read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


"4"
Летом 1937 года из Москвы в Асканию-Нова выехали сотрудники Комитета по
заповедникам и ученые биологического отделения Академии наук.
Отсюда на постоянное местообитание отправляли первую партию гибридных
зубробизонов. В Крым...
Эта неожиданная новость как гром обрушилась на Михаила Зарецкого. Он
срочно приехал в Комитет по заповедникам. Настроение у него было отчаянное.
- Почему не на Кавказ? - с обидой спрашивал он в комитете. - Ведь мы
готовили стадо для Кавказского заповедника! Там основное обиталище зубра.
Кто принял такое решение?
Заместитель председателя комитета Макаров, который после смерти
Смидовича руководил заповедниками, вышел из-за стола, сел рядом.
- Обижен? Гневаешься, что обошли Кавказ? Послушай меня. Вот некоторые
аргументы. Природные условия в Аскании схожи с крымскими больше, чем с
Кавказом. Опасность неудачной акклиматизации для зверя меньшая. Ну, и письмо
из местного Совета...
- Какое письмо? - Зарецкий уже догадался.
- Директор заповедника просил отсрочить перевозку зубров на год-другой.
Ссылался на условия: не готовы к приему.
- Да это же ложь! - Михаил вскочил. - Директору не хочется, как он
выразился, лишней обузы! Мы готовы. И место давно выбрано. Ладно, мне можете
не верить. Так почему не спросили у Насимовича, который лучше знает?
- Насимовича на Кише уже нет. Он будет работать в комитете. Ты, Михаил
Андреевич, возьмешь на себя заботу о сохранности зубров. Научным сотрудником
поедешь. Помощником у тебя будет зоолог Шарова. И пожалуйста, не торопи нас.
Время летит быстро. Придет твой час.
- И все-таки... Мы в Аскании готовили зубров для Кавказа, знаем их
поименно. Кто-нибудь из них ушел в Крым?
- Ни одного! Вот список. Зубрицы Канна, Дора, Гроза. Все стельные. Все
от Бодо. Еще бык Лев. Ну, отлегло?
- Почему Насимович ушел?
- Не сработался с директором.
- А если я не сработаюсь?
- Не будет этого. Можно уступить раз... Мы знаем, что за человек
руководит заповедником. Снять его пока нельзя, директора поддерживают в
крае. Насимович погорячился, у них там... Впрочем, дело прошлое. Послушай
моего совета. Поезжай в Асканию, побудь при операциях перегона, перевозки.
Поучись на ошибках, которые неминуемы, чтобы не повторить их потом. А оттуда
- в горы. Делай свои дела без оглядки на директора. Прояви выдержку и
настойчивость. Скажи отцу: заминка на старте, не более.
В Асканию-Нова Зарецкий приехал вовремя.
От племенного рассадника в Буркутах зубрицы и бык в окружении всадников
довольно спокойно дошли до главной усадьбы. Тут их завели в загон и после
отдыха поместили в клетки - ящики, которые уже на машинах повезли на
станцию. Погрузка в вагон не отняла много времени.
До Симферополя зубры ехали всего десять часов. Выгрузили клетки ночью и
вскоре доставили на место. Тут зубров выпустили в просторный загон. Словом,
операция прошла более чем успешно, Зарецкий убедился в сохранности стада и
вернулся в Асканию.
Как написать обо всем случившемся на Кишу?
Он сочинил письмо на имя Лиды Шаровой. Ничего не упомянул о роли
директора, просто сообщил: "По решению комиссии..." И заверил, что их зубры
в добром здравии, он возле них.
Не без скрытого лукавства Шарова в своем ответе поздравила Михаила "с
успешной генеральной репетицией" и сообщила, что для приема зубров, вопреки
всяческим домыслам, у них все готово, загон сделан, Задоров с плотниками
сооружают на Сосняках помещение для наблюдателей. О Насимовиче, писала она,
Михаил узнает на месте. Кстати, когда он собирается в их Палестины?..
Михаил прочитал это письмо, улыбнулся и сел сочинять ответное. Заметим,
что именно с этого дня молодые люди стали довольно часто беспокоить почтовую
службу. Конечно, речь шла о зубрах. Конечно, о других, не терпящих
отлагательства делах, но случались в этих письмах и строчки, предназначенные
только для одного получателя. Когда Лидия Шарова прочитывала очередное
письмо своим коллегам, она пропускала некоторые фразы и при этом очень
смущалась.
Вскоре Зарецкий вернулся на Кишу. Управление находилось уже в
Гузерипле.
О дороге туда директор как-то забыл. Усложнилось сотрудничество ученых
со своими коллегами из университетских городов. Управление напоминало теперь
контору торгующей организации. Страсти кипели в директорском кабинете. Здесь
толпились люди, договаривались о ценах и сроках поставок, пеклись о сбыте и
процентах. Выше Гузерипля уже шла разработка пихты, резали и продавали
дранку, доски, даже жгли известь. На счету заповедника завелись деньги, но,
когда ученые просили какую-то сумму на постройку балаганов, приютов и
дорожек, директор вдруг вспоминал о рачительности. У него было свое правило:
вкладывать рубль туда, где получишь три. Что получишь от науки?..
Наука оттеснялась на второй план. Зарецкий при первой же встрече с
директором высказал ему свое возражение.
- С голоса Насимовича запел? - огрызнулся тот. - Ну, так это не звучит.
Я не потерплю самодеятельности!
- Мы можем оставить вашу контору. Все! - запальчиво сказал Михаил. - Но
тогда не будет и заповедника!
И директор напугался. Понимал, что переборщил. Насимовича ему удалось
убрать, но повторение хода - вещь уже опасная. Он сбавил тон. К удивлению
своих друзей, Зарецкий добился чего хотел: четыре плотника начали строить
мосты и приюты на кордонах.
Однако при очередном разговоре о зубрах вспыхнула ссора. Зарецкий не
сдержался и наговорил всякого обидного. Директор промолчал. Некоторое время
они не разговаривали.
Об этом Михаил рассказал только своей помощнице. Она свела брови.
- Заповедник уже потерял одного отличного работника. Ты тоже
собираешься, да?
- Я не уйду. Это он уйдет.
- Мы все - за тебя, Миша. Все на твоей стороне. Но пожалуйста, не
обостряй отношений. Тебе еще надо привезти зубров, выходить их.
- Это главное дело моей жизни. Никакая сила не вытолкнет меня из
заповедника! Я тут родился и вырос. Или через год тут будут зубры, или я не
Зарецкий! Отец отвернется от меня, если я этого не добьюсь!
Лида глаз с него не сводила. Лицо ее светлело.
- Ну, ты молодец! Право, не знаю, как тебя похвалить. И все-таки очень
прошу, пожалуйста, не надо шумных ссор, пореже встречайся с директором! У
него свои хлопоты, у нас - свои. Время все изменит.
- Ты учишь меня смирению?
- Мудрости.
- Да откуда она у тебя?..
- Я женщина, - сказала она. - Просто женщина.
Минуту они молчали, даже не смотрели друг на друга, а потом Лида с
милой нелогичностью спросила:
- Твои родители не переехали в Майкоп?
- Жду известия. Собирались. Мне надо будет поехать помочь им. Дом
готов, я побывал там. Это наше старое-престарое жилье.

Глава четвертая
Знакомство в Майкопе. Хлопоты в Москве.
Разговор у Гептнера. В дороге. Встреча на лесной поляне.
Осуществленная мечта. Перегон. Беглянка.
Август 1940-го: зубры снова на Кавказе!

"1"
Андрей Михайлович Зарецкий признавался себе: зубры, главным образом
они, потянули его в Майкоп. Не мог остаться в стороне. Как же можно без
него?..
Не простое это дело - бросать дом, работу и возвращаться в места,
память о которых уже поистерта временем. Да и возраст. Ему было близко к
шестидесяти, здоровье поистрачено. В таких случаях люди стараются сидеть на
месте, чтобы избежать лишних перегрузок и волнений.
Все доводы, о которых Зарецкий не один раз заводил разговор,
убедительны: старые друзья, родные горы, близость к сыну и будущей его
семье. Но все же окончательное решение он принял после поездки на Кишу. И
связано оно было, конечно, с зубрами.
Сколько лет слышал он разговоры а возвращении зубров, столько же думал
о своей причастности к проекту - и непосредственно, и через сына. Так уж
случилось, что вся жизнь его, все радости и беды, даже трагическая гибель
родителей связывались с заповедником и с зубрами. Наконец, возвращение их
становится реальностью. Звери эти выращены для Кавказа. Они близко.
И вот подступили важные события.
В конце 1939 года Михаила Зарецкого телеграммой вызвали в Москву.
Из столицы родителям и, конечно, на Кишу полетели обстоятельные письма.
Тон их был приподнятый, даже торжественный. Не обошлось без восклицательных
знаков, без слов "решено", "наконец-то долгожданное", "мне приказано" и
редкостное для него откровение: "Радость моя так велика, что я улыбаюсь даже
когда сплю".
Старые Зарецкие были уже в Майкопе, в знакомом трехоконном домике, где
когда-то принимали милых своих друзей - Катю и Сашу Кухаревичей. На их
могилу они сходили в первый же день своего возвращения.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 [ 110 ] 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.