read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



За окном нерешительно прокричали и смолкли лягушки. Трещал ночной кузнечик. Луна, готовая лопнуть от тяжести ртутного света, висела над косматой пустошью. Валентин посмотрел на луну, послушал кузнечика и спросил:
- А командоры... они, значит, тоже относятся к Хранителям? Раз охраняют детей...
- Не все, только самые знаменитые. Хранитель - это... ну как бы уже посмертное звание. Надо, чтобы его присвоили. За всякие героические дела...
- А кто присваивает?
- Не знаю...
- А... почему ты решил, что я должен знать про командоров? Помнишь, ты сказал?
- Ну... вы ведь тоже... как командор. Бережете нас...
- Ох, милый мой, ты и сказал!.. - горько выдохнул Валентин. - Чтобы командором стать, надо быть, видимо, чуть ли не святым. А на мне грехов...
- Святых людей не бывает, - опять по-взрослому отозвался Юр-Танка. - И грехов хватает у каждого... Командор Красс тоже был всякий. Военный же, крови сколько на нем... А потом...
- Кровь, когда в бою, это одно... а если совесть не чиста... - не сдержался Валентин.
А Юр-Танка сказал просто и с печалью:
- А у кого она чиста? Наверно, так не бывает.
- По-моему, бывает. Вот ты такой, например, - уверенно сказал Валентин.
Юр-Танка мотнул головой:
- Не-е... Все время что-нибудь скребет...
- Тебя-то? - не поверил Валентин. Однако тут же подумал: "Хотя он ведь князь. Пускай маленький, а все равно... У какого владыки совесть без пятнышек?"
Но Юр-Танка сказал о другом. Совсем по-ребячьи:
- Золотинку вот жалко... Была живая, а пришлось погубить.
Валентин вспомнил, как хрустнули рыбьи косточки. Еле удержался, чтобы не поморщиться.
- Но не было же другого выхода!
- Конечно, - кивнул Юр-Танка. - Только все равно жалко... И главное, она знала заранее. И ей было больно... наверно...
- Может, и не было... - неуверенно сказал Валентин. - Она же волшебная...
Юр-Танка снова завозился, вытащил из кармана на шортах белую свернутую тряпицу.
- Я ее до сих пор с собой ношу... Сперва думал: вдруг оживет, раз волшебная. Не надо, чтобы желание выполняла, пусть просто сделалась бы живой... Да нет уж... - Он развернул тряпочку. Мертвая рыбка размером чуть больше пятака была сухая, как чешуйка.
- Давайте похороним ее, - шепотом сказал Юр-Танка. - А то как-то... жалко даже такую...
- Давай, - тоже шепотом согласился Валентин. - А где?
- Вон там где-нибудь. Среди кустов... - Юр-Танка кивнул в сторону болота, где чернели заросли и ярко искрились лунные зеркальца воды. Потом посмотрел вниз. - Глядите-ка, здесь и ступеньки есть! Будто нарочно для нас!
И правда, рядом с окном тянулась узкая железная лесенка, вроде пожарной.
- Ты спустись, закопай рыбку. Вот, возьми это... - Валентин дал Юр-Танке складной нож. - А я здесь побуду. Негоже двоим уходить с поста...
- Хорошо... - подумав немного, прошептал Юр-Танка. Встал на подоконнике. Взялся за косяк, потянулся к лесенке.
- Постой! - Валентин представил, как мальчишка уйдет вон туда, в косматую темноту, и... мало ли что! Вдруг исчезнет непостижимо и таинственно, как появился. Или просто угодит в трясину, в яму какую-нибудь... Страх за Юр-Танку стал сильнее, чем за спящих в соседней комнате ребят. С ними-то что сделается? Дрыхнут без задних ног. А князь... Мелькнуло даже: "Что, если там его караулят враги?!"
- Давай вдвоем! Я думаю, ничего здесь не случится за десять минут... - Валентин решительно опередил Юр-Танку и ступил на заржавленную, пахнущую теплым железом лесенку. Стал спускаться. С удовольствием чувствовал, как послушна вылеченная рука. Юр-Танка спешил за ним. Чешуйки ржавчины сыпались Валентину на волосы.
Лесенка обрывалась метрах в двух от земли. Валентин прыгнул, принял на руки легонького Юр-Танку, поставил в мятую высокую траву.
- Спасибо, - тихонько сказал Юр-Танка.
"А ведь один-то он побаивался идти, - понял Валентин. - Мальчонка же, хоть и верховный владыка..."
2
По заросшему двору они направились к темному краю болота. Валентин оглянулся. Дом, освещенный луной, выглядел новым, только что побеленным. Почему-то казалось, что он стал длиннее и слегка изогнулся дугой, словно хотел обнять площадь двора. Что только не почудится при таком вот ночном светиле!.. Лунные блики горели в рядах черных стекол. На миг потускнели и зажглись опять. Это скользнуло в небе марлевое облачко. Оно словно умыло луну, та избавилась от своей ртутной тяжести, сияла теперь легко и чисто.
Начались кусты - жесткие, с влажными твердыми листьями. Сперва небольшие, потом выше, гуще. Юр-Танка решительно ломился сквозь них, но часто оглядывался на Валентина. Потом опять открылась поляна. Маленькая, уже у самого болота - с трех сторон заросли ольхи, а впереди - тростник, мохнатые кочки и проблески воды.
- Давайте вот здесь, - прошептал Юр-Танка.
- Давай...
Валентин взял у Юр-Танки нож, встал коленями в траву. Она была сырая, брюки сразу промокли. Валентин вырезал ножом и отвалил квадрат дерна, вырыл ямку. Юр-Танка сидел рядом на корточках и тихо дышал. Затем уложил завернутую в тряпицу рыбку в ямку. Попросил:
- Дайте, я сам... - Взял нож, сгреб лезвием землю в ямку, заровнял ее ладонью. Уложил на место дерн. - Вот, все... - Он встал, вытер о шорты ладони и нож и вздрогнул, резко обернулся, выдвинув перед собой сильно заблестевшее лезвие.
Валентин тоже вздрогнул. Потому что сильно зашумело, завозилось что-то в кустах. И отделился от них, выполз под луну темный ком, словно часть этих косматых зарослей и сумрака.
Юр-Танка сперва прижался так, что его плечо твердым кубиком въехало Валентину под ребро. Но тут же мальчишка охнул - уже безбоязненно, весело. Шагнул к непонятному гостю, присел перед ним.
Существо было похоже на небольшого мохнатого осьминога с толстыми короткими щупальцами. Или на обросший шерстью пенек. В его верхней части сквозь клочья шкуры смотрели светящиеся кошачьи глазки... Инопланетянин?
Юр-Танка быстро оглянулся на Валентина:
- Это чука! Значит, они и здесь водятся! Как у нас! Значит, где-то есть канал...
Сердце у Валентина все еще бухало от неожиданности. "Какой канал?" - хотел спросить он, чтобы спокойной интонацией унять это буханье. Но чука вдруг зачиркал, защебетал, и Юр-Танка ответил ему на том же птичьем языке. И объяснил:
- Он здоровается. Говорит: "Не пугайтесь"...
- Ну, не так уж мы и перепугались, - неловко хмыкнул Валентин.
- Ага... Чуки, они хорошие. Только они людей стесняются, особенно взрослых... Но этот все же не такой боязливый, он раньше в доме жил.
Чука вдруг заговорил голоском простуженного старичка лилипута, причем лилипута иностранца, который с трудом подбирает русские слова:
- Я... видите ли... потому что я дымовой...
- Домовой? - вежливо удивился Валентин.
- Дымовой... Домовые живут в подпольях... а я в трубе. В печной...
- Как же ты... как же вы там не поджарились? - озабоченно поинтересовался Валентин. Было в самом деле интересно.
- Я... видите ли... так... Если огонь, я на крышу. А потом опять домой... Иногда припекало. Да... - И чука опять защебетал и зачирикал.
Юр-Танка объяснил:
- Он говорит, что там было хорошо, тепло. Только тесно. И он ушел, построил себе дом на краю болота.
"А запах остался", - подумал Валентин. От чуки пахло подпаленной шерстью.
- Ну и как новое жилище? - поддержал беседу Валентин.
Чука-дымовой опять выдал птичью трескотню, а Юр-Танка перевел:
- Домик ничего, удобный. Только шкылды надоедают, приходится воевать. Вот и сейчас я... то есть он уморил одну. И тащит подальше в трясину.
Чука завозился и выволок из кустов за черный хвост громадную крысу. Вернее, животное, похожее на крысу. Величиной с таксу. На острой морде топорщились толстые, как шипы, усы. В продолговатых, словно у человека, остекленевших глазах блестела луна. Лапы были скрючены. Задние - длинные, суставчатые, а передние - совсем крошечные. Как у кенгуру. У передних лапок были растопыренные ладошки, похожие на обезьяньи.
Валентина передернуло. Юр-Танка брезгливо отскочил. Чука бросил добычу, отдышался и гибкой маленькой рукой провел над глазами. Так люди вытирают взмокший лоб.
- Тя... желая...
Чука щебетнул еще что-то на прощанье и полез в кусты. И уже оттуда, из косматых веток, прочирикал длинную фразу.
- Ой... он сказал, что скоро рыбка под землей превратится в золотую монетку. И монетка принесет счастье тому, кто найдет...
"А кто найдет?" - грустно подумал Валентин. Сказал, однако, другое:
- Откуда он узнал про рыбку-то?
- Чуки многое знают...
- Ладно, пойдем, князь... - Валентину было почему-то грустно.
- Пойдемте, - отозвался Юр-Танка, чуть шевельнулся, но не сделал ни шага. Смотрел на трясину, где в блюдцах воды горели лунные блики. Валентин вдруг сказал - просто так, неизвестно отчего:
- Князь, а если солнечную рыбку можно поймать, то, наверно, можно и лунную? А?
Юр-Танка не удивился. Ответил как про самое обыкновенное:
- Это запросто. В тыщу раз проще, чем солнечную. У нас многие пацаны ловят... Но только непонятно, что с ними, с "луняшками", делать.
- Не волшебные?
- Они вроде бы волшебные. Но никто не знает, как это волшебство у них открыть. Одного желания мало. То ли заклинание какое-то нужно, то ли еще что-то... В общем, как диск...
- Какой диск?
- Ну, компьютерный. Программы на нем есть, а без монитора не прочитаешь... Их, этих рыбок, зовут еще "календарики"...
- Почему?
- Лунные календарики... Говорят, если знаешь нужные слова, можно перенестись назад во времени. На столько лунных месяцев, сколько раз рыбку перевернешь перед этим.
- Сказка, наверно...
- Солнечная рыбка ведь не сказка. Может, и эта... Но никто волшебных слов не знает.
- А... рыбку при этом, при переходе назад, тоже требуется загубить?
- Конечно, - со вздохом сказал Юр-Танка.
- Ну, тогда, пожалуй, и хорошо, что никто не знает заклинания.
- Пожалуй...
Юр-Танка вдруг нагнулся, дернул на сандалиях ремешки, дрыгнул ногами - сбросил обувку в траву. И пошел вперед, прямо в болото.
- Куда ты? - всполошился Валентин.
- Сейчас...
Юр-Танка через осоку пробрался к болотной жиже, сразу увяз там выше колен. Пальцами разогнал перед собой ряску, постоял нагнувшись. И вдруг быстро хлопнул по воде ладонями. Засмеялся и стал выбираться назад, выдергивая измазанные ноги.
Подошел к Валентину, открыл перед ним ладошки. В них трепыхалась блестящая, похожая на новенький полтинник рыбешка.
- Ух ты! - изумился и почему-то обрадовался Валентин.
- Возьмите себе, - шепотом сказал Юр-Танка.
- А... зачем?
- Ну, просто так. На память...
- Спасибо... Но что я с ней буду делать?
- Дома можете в любой банке держать, если аквариума нет. А можно с собой носить в платке. Она сутки без воды спокойно дышит, как солнечная...
Валентин взял "луняшку". Она щекочуще трепыхалась в пальцах - круглая, серебряная, с черной точкой-глазом, с полупрозрачными крылышками хвоста и плавников. Хорошо, что в кармане оказался чистый, ни разу не вынутый платок. Валентин завернул рыбку, вдвинул плоский сверточек в карман осторожно - не раздавить бы. И они пошли к дому.
Юр-Танка шагал впереди, хлопая снятыми сандалиями то по коленкам, то друг о друга. Потому что не надевать же их на перемазанные ступни. Дом был уже недалеко, и в это время в полоске кустов - последней на пути - сильно зашумело: кто-то ломился навстречу. Юр-Танка замер, Валентин тоже. Опять чука? Но из ольховника выкатился Сопливик.
Встал, дыша часто и виновато.
- Ты чего? - Валентин ощутил вдруг сильный толчок досады. И злость на липучего Сопливика. - Зачем ты за нами ш... шастаешь? - Он чуть не сказал "шпионишь".
Сопливик ощетиненно приподнял плечи и проговорил сумрачно, уже без виноватости:
- Я не шастаю за вами... Но там Илюшка плачет. Тихо, но без остановки. Я спрашиваю: ты чего, а он... не говорит, а только вздрагивает весь...
Обогнав ребят, Валентин кинулся к дому. Подтянулся на нижней ступеньке, забрался на лестницу. Стал подниматься, спохватился, помог забраться ребятам - сами-то не сумели бы, высоко. Втроем они вскарабкались до окна, перелезли через подоконник. Бросились к двери. Но... или они ошиблись лестницей, или опять началась чертовщина. За дверью была не комната с ребятами, а длинный, освещенный тусклыми лампочками коридор. Он плавно закруглялся, словно внутри громадного циклотрона. Валентин секунды две постоял остолбенело, потом бросился вперед. Юр-Танка и Сопливик - за ним. По пути они распахивали все двери по сторонам коридора. Но за дверьми было темно, пыльно и пусто. Потом на дороге оказался широкий люк. Прямо посреди пола. Открытый. Вниз вела винтовая деревянная лестница. Ступени завизжали под ногами. Внизу был квадратный вестибюль - опять с голыми пыльными лампочками и чьим-то бюстом в углу. Темнело несколько обитых клеенкой дверей. Валентин дернул ближнюю и... увидел гостиную с ребятами. Теперь она была освещена лампой с зеленым абажуром. Некогда было удивляться. Главное - что с Илюшкой?.. Но он уже спал, съежившись на узкой диванной спинке. И другие ребята спали. Никого, кроме Сопливика, не потревожили недавние Илюшкины слезы. От этих слез он все еще всхлипывал и подрагивал во сне. В ресницах блестели капли, и не успела высохнуть размазанная по щекам влага.
Валентин стянул с себя куртку, накрыл ею Илюшку от пяток до взъерошенного затылка. А что он мог еще сделать?
КРЫЛЬЯ ИЛЮШКИ
1
Валентин проснулся от солнца. Утренний луч ощутимо щекотал опущенные веки. Валентин быстро сел. Обвел взглядом ребят. Все спали... Нет, не все. Илюшки и Сопливика не было. "Ну вот, начинается..." Ожидание новых и неизбежных тревог наполнило его привычной озабоченностью. И то, что случилось ночью, разумеется, казалось теперь сном.
Так сон или это все-таки было? Куртка, которой он укрыл Илюшку, висела сейчас на спинке стула. Валентин сунул руку в карман. Нащупал там слегка влажный (промокший от рыбки?) сверток. В платке чуть заметно шевельнулось плоское рыбье тельце... Валентин отыскал глазами Юрика. Тот спал на полу, как и Валентин, на подстилке из плюшевой шторы. Лежал, свернувшись калачиком, сунув ладони под щеку. Майка сбилась на спине, сосульками торчали на затылке светлые волосы. На ногах - высохшая болотная грязь. Обыкновенный городской мальчишка, намаявшийся в турпоходе... Князь? Верховный владыка Юр-Танка-пала?
Ну ладно, кто бы ни был, а все-таки он здесь. А эти-то двое где?..
Ох, ну хоть один - вот он! В дверь просунулась голова Сопливика. Он встретился с Валентином глазами. Молча, значительно поманил его пальцем.
Что еще? Валентин вышел в коридор. Сопливик произнес, уверенный в важности своей информации:
- Он пошел в туалет...
"Он" - без сомнения, Илюшка. Валентин едва задавил в себе раздражение: "А ты опять шпионишь, да?" Сопливик, однако, понял его и без слов. И сказал, сердито защищаясь:
- А потом его нет и нет. Долго! Я дверь дернул, а там вовсе... не это... а коридор...
Валентин рванул обшарпанную дверь. В самом деле коридор. Без окон, освещенный пыльными лампочками. И какой-то кривой - с изгибом влево и скособоченными стенами. В стенах - замызганных, с обвалившейся штукатуркой - новенькие белые двери.
- Стой здесь, - велел Валентин. И пошел, дергая дверь за дверью. Но они были не то что заперты, а словно даже впаяны в косяк. Одна, другая... пятая... Он оглянулся с досадой. Сопливик не послушался - шел следом. А теперь остановился, уперев глаза в пол и всей своей позой показывая, что назад не пойдет. Будет вот так, упрямо, брести в нескольких шагах позади Валентина.
- Ладно, пошли... - вздохнул Валентин.
Сопливик заулыбался, догнал. Зашагал рядом.
- Ты бы хоть умылся, - сказал Валентин.
- Ага... А где?
Коридор, изгибаясь, тянулся и тянулся. По всем законам нормального пространства он давно уже должен был выйти за пределы дома. Стены кособочились все больше, потолок то снижался до макушки, то уходил в высоту. Сопливик взял Валентина за руку. Казалось, идут они внутри какой-то громадной спирали...
В конце концов спираль эта уперлась в пыльную узкую лестницу с точеными перилами. От лестницы пахло, как пахнет в старых домах, где много сухого дерева. Лестница совершала в пространстве невообразимый финт и, поставив ступени вертикально, втыкалась в дощатую стену рядом с распахнутой дверцей - маленькой и квадратной. На высоте второго этажа. Идти здесь было немыслимо. И все же Валентин шагнул на нижние ступени (Сопливик тоже). Валентина подгоняло ощущение, что Илюшка шел здесь же - совсем недавно.
И они пошли по лестнице. И та, словно в благодарность, что ей поверили, послушно меняла конфигурацию, подавала под ноги ступени, которые только что казались лежащими в косой плоскости. И стена в конце концов оказалась потолком, а дверь - люком. В этот люк Валентин и Сопливик благополучно проникли.
Здесь опять был коридор. И снова двери, но уже не новые, а обитые рваным дерматином и войлоком. За одной Валентину послышалось какое-то движение. И сразу - тонкий детский вскрик. Валентин вырвал из пальцев Сопливика правую руку, сунул ее в карман с "бергманом", а левой дернул дверь. Она распахнулась. Но комната была пуста.
Обычная комната с бедной мебелью и неряшливо разбросанными вещами. Словно жильцы этой ночью спешно покинули дом. Криво висела люстра с четырьмя рожками. Она закачалась. На сырых обоях закачалась ее тень. Плохая тень... Похожая на четыре петли, одна из которых - ниже других. Валентин мотнул головой. Тень расплылась, изменила форму и через пару секунд растаяла совсем.
Валентин затолкал "бергман" в карман.
На стене ожил пыльный динамик. Мужской голос произнес:
- ...еще одно сообщение. Продолжаются поиски детей, которые позапрошлым вечером со своим руководителем покинули на автобусе лагерь "Аистенок". К сожалению, вертолетная разведка пока не дала результатов. Есть намерение привлечь к поискам местных... - Динамик щелкнул и умолк. Валентин плюнул.
Рядом дышал Сопливик. Валентин взял его за плечо, придвинул вплотную. Тот сразу прижался. Но теперь Валентин не ощущал ни досады, ни брезгливости. Сопливик задышал чаще и вдруг спросил шепотом:
- Валентин Валерьевич... А вот когда я буду в интернате, а вы дома, можно я буду иногда приходить к вам? Не часто...
- Можно, - выдохнул Валентин. Очень крепко куснула его совесть. - Конечно... - И скрыл неловкость за смешком. - Валентина тебя отскоблит, причешет и превратит в цивилизованного ребенка...
- Ладно... А она кто?
- Она?.. Ну, как тебе сказать. В общем, моя невеста... Пошли отсюда!

В конце коридора была полуоткрыта дубовая дверь с резьбой и узорной медной ручкой. Валентин и Сопливик оказались в просторной комнате с мусором на полу. Солнце, подымаясь над болотной пустошью, светило в окна. Они были немытые, но просторные, с закруглениями наверху. Мебели никакой, лишь в одном углу стояла тумбочка больничного вида. А на ней искрился стеклами большой аквариум.
В зеленоватой воде среди водорослей и бегущих вертикальными струйками пузырьков плавали важные вуалехвосты. Валентин вспомнил про рыбку в кармане и пожалел, что не взял с собой куртку. Впрочем, главное сейчас - Илюшка. Куда его занесло?
Но Сопливик очень заинтересовался аквариумом. Подошел, встал на цыпочки. Край аквариума был на уровне его подбородка.
- Вот оно что... - тихонько сказал Сопливик.
- Пойдем, некогда...
- Ага... Сейчас... - И, засучив до плеча рукава, Сопливик сунул руку в аквариум. Вуалехвосты метнулись. Пальцы Сопливика взбаламутили песок на аквариумном дне...
- Ты что там делаешь?!
- Сейчас...
- Не трогай ничего! Это же не наше!
- Это ничье... - Сопливик сжал мокрый кулачок.
- Что ты там взял?
- Ну, так... штучку одну. Пустяк...
- Положи обратно.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.