фанерой окнами шли медленно, как бы ощупью, прикрыв по
вечерам свои - и без того неяркие - огни козырьками.
У вокзалов вдруг появились извозчики - бородатые, в армяках, с
номерами, и школьники подолгу разглядывали их, как живую иллюстрацию к
истории дореволюционной России.
Новая обувь появилась в Москве - суконные туфли и ботинки на деревянных
подошвах, и, присоединяясь к городскому шуму, всюду слышался непривычно
отчетливый стук.
Кажется, ничего не было забыто, чтобы превратить прежнюю веселую,
многолюдную Москву в этот новый, полузнакомый, полный сурового спокойствия
город. Забыли только детский городок на бульваре у Новоекатерининской
больницы, и лесенки, мостики, сказочные домики на курьих ножках остались на
своих местах - скучающие, пустые. Не кружилась больше полинявшая под осенним
дождем карусель, неподвижно висели гигантские шаги, и петушки на кровлях,
подняв головы, с удивлением прислушивались к железному лязганью танков.
Осенью 1941 года Коломнин собрал сотрудников, оставшихся в Москве после
эвакуации института, и предложил организовать лабораторию по производству
фагов. Месяца три эта лаборатория работала на началах полного
самоуправления, что не мешало ей снабжать необходимыми препаратами уходившие
на фронт ополченские дивизии. Потом я послала (из Ташкента) просьбу оформить
ее как филиал отдела. Возможно, что это было слишком громкое название для
лаборатории, состоявшей из пяти человек и работавшей в единственной теплой
комнате опустевшего здания. Но нарком согласился, и 31 декабря 1941 года, в
запомнившийся, радостный день взятия нашими войсками Калуги, я получила от
сотрудников телеграмму, в которой они поздравляли меня с тремя событиями: с
победой, с Новым годом и с основанием филиала.
Из сотрудников нашего отдела в филиале первое время работали только
Коломнин и Ракита. Рубакины были в Казани, и Лена писала, что Петр
Николаевич энергично хлопочет о возвращении института в Москву.
Конечно, это было прекрасно, что новую и сложную работу мы начали не на



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 [ 110 ] 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.