read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



готовился к очередному самоэкзамену. Перед ним лежала на столе красочная
схема охлаждения плазмопровода. Но что-то не мог сегодня Володя
сосредоточиться на занятиях. Внимание рассеивалось. За переплетениями
схемы чудилось оживленное девичье лицо - лицо Тони Гориной.
Володя томился. Если бы полгода назад кто-нибудь сказал ему, что с ним
произойдет такое, он бы ответил презрительным смешком. Но теперь Володе
было не до смеха. Душу раздирали сомнения. То ему казалось, что Тоня к
нему благосклонна, то, напротив, он приходил к горькой мысли, что
нисколько ей не нужен. Уж очень была своенравна Тоня Горина. Вечно она
торопилась туда, где много веселых людей, где поют, острят и танцуют.
Володя же был человеком, так сказать, камерного склада, многолюдье
отпугивало его.
Вот уже больше недели, как они не встречались из-за размолвки. Тоня
обещала покататься с ним на лодке и вообще провести вечер вдвоем, но,
придя в садовую беседку, где они обычно встречались, сразу заявила, что не
сможем сдержать обещания, потому что искусствоведы затеяли "чудный вечер
старинного танца" и ей надо там быть непременно. Отговаривал ее Володя,
отговаривал, а потом тихо рассердился и сказал: "Жаль, что мы не понимаем
друг друга". И ушел.
Теперь он сидел в своей комнате в общежитии и заставлял себя вникнуть в
охлаждение плазмопровода, но ничего путного из этого не получалось.
Никогда прежде не помышлял Володя о стихосложении, а тут вдруг испытал
потребность излить, как говорится, душу. Проще всего было разработать
программу, закодировать ее и поручить создание стихотворения универсальной
логической машине. Но Володя предпочел старый метод, хотя нисколько не был
к нему подготовлен опытом предшествующей жизни.
Отодвинув в сторону схему охлаждения, он положил перед собой чистый
лист бумаги. Работа оказалась мучительной. Володя бормотал слова, отмерял
на пальцах слоги, принимался писать и тут же зачеркивал написанное. Не то,
не то! Пожалуй, лишь две строки в какой-то мере выражали его настроение:
"Жизнь, лишенная биоконтакта с объектом любимым,
Холодна, точно кельво-мороз нулевых областей".
Да, это были удачные строки. Конечно, Володя сознавал, что лирики
прошлых времен писали лучше. Не то чтобы он их читал - к стихам он, в
общем-то, был равнодушен, - но Тоня очень любила стихи и уйму их знала
наизусть. Володя даже запомнил одно из читанных ею стихотворений, там
неплохо было сказано "о нити той таинственной, что тянется, звеня, той
нити, что с Единственной могла б связать меня".
Единственная... Очень точное определение. Но что делать, когда
Единственная не понимает?..
Володя скомкал листок и швырнул в пасть мусоропровода. Схема охлаждения
снова заняла на столе свое законное место. Но спустя несколько минут
Володя обнаружил, что ничего не видит и не понимает в этой треклятой
схеме.
Нет, так дело не пойдет. Прежде всего надо поточнее разобраться в
характере отношений.
Он взял лист миллиметровки и крупно надписал сверху: "Анализ моих
взаимоотношений с Тоней Г.". Раздумывая, припоминая подробности встреч и
настроений, он постепенно построил график. По оси абсцисс было отложено
время, по оси ординат - сила чувства в условно принятых Володей единицах.
Красная кривая выражала отношение Володи к Тоне, а синяя - ее отношение к
нему. На точках переломов стояли краткие пояснения: "пляж", "на концерте",
"диспут об искусстве"...
Володя так углубился в анализ, что не заметил, как вошел и остановился
за его спиной Морозов.
- Хм, - произнес Морозов. - Ты бы действовал в логарифмическом
масштабе. Смены настроений были бы выразительнее.
Володя быстро прикрыл график рукой.
- Мысль, - согласился он. - Вместо величин чувств откладывать их
логарифмы...
- Эх ты, досужий анализатор. Ну-ка, Вовка, говори, что у тебя
стряслось?
И тут Володя, всегда такой сдержанный и уравновешенный, вдруг понял,
что самоанализ - ничто, пыль, тлен по сравнению с доверительным
разговором. Сбивчиво и торопливо, словно опасаясь, что его прервут, он
рассказал Морозову все без утайки о своих трудных отношениях с Тоней
Гориной и закончил классическим вопросом:
- Что мне делать, Алеша?
"Нашел у кого спрашивать совета..." - невесело подумал Морозов. Но у
Володи была в глазах такая мольба, что язык не повернулся ответить "не
знаю", хотя истина заключалась именно в этом ответе.
- Послушай, - сказал он, глядя в окно на яркие фрески противоположного
корпуса. - Я не очень-то гожусь в советчики, но... объяснись ты с ней
начистоту. Признайся в любви и...
Он хотел добавить: "...и не морочь мне голову", но удержался.
- Разве она сама этого не понимает? - спросил Володя, искренне
удивленный.
- Конечно, понимает, но... в общем, надо объясниться. Объяснение, по
крайней мере, тем хорошо, что внесет какую-то ясность. - Морозов
усмехнулся при мысли о том, как легко давать советы другим. - Вызови Тоню
на свидание, попроси, чтобы она выслушала тебя, не перебивая... встань,
черт побери, перед ней на колени... Наши предки прекрасно все это умели, а
мы почему-то разучились...
- На колени? - еще больше изумился Володя.
- Да! На колени! - Морозов крупно зашагал по комнате, пытаясь подавить
в себе закипающее непонятное раздражение. - Скажи, что жить без нее не
можешь. Не отпускай ее ни на шаг. Куда она, туда и ты! Иначе непременно
появится кто-то другой! - Он остановился перед Володей, сунул ему в руки
коробочку видеофона. - На! Вызывай ее сейчас же, при мне! Ну, быстро!
- Хорошо, - оторопело прошептал Володя.

Тоня пришла в беседку точно в назначенный час. На ней было платье без
рукавов, при малейшем движении оно вспыхивало разноцветными искрами,
меняло цвет.
В саду сгущалась вечерняя синева, на небе высыпали звезды.
- Какая ночь! - сказала Тоня, остановившись у входа в беседку. Она
закинула руки за голову, поднятую к звездам, и с чувством произнесла: -
"Какая ночь! Алмазная роса живым огнем с огнями неба в споре, как океан,
разверзлись небеса, и спит земля - и теплится, как море".
Володя любовался ее лицом, ее руками, с наслаждением слушал Тонин
звучный голос. Ему хотелось выразить свой восторг. Но он не умел.
- Тоня, - сказал он. - Здравствуй, Тоня.
- Привет, - улыбнулась она. - Куда пойдем?
- Посидим здесь. Тоня. Мы почти не бываем вдвоем...
- Сегодня бал у математиков, у них всегда очень весело, но, если
хочешь, посидим немного.
Они сели на скамейку. "С чего начать?" - взволнованно подумал Володя.
- Ну, что у тебя? - прервала Тоня затянувшееся молчание. - Сдаешь
зачеты?
- Сдаю... А у тебя что нового?
- Ничего особенного. Сегодня было много переговоров с Луной. У
Чернышева такой приятный голос, даже когда он сердится. Он требовал
прислать какое-то снаряжение. Тебе не надоело сидеть?
- Тоня... - Володя несмело взял ее руку в свои ладони. - Тоня, скоро
наша группа улетит на Луну, и я хотел... я хотел тебе сказать...
Она быстро взглянула на него.
Вот теперь следовало, по совету Морозова, упасть на колени. Но Володя
будто одеревенел. Он подумал, что неприлично так долго держать ее руку, и
выпустил.
- Что же ты хотел сказать?
- Тоня... - Володя еле шевелил языком, все приготовленные заранее слова
напрочь выскочили из головы. - Тоня, - продолжал он с отчаянной
решимостью. - Я бы очень, крайне хотел, чтобы мы... чтобы мы всегда были
вместе... Куда ты, туда и я...
- Вот и хорошо, - заулыбалась Тоня. - Вот и пойдем на бал к
математикам. - Она встала. - Ну, что же ты? Пойдем, скоро начнется.
- Нет. - Володя помотал головой и тоже поднялся со скамейки. - Нет,
Тоня, ты не понимаешь... Лучше я уйду...
Он потерянно кивнул и, не оборачиваясь, побрел прочь. Она озадаченно
смотрела ему вслед. Потом достала зеркальце, поправила волосы - это
помогло ей справиться с растерянностью.
- Дивергентный какой-то, - тихо проговорила Тоня.
Она была неправа. Дивергенции, то есть расхождения, отклонения от
правил, начались несколько позже.
После объяснения с Тоней Володя провел бессонную ночь. Зато на утренних
занятиях он проспал учебный фильм "Обеспечение безопасности при текущем
ремонте вспомогательных плазмопроводов". Во второй половине дня он сдавал
практикум по приготовлению пищи в вакуумных условиях и только вечером,
окончательно освободившись, отправился к Морозову, чтобы отвести душу.
В коридорах общежития было шумно, из-за полуоткрытых дверей слышались
голоса, смех, музыка. У Морозова в комнате сидели трое парней, они спорили
о чем-то. Включенный кристаллофон выкрикивал какую-то старинную песню из
морозовской коллекции, высокий отчаянный голос выводил:
По-о-хранцузски - бутенброд.
По-хранцузски - бутенброд...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.