read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



девушку. Когда строгое выражение ее лица смягчилось, мы постепенно про-
никлись исходившим от нее очарованием. У нее ангельский взгляд, а звук
ее голоса волнует сердце, словно райская мелодия. Кем бы ни была эта
женщина - законной супругой философа или великодушной авантюристкой, ко-
торая следует за ним, влекомая жгучей страстью, - глядя на нее, слушая
ее голос, невозможно предположить, чтобы порок или низменный инстинкт
мог запятнать это спокойное, искреннее, доброе создание. В первую минуту
мы испугались, как бы наш мудрец не оказался униженным пошлой связью, но
эта мысль быстро рассеялась, и мы поняли, что, если говорить об истинном
благородстве - благородстве сердца и ума, - он встретил на своем пути
поэтическую возлюбленную, родственную душу, идущую вместе с ним сквозь
все жизненные бури.
- Простите меня за страх и недоверие, - сказала она, когда мы ответи-
ли на ее вопросы. - Нас долго преследовали, мы много страдали. Благода-
рение небу, друг мой забыл о том, что такое горе, ничто больше не может
встревожить его или заставить страдать. Но мне бог велел его охранять, и
я обязана тревожиться вместо него и заботиться о нем. Ваши лица, звук
ваших голосов еще больше успокоили меня, нежели символы и слова, которы-
ми мы только что обменялись. Ведь наши таинства были не раз употреблены
во зло, и теперь есть столько же ложных братьев, сколько ложных настав-
ников. Житейское благоразумие могло бы заставить нас не верить никому и
ничему, но боже нас сохрани от такой степени эгоизма и нечестия! Правда,
семья верующих разбросана, и у нас больше нет храма, где мы могли бы
приобщиться к духу и к истине. Адепты утратили смысл таинств, буква уби-
ла дух. Божественное искусство опошлено и забыто людьми, но что все это
значит, если вера еще живет в сердцах некоторых из нас? Что все это зна-
чит, если Живое слово еще хранится в каком-нибудь святилище? Когда-ни-
будь оно выйдет оттуда и снова распространится среди людей, и, быть мо-
жет, храм будет воздвигнут вновь благодаря вере хананеянки и лепте вдо-
вицы.
- Именно за этим Живым словом мы и пришли сюда, - ответил учитель. -
Его признают во всех святилищах, но уже не понимают его смысла. Мы с жа-
ром изучали его, мы бережно несли его в себе и после многих лет трудов и
размышлений как будто постигли истинное его значение. Вот почему мы
пришли просить вашего супруга, чтобы он либо подтвердил нашу веру, либо
устранил наше заблуждение. Убедите его выслушать нас и дать ответ.
- Это зависит не от меня, - ответила Цыганка, - и еще менее от него
самого. Трисмегист не всегда испытывает вдохновение, хотя с некоторых
пор постоянно находится во власти поэтических иллюзий. Обычное выражение
его чувств - это музыка. Его метафизические идеи редко бывают достаточно
ясны, они являются плодом возбуждения и экзальтации. Так, например, се-
годня он не смог бы сказать вам ничего такого, что бы вас удовлетворило.
Его речи всегда понятны мне, но вам, не знающим его, они показались бы
туманными. Должна предупредить вас - в глазах людей, ослепленных холод-
ным рассудком, Трисмегист безумен, и в то время как народ-поэт смиренно
предлагает дары гостеприимства необыкновенному артисту, который волнует
и восхищает его чувства, заурядные люди из жалости бросают подачку бро-
дячему музыканту, продающему в больших городах свое вдохновение. Но я
учила наших детей не брать этих подачек или брать их, но лишь в тех слу-
чаях, когда рядом с нами идет калека-нищий, которому небо отказало в та-
ланте волновать и убеждать. Что до нас, мы не нуждаемся в деньгах бога-
чей и не просим подаяния - милостыня унижает того, кто ее принимает, и
ожесточает подающего. Все, что не является обменом, должно исчезнуть в
обществе будущего. А пока что бог позволил нам - мужу и мне - жить этим
обменом и таким образом прикоснуться к идеалу. Мы приносим искусство и
восторг душам, способным к восприятию искусства и к ощущению восторга.
Мы принимаем священное гостеприимство бедняка, делим с ним его скромный
кров и умеренную пищу. А когда у нас возникает необходимость в простой
одежде, мы зарабатываем ее, задерживаясь на несколько недель в какойни-
будь семье и давая уроки музыки. Проходя мимо пышного замка, мы поем под
окнами его владельца, ибо он приходится нам таким же братом, как пастух,
пахарь и ремесленник, но спешим удалиться, не ожидая награды, ибо счита-
ем, что этот несчастный ничего не может дать нам взамен, и, таким обра-
зом, это мы подаем ему милостыню. Словом, мы живем жизнью артистов, как
сами ее понимаем, ибо бог создал нас артистами и мы обязаны использовать
его дары. У нас повсюду есть друзья и братья в низших слоях того общест-
ва, которое сочло бы унижением для себя спросить, каким образом нам уда-
ется жить честными и свободными. Каждый день мы создаем новых привержен-
цев искусства, а когда наши силы иссякнут и мы уже не сможем кормить и
носить на руках наших детей, они, в свою очередь, помогут нам, будут
кормить и утешать нас. Если детей не будет с нами, если они уедут дале-
ко, увлекаемые иными призваниями, мы будем жить, как старый Зденко, ко-
торого вы видели вчера: в течение сорока лет он пленял своими легендами
и песнями всех крестьян в округе, а в последние годы они принимают его и
заботятся о нем как об уважаемом учителе и друге. Неприхотливые вкусы,
привычка к умеренности, любовь к путешествиям, здоровье, которое дарит
жизнь, сообразная с требованиями природы, поэтическое вдохновение, от-
сутствие дурных страстей, а главное - вера в будущее мира, - разве все
это признаки безумия? И все же вам может показаться, что рассудок Трис-
мегиста помутился под влиянием чересчур пылкого восторга, как некогда он
показался мне замутненным скорбью. Но, узнав его ближе, вы, может быть,
поймете, что только людские заблуждения и ошибки общепринятых законов
выдают за помешанных всех тех, у кого есть талант и фантазия. Знаете
что, присоединитесь к нам и давайте попутешествуем вместе весь сегодняш-
ний день. Быть может, выпадет час, когда Трисмегист заговорит не только
о музыке. Просить его не надо, в какую-то минуту это придет само собой.
Что-нибудь может пробудить в нем прежние мысли. Мы отправляемся через
час - наше присутствие здесь угрожает навлечь на голову моего мужа новые
опасности. Ни в каком другом месте мы ничем не рискуем - нас не могут
узнать после стольких лет изгнания. Мы идем в Вену через Богемский Лес и
по течению Дуная. Когда-то я уже совершила такое путешествие и охотно
повторю его еще раз. Мы повидаем двух старших детей. Наши состоятельные
друзья пожелали оставить их у себя и дать им образование - ведь не все
люди рождаются для того, чтобы стать артистами, и каждый должен идти в
жизни по пути, предначертанному провидением.
Таков был рассказ этой необыкновенной женщины - мы не раз прерывали
ее вопросами - о жизни ее мужа, ставшей также и ее жизнью, ибо она цели-
ком разделила с ним и вкусы его и взгляды. С радостью приняв предложение
следовать за ней, мы вместе вышли из хижины, и импровизированная стража,
которая охраняла дом, собираясь нас задержать, немедленно разомкнула
круг, пропуская нас.
- Пойдемте, дети, - крикнула им Цыганка своим звучным, мелодичным го-
лосом, - ваш друг ждет вас под липами. Сейчас лучшее время дня, и утрен-
няя наша молитва выразится в музыке. Доверьтесь этим двум друзьям, - до-
бавила она, указывая на нас прекрасным, естественно-театральным жестом,
- они свои и желают нам добра.
С радостными возгласами и песнями крестьяне устремились вслед за на-
ми. Дорогой Цыганка сообщила нам, что она с семьей сегодня же утром по-
кидает этот поселок.
- Только не надо говорить об этом, - добавила она. - Расставание зас-
тавило бы наших друзей пролить немало слез. Но здесь нам небезопасно.
Кто-нибудь из старых врагов может случайно оказаться в этих краях и под
одеждой цыгана узнать Альберта Рудольштадта.
Мы дошли до поселка. Он был расположен на зеленой лужайке, окруженной
великолепными липами; меж огромных стволов виднелись скромные домики и
извилистые тропинки, протоптанные стадами овец. В первых косых лучах
солнца, блестевших на изумрудном ковре лугов, в серебристой утренней
дымке, окутывавшей склоны окружающих гор, этот уголок показался нам по-
истине волшебным. Затененные места, казалось, хранили еще синеватый отб-
леск ночи, а вершины деревьев уже окрашивались в золото и пурпур. Все
было чистым и четким, все казалось нам свежим и юным, даже вековые липы,
крыши, поросшие мхом, и седобородые старцы, выходившие, улыбаясь, из
своих хижин. Посреди небольшой площадки, где протекал прозрачный ручеек,
разделяясь и снова скрещиваясь у наших ног, мы увидели Трисмегиста и его
детей - двух прелестных девочек и мальчика лет пятнадцати, прекрасного,
как Эндимион скульпторов и поэтов.
- Вот это Ванда, - сказала Цыганка, указывая нам на старшую дочь, - а
младшую зовут Венцеславой. Сына же мы назвали дорогим нам именем любимо-
го друга его отца - его зовут Зденко. Старый Зденко явно предпочитает
его остальным. Посмотрите - он прижал к себе Венцеславу, а Ванду держит
на коленях, но думает он не о них: он смотрит на моего сына, словно ни-
как не может на него наглядеться.
Мы взглянули на старого Зденко. Два ручейка слез катились по его ху-
дому, изборожденному морщинами лицу, а взгляд, исполненный блаженного
восторга, был прикован к юноше, этому последнему отпрыску Рудольштадтов,
который с радостью носил его имя - имя раба - и, держа его за руку, сто-
ял сейчас с ним рядом. Мне хотелось бы нарисовать эту группу и стоявшего
рядом Трисмегиста: переводя растроганный взор с одного на другого, он
настраивал свою скрипку и пробовал смычок.
- Это вы, друзья? - сказал он, приветливо ответив на наше почти-
тельное приветствие. - Значит, жена пришла за вами? И прекрасно сделала.
Сегодня у меня есть что сказать, и я буду счастлив, если вы послушаете
меня.
И он заиграл на скрипке с еще большей полнотой звука и торжествен-
ностью, чем накануне. По крайней мере таково было наше впечатление, еще
усилившееся благодаря присутствию толпы селян, которые трепетали от ра-
дости и восхищения, слушая старинные баллады своей родины и священные
гимны, воспевавшие античную свободу. Чувства по-разному отражались на
этих мужественных лицах. Одни, как Зденко, восхищенные видениями прошло-
го, стояли затаив дыхание и, казалось, впитывали в себя эту поэзию,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 [ 110 ] 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.