read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Она так и не съела свою порцию. Она ушла голодной.
Я заказал пива и съел оба лангета. Затем мне принесли еще коньяка, и я
выпил его с черным кофе. Совершенно машинально я потребовал сигареты, и
мне принесли "Друг", толстую, очень неудобную коробку, которая всегда
оттопыривает карман.
Я расплатился и вышел.
Я был немного пьян, совсем немного, самую чуточку. В общем, я почти все
соображал, но мои ощущения напоминали слоеный пирог. Полосы ясного
мышления чередовались с какими-то темными провалами, когда я почти ничего
не помнил.
И было мне очень обидно. До слез обидно. Я готов был заплакать от
обиды...
В таком состоянии, я знаю по опыту, лучше всего идти. Не
останавливаясь, не задерживаясь, идти и идти, пока не перестанешь узнавать
улицы, район, где находишься, и наконец Москва станет не Москвой, знакомой
до последней трещины в асфальте, а таинственным незнакомым городом, в
котором все интересно, все неразгаданно.
Вот троллейбус. Как он прекрасен! Я люблю троллейбус. Его окна разбиты
на темные осколки оранжевыми буквами рекламы, рекомендующей питаться
мороженым. В осколках я вижу, как беззвучно открываются рты, должно быть,
льется мелодичная речь, произносятся слова высокого смысла. Определенно
там говорят не на земном языке.
Мир преображен. Тот, обыденный, реальный, уполз от меня на
четвереньках. Вместо него передо мною страна загадок.
Я один, для всех чужой и неизвестный, иду по городу.
Вот парень, красивый парень. Он сам не знает, до чего он хорош в темных
узких брюках и толстом свитере с широким воротником, откуда, как на
колонне, возносится гордая голова. Этот парень бежит, почти парит в
воздухе, он торопится к автобусу и вдруг стал, будто врос, и ждет хрупкую,
улыбающуюся подругу. Она машет рукой; жест легкий и нежный, словно взмах
крыла, глубоко трогает меня, и мне вновь хочется плакать, на этот раз уже
от сладкой грусти. Обида уходит, она сменяется ожиданием и предчувствием
чего-то необычайного, какой-то светлой неожиданности.
Я слышу, как тормозит зазевавшийся таксист, точно по асфальту протащили
огромный каток, обернутый наждачной бумагой, в ноздри бьет бензиновый
недогар, большая фигура большого поэта с непреклонным чубом заволакивается
сизым дымом, в смрадном облаке судорожно мигает красный глазок
стоп-сигнала.
Возле овощного ларька столпились люди, свет на них падает снизу, и
ящики с апельсинами накрыли черные великаны теней. Тени шевелятся, как
гигантские раки, и напоминают о юге, жарком и томном лете.
Откуда-то пахнуло грозой, и я не сразу понял, что оказался в том месте,
где трамвай делает поворот; колеса его скрежещут по серебряным рельсам, а
дуга, напоминающая фантастическую птичью лапу, жадно царапает черные
провода.
Здесь я увидел девушку. Она прошла мимо меня, лицо ее надвинулось, как
изображение в стереокино, и сразу же ушло в сторону. Оно было ровного
золотистого абрикосового цвета и казалось вырезанным из бумаги.
Я почувствовал, насколько она нужна мне, и бросился за ней. Я долго
уговаривал ее, и было уже поздно, когда мы поехали ко мне. По дороге я
взял в гастрономе коньяк, торт и фрукты. Надя сидела молча. Я придерживал
покупки на коленях одной рукой, во второй - дымилась сигарета. Мне никак
не удавалось донести до окна автомобиля пепел: он рассыпался под порывами
ветра.
Я тоже молчал. Я очень устал после двухчасового словесного сражения с
этой девушкой. Мне удалось уговорить ее, но победа меня не радовала.
Слишком значительны затраченные усилия, слишком ничтожен результат. Я
начал трезветь, и в этом была опасность. Мы ехали ко мне на квартиру, куда
еще не ступала нога женщины, за исключением врачей и уборщиц, и это меня
тревожило. Я не знал, как все получится. Чудеса начались с первого шага.
Входная дверь не открывалась. Это было тем более поразительно, что я всего
лишь три дня назад смазал и проверил замок, который и так работал
безупречно. Я беспомощно дергал туда-сюда ключ, поворачивал его вправо,
влево, но все безрезультатно. Дверь оставалась закрытой. Надя, молча
наблюдавшая за этой мимической сценой, сказала:
- Эх ты, хозяин! Дай-ка мне, - и сразу открыла.
Мы вошли в коридор, освещенный грушевидным плафоном, причем я
моментально умудрился оборвать серьгу выключателя.
Надя сняла плащ и прошла в комнату.
- Садись, - сказал я. - Вот пластинки и радиола, а там магнитофон и
пленки. Есть интересные записи. Можешь послушать.
- А ты что будешь делать?
- Я приготовлю закуску.
- Я тебе помогу.
- Спасибо, я сам.
Мне не хотелось, чтобы она бродила по всей квартире. Я пошел на кухню.
В холодильнике были яйца, помидоры и две коробки с сардинами. Я решил
сделать яичницу. Мне пришлось очень туго. Сковородка, которую я доставал с
полки, выскользнула из рук и отбила пальцы на правой ноге. Ругаясь, я
прыгал на одной ноге, пока боль не утихла.
Я поставил сковородку на огонь и занялся сооружением салата. Из комнаты
доносилась тихая, убаюкивающая музыка; очевидно, Надя выцарапала какой-то
блюз. Помидоры приобрели свойства живых существ. Чем-то они напоминали
кальмаров, осьминогов и каракатиц, вместе взятых. Выстрелив в меня красной
реактивной струйкой, насыщенной желтыми икринками, они уносились прочь со
стола в поисках более надежных рук. Оголенная, бесстыжая луковица
отправилась вслед за ними. Я ползал по полу, пытаясь собрать составные
части салата. Газовая плита несколько раз ударила меня по голове, острый
угол кухонного стола пнул меня в бок, а банка с солью нарочно упала и
рассыпалась как раз там, где стояли сахарница, масленка, чайница и еще
что-то. Мне пришлось извлекать все эти предметы из-под снежных заносов
соли. Когда я попытался открыть сардины, они плюнули мне в глаза масляным
рассолом, и часть его попала на мою белую рубаху.
И тогда я понял: квартира ревновала меня к абрикосоволикой девушке. Я
понял и расхохотался. Мне сразу стало легче. Через пятнадцать минут
яичница была готова.
Я смотрел, как на сковороде вздуваются четыре желтых глаза, и стряхивал
соль с лезвия ножа, блистающего, точно река в солнечный полдень. В кухне
пахло детством и Украиной.
В соседней комнате звучал негромкий разговор. С кем это она
разговаривает? Потом я понял, что это не Надя. Голос женщины был слишком
знаком мне. Слишком знаком. Я выключил газ и пошел в комнату. Надя стояла
ко мне спиной, опершись локтями о стол. Магнитофон потихоньку раскручивал
давно известный мне диалог:
- Ну говори, что же ты молчишь? - Голос жены, нетерпеливый и как будто
счастливый голос...
Лента тихо шуршит, наматываясь на бобины.
Я чувствую сильный прилив усталости. Мне как-то сразу становится все
равно. Действительно, денек был у меня не из легких. Надя перематывает
пленку и осторожно снимает ее с магнитофона. Некоторое время она
рассматривает меня, затем подбирает брошенный мной фартук и идет на кухню.
Я сижу и, закрыв лицо рукой, курю одну за другой сигареты "Друг". Они
самодовольные и толстые, как сардельки. Надя приносит глазунью, помидоры,
хлеб. Она накрывает стол, посредине водружается бутылка коньяка.
- На, выпей. - Она протягивает мне полную до краев рюмку.
Я с жадностью глотаю маслянистую обтекаемую пулю алкоголя. Надя садится
рядом. Мы молчим, и я наливаю себе еще. Надя, конечно, курит, и это ей
страшно не идет.
- Ты часто слушаешь эту пленку?
- Я слушаю ее очень часто... почти каждый день. Прихожу с работы,
включаю и слушаю. Это все, что мне осталось на долгие годы, до самой
старости.
- Но почему? - кричит она.
Почему? Почему? Почему?
Мысли мои сталкиваются и разлетаются, будто бильярдные шары. Как
ответить, как ответить, да и можно ли ответить? Что я могу ответить на
вопрос, который стал привычным, как чистка зубов по утрам, как автобусный
билет. И все же я хочу ответить, я не могу молчать, меня душит гнев.
- Потому что я не могу так жить, Надя. Потому что действительно не
хлебом единым жив человек... Я попал к людям-потребленцам. Они давно
ничего не создают, они только потребляют. Николай Александрович милейший
человек, великий дока по части рыболовства, охоты и преферанса. Его жена,
Алевтина Петровна, очаровательная... Их дочь, моя любезнейшая супруга...
Как бы тебе это сказать, чтобы ты почувствовала... не поняла - ты и так
все понимаешь, - но содрогнулась от унижения, когда Твой единственный
костюм распинается на кресте снисходительного презрения, когда твоя
месячная зарплата небрежно швыряется в тот ящик, где лежат деньги на самые
мелкие расходы, когда каждый кусок, съеденный тобой, учтен и доложен кому
следует, когда обидам нет числа и слово "ничтожество" написано на всех
стенах шестикомнатной квартиры, и написано специально для тебя...
- Хватит, хватит!
- Нет, погоди. Эти паразиты оценивают человека нашим советским рублем,
и это у них здорово получается. Ведь рассуждение у них элементарно, и его
трудно опровергнуть. Они говорят, они уверенно рассуждают, я на первый
взгляд правильно рассуждают. Наше общество справедливо, говорят они, по
своей сути, и лучшие люди (те, кто лучше работает) хорошо получают.
Значит, между хорошим и богатым можно с определенной уверенностью ставить
знак равенства. Понимаешь, какая подлость? Николай Александрович имеет
заслуги, а ты на своем заводе (я тогда как раз на витаминном заводе
работал) добейся таких же заслуг и будешь получать, будешь уважаем и



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.