read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



В коридоре словно снимали финальную сцену забойного триллера. Навстречу мне бежали два копа. Парни выносили третьего. Еще трое прикрывали отход товарищей, бешено стреляя куда-то за угол. Думаю, эти двое просто очень спешили, иначе заметили бы, что спасают тело, у которого нет головы.
Один из стрелявших дико заорал. В его ружье закончились патроны. Что-то дернуло несчастного за угол, и он исчез из поля зрения. Раздался второй, еще более дикий вопль, я увидел фонтан крови, и вот уже двое других стрелков в панике бегут прочь, через холл, прямо ко мне.
Луп-Гару выскочил следом за добычей. Настиг первого, повалил, распорол жертве спину одним взмахом чудовищных не когтей, и человек остался лежать на скользком кафеле, вздрагивая, истекая кровью. А оборотень уже настиг следующего детектива и перекусил тому подколенное сухожилие. Добивать не стал, оставил надрывно кричащего человека и бросился дальше, за теми двумя, что все еще упрямо тащили обезглавленный труп.
Я загородил собой убегающих ребят и поднял жезл. - Не торопись, зверушка!
Луп-Гару прижался к полу. Оборотень не спешил, двигался с каким-то завораживающим и почти дьявольским изяществом. Морда и вся передняя часть туши щедро вымазаны кровью своей и чужой. Главным образом, чужой. Глаза распахнуты до предела. Под темно-коричневой шкурой перекатываются могучие мускулы. За его спиной корчился на полу офицер с прокушенной ногой, заходясь в мучительном, истошном крике. Другой, которому Луп-Гару разорвал спину, еще жив, но дела у парня были хуже некуда. Меня захлестнула неудержимая злость на треклятое создание, будто я подцепил от зверюги вирус бешенства. Сила собралась в моем кулаке, алая и сверкающая. Разрушающий жезл раскалился добела. Я готов был отправить страшилище в преисподнюю. Энергия бурлила, вскипала, от сильного внутреннего давления аж зубы ломило. Волосы встали дыбом. Каждая мышца была напряжена и натянута. Собирая остатки силы для последнего отчаянного удара, я умудрился выложиться на полную катушку. И...
И тут заклякал пистолетик Мерфи. Пуля попала чудищу в бок, ближе к заду. Брызнула кровь. Оборотень оглянулся и молниеносно бросился к нежданному обидчику. Один громадный прыжок - зверь скрылся за поворотом.
Я метнулся вдогонку, матерясь на чем свет стоит. Заворачиваю за угол и вижу, как Мерфи, стоя посреди кучи трупов, выпускает последний заряд в оборотня. Зверь ревет, прыгает на нее...
- Не-е-ет! - завопил я и побежал вперед.
Кармайкл меня опередил. Точь-в-точь мертвей, вставший из могилы. Лицо бледное, застывшее. Кровь из распоротого живота залила ему весь пиджак, и только на засаленный галстук, по странной случайности, ни капли не попало. В руках погнутое ружье. Кармайкл вскочил оборотню на спину и вогнал ружье, как распорку, в пасть зверюги. Чудище повело плечом и шлепнуло беднягу об стенку. Послышался противный хруст. Кармайкл обмяк. Изо рта хлынула кровь.
Мерфи выскользнула, воспользовавшись минутным замешательством зверя. С перекошенным от ярости лицом она подхватила свой игрушечный пистолетик. Я видел, как тряслись ее руки. Кэррин прицелилась и нажала на курок, но ничего не произошло. Смертельного выстрела не последовало. С такого расстояния она бы наверняка попала оборотню в глаз, если бы в обойме оставался хоть один патрон. Однако обойма была пуста. Мерфи застыла, как громом пораженная.
- Мерфи! - заорал я. - Исчезни!
Она увидела, что я стою с жезлом наготове, и глаза ее стали размером с озеро Мичиган. Луп-Гару стряхнул с плеч бесчувственного Кармайкла, перекусил "распорку"... Мерфи мигом нырнула в зиявший рядом пролом. Оборотень лишь впустую зубами клацнул. С гневным рычанием он обернулся ко мне. Зрачки полыхнули багровым. Сосредоточив на кончике оружия всю ярость мира, я завопил:
- Fuego!
В глазах зверя отразилась высокая худая фигура - черный силуэт на фоне ослепительно-белого сияния. Поток энергии устремился на чудовище, подобный сверкающему рубиновому копью, под аккомпанемент оглушительного рева, в котором потонули окружающие звуки, как в гуле взлетающего "боинга" тонет лепетание грудного младенца.
Огненное "копье" вонзилось в тушу, волна Силы приподняла оборотня и понесла его над стонущими людьми, в предвариловку, мимо раскуроченных камер и сломанных дверей. Дальше, еще дальше. Туша пробила внешнюю кирпичную стену и вылетела, как пробка от шампанского, в холодную осеннюю ночь. Старт был отменным. Оборотня несло через улицу, прямиком в соседнее с управлением заброшенное старое здание, что высилось аккурат наискосок. Туша долетела, пробила стену и теперь мчалась сквозь пустующие комнаты, проламывая перегородку за перегородкой, круша кирпичную кладку.
Я смотрел чудищу вслед, а вокруг - убитые, раненые, кровь, стоны... Царство смерти. Через пробоину с улицы доносился тревожный вой сирен. Худенький чернокожий парнишка поднялся с пола камеры, наружная стена которой выпустила Луп-Гару подышать свежим воздухом. Мальчик обалдело глянул на огромную пробоину, потом медленно обвел выпученными глазами кровавое побоище и едва слышно прошептал: "Черт побери!" Ругательство в его устах прозвучало как святая молитва.
Хрипло дыша, из укрытия выбралась Мерфи с прокушенной до кости рукой. И рухнула на залитый кровью кафель бледная, как полотно, не сводя глаз с Кармайкла.
Время остановилось. Я стоял, не в силах шевельнуться, машинально рассматривая коридор. В стене обнаружилась еще дыра. Наверное, в этом месте Луп-Гару выскочил из помещения архива и попал между двумя группами полицейских. Ребята открыли перекрестный огонь, рискуя подстрелить друг друга. Похоже, так и случилось - у многих ранения явно пулевые.
За всеми сиренами, криками и шумом ночного мегаполиса я четко слышал отдаленный злобный вой.
- Ах ты, образина! - вздохнул я и на ватных ногах похромал за угол.
И наткнулся на стоявшего столбом Руди - в одной руке бумажный стаканчик, в другой плюшевый песик Снупи. Я молча отобрал у парня то и другое и похромал ко второй дыре. Там я нашел, что искал. Крови своей оборотень оставил предостаточно. Она была гуще и темнее человеческой. Я наполнил стаканчик и поковылял в холл. Нашел пятачок посвободнее, расчистил немного подошвой, положил жезл и мелком начертил круг. Руди бочком приблизился ко мне, судорожно подергивая головой и очумело таращась на трупы.
- В-вы... О Господи Иисусе! Ч-что вы делаете?
Я усадил Снупи в середину кольца и вымазал звериной кровью игрушечные глазки, ротик, ушки, носик...
- Это томатургия.
- Ч-чего?
- Магический обряд, - мрачно пояснил я. - Сотворение символической связи между маленьким объектом, - я кивнул на песика, - и большим. Надаем пинков маленькому, а у большого задница гореть будет.
- Обря-яд, - эхом отозвался новичок.
Я посмотрел на него.
- Вали-ка вниз, парень. Приведи сюда медиков. Да пошевеливайся! Раненым нужна помощь.
Он перевел взгляд с окровавленной игрушки на меня и быстро-быстро закивал. Потом встрепенулся и дунул во все лопатки к лестнице.
А я мог без помех продолжить свое занятие. Гнева и ярости сейчас во мне было хоть отбавляй. Я чувствовал, что Сила моя буквально сочится ожесточением, но надо держаться, нельзя позволить скорби и мыслям о возмездии заполнить душу, отравить ее горечью печали. Я представил жестокую боль, которая неминуемо поселится в сердцах родных и близких погибших ребят. Я слышал, как в дома стучится горе. Господь свидетель, я желал одного - предать огню свирепую тварь.
Я очень старательно напоминал себе, что Макфинн здесь ни при чем. Не по своей воле губит он людей - проклятие ведет его. Макфинн и палач, и жертва. Казнь оборотня погибших не воскресит. Однако есть и живые. Живых надо уберечь.
И я сумею сделать это, не лишая Макфинна жизни.
Если на то пошло, я еще и не пытался. Для убийства Луп-Гару необходимо гораздо больше магической энергии, чем я в состоянии осилить. Скорее уж я сам отправлюсь на тот свет, стягивая эту невиданную мощь. Не говорю о том, как раскудахчется Белый Совет, даже несмотря на то, что формально Макфинн в данный момент перестал быть человеком. Истребление чудищ отнюдь не столь сильно беспокоит Совет. Кого-кого, а ярых приверженцев равноправия людей и монстров среди белых волшебников нет и не было. Не припомню, чтобы в Совете кто-нибудь размахивал лозунгом "Милосердие для всех и каждого!".
Между тем зрение мое затуманилось, краски поблекли, я завел вполголоса привычную абракадабру, собирая Силу внутри замкнутого пространства. Перейдя к словам "ubriacha, ubrius, ubrium", которые бубнились на мотив из "Орешков", я оторвал от своего потрепанного комбинезона полоску ткани и замотал песику глаза, уши, стянул плюшевые лапки, потом соорудил намордник.
Заклятие росло, набирало мощь. Наконец все было готово. Я разрушил границу кольца и выпустил сгусток Силы по следу оборотня, чтобы спеленать, оглушить, ослепить. Пусть полежит покамест подальше от людей. До восхода.
Сила приступила к исполнению своих непосредственных обязанностей, а на меня как-то сразу накатила бесконечная усталость.
Вот те на! Сколько вокруг народу! Медики, копы, эксперты, пожарные. Все суетятся, бегают, кричат. Я схватил жезл и зашаркал куда глаза глядят. Мерфи сидела над телом мертвого друга, раскачивалась, плакала навзрыд, судорожно вздрагивала. Меня она не заметила. Какой-то полицейский пытался накинуть на плечи Кэррин шерстяное одеяло, которое снова и снова соскальзывало. На лице Кармайкла застыло безмятежное и спокойное выражение; казалось, он просто спит. Интересно, была у него семья? Заплачет ли кто-нибудь о нем, кроме молодой начальницы? Он погиб, спасая ее. Самоотверженно бросился вызволять Кэррин и умер как герой.
Сейчас даже это не трогало, будто огненный шквал, сотворенный для Луп-Гару, выжег меня изнутри, выжег и чувства, и способность сопереживать. Опустошенный, безучастный, уставший как черт, я плелся не разбирая дороги, мимо плачущей Мерфи, мимо мертвых и раненых. Пришла пора уходить. Пора возвращаться к Сьюзен и Тере. В сумятице покинуть здание проще, и смутно я понимал это. Действительно, никто не преградил мне путь.
Чертовы ступеньки! Откуда их столько? Я понял, что на первой же лестничной площадке лягу и тихо помру. Однако мир не без добрых людей. Пожилой пожарный подхватил меня и участливо проводил до первого этажа, спрашивая поминутно, не позвать ли врача. Я вяло отнекивался, уверял, что все в порядке, и молился, как бы добрый самаритянин не приметил браслет от наручников на моей руке. Напрасные опасения. Пожарного не меньше остальных потрясло увиденное наверху. Вряд ли он мог думать о чем-то еще. Вряд ли мы все можем думать о чем-то еще.
Снаружи творилось подлинное безумие. Полицейские с неимоверным трудом сдерживали толпу зевак, осаждающих участок. Повсюду сновали вездесущие журналисты с камерами, блокнотами, микрофонами. Понаехало телевидение. Около машин "скорой помощи" суетились врачи.
Вдруг кто-то мягко обхватил меня и подставил теплое плечо. Я позволил себе опереться на Сьюзен. Закрыл глаза. Вдохнув запах ее волос, я едва не расплакался. Будто горячая волна прошла по сердцу. До чертиков захотелось высказаться, поделиться с родным человеком, освободить душу от тяжести. Вместо этого я лишь сдавленно охнул.
Сьюзен заговорила с кем-то, и меня подхватили с другой стороны, помогая спуститься по ступенькам главного входа. Должно быть, Тера. Я плохо помню, как меня вели сквозь гудящую толпу. Кажется, Сьюзен сказала, что я напился.
Наконец гул стих. Мы шли вдоль ряда припаркованных автомобилей. Холодный свет отражался от металла. Холодные капли падали на голову. Я подставил лицо дождю. Перед глазами все кружилось.
- Обопрись, Гарри, - шептала Сьюзен. - Я удержу. Расслабься.
И я расслабился.

Глава 20

Похоже, просыпаться в темноте и в незнакомых местах постепенно входит у меня в привычку. Где я? То ли на складе каком-то, то ли в подземном гараже. Ровный, укатанный пол, в середине островок неяркого света. Что за свет, откуда падает - непонятно. Чувствую себя гадко и выгляжу так же - сплошь синяки, ссадины, шрамы и повязки. Костюмчик опять же непрезентабельный - все вкривь да вкось, моих вещей нет. Чудно! Кажется, болезненные раны и я существуем по отдельности. Разумеется, боль присутствует, как и полагается, в полном объеме, но словно привет из прошлого, не интересный дню сегодняшнему.
Я стоял в тени, вне освещенного Круга. Мне пришло в голову, что правильнее будет, если я ступлю в него. И я вошел. Только сделал шаг, как в Круге появился еще один... я. Собственной персоной. С той лишь разницей, что мой двойник выглядел поприличнее - ухожен, причесан, приодет, на плечах стильный плащ из черной кожи (мой-то из толстенного брезента). Ботинки, брюки, рубашка - все черное. Одежда сидит на нем (или на мне?), как влитая. Такое случается, если шьешь на заказ, а не носишь всякий ширпотреб. Я ощутил слабый аромат одеколона. От меня же разило потом и кровью. Высокий, как и я, с длинными конечностями, он держится с неподражаемой уверенностью. В облике чистое, незамутненное знание и сила. Из-под нависших бровей темно поблескивают глубоко посаженные глаза. Аккуратная бородка подчеркивает вытянутое лицо, высокие скулы, прямую линию рта. Угловатый подбородок твердо очерчен.
Двойник склонил голову набок и смерил меня долгим, оценивающим взглядом.
- Хреново выглядишь, Гарри, - произнес он.
- А ты выглядишь, как я. - Я неуклюже шагнул к нему, чтобы получше всмотреться.
Он закатил глаза.
- Тебе на редкость удается роль тупицы. Вечно забываю об этом и, разумеется, тут же попадаю впросак.
И он тоже шагнул вперед, зеркально повторяя мои движения.
- Я не выгляжу, я и есть ты.
Признаться, моргал я долго.
- Как это получилось?
- Ты без сознания, балбес, - ответствовал Двойник. - Наконец поговорим по-человечески.
- Ааа... Понял. Ты плохой Гарри. Днем прячешься в хорошем Гарри, а по ночам разгуливаешь?
- Стой, стой. Рекламная пауза, - застонал Двойник. - Когда ты придуриваешься, у меня крышу сносит. Никакой я не плохой Гарри, идиот. Я твое подсознание, твой внутренний голос. Интуиция, инстинкт, глубинное начало. Я решаю, какой кошмар подсунуть для ночного просмотра. Я подкидываю хорошие идеи и слежу, чтобы ты обдумывал их после пробуждения.
- Выходит, ты умнее, чем я?
- Хм... Сейчас не об этом. Я здесь по другой причине.
- Понимаю. Пришел сообщить, что мне выпала честь встретить три свои ипостаси - Гарри прошлого, настоящего и будущего?
Двойник хохотнул:
- Классная шутка. Твои шутки вообще лучше моих. Наверное, потому ты и за старшего. Если бы верховодил я, ты бы то и дело валялся без сознания.
- Может, сократим эту часть? Устал я от догадок.
- Не смешно. Из-за усталости ты отключился. Правда, времени мало, а нам еще анализ провести надо.
- Анализ? Хочешь сказать, я сам себе психиатр? - И я повернулся к Двойнику спиной, намереваясь выйти из Круга. - Видал я нелепые сны, но этот самый идиотский.
Двойник выскользнул сбоку и преградил мне путь.
- Уверен, что не хочешь поговорить?
- Я устал, ранен, чувствую себя погано, и сны с тобой мне нужны, как рыбе зонтик. Сгинь. - Я повернулся направо и захромал в другую сторону.
Опять он.
- Сгинул бы, да не могу, Гарри. Я - это ты. Забыл?
- Слушай, у меня была долгая, утомительная ночь...
- Знаю, Гарри. Поверь. Знаю, как никто. Важно, чтобы ты избавился от ее груза, прежде чем он навсегда осядет в душе. Прежде чем свихнешься...
- Плевать, - солгал я. - Нас голыми руками не возьмешь!
- Если так, - буркнул Двойник, - чего ж ты стоишь здесь и переругиваешься сам с собой?
Я открыл рот... и закрыл.
- Твоя взяла.
- Все происходило слишком быстро, и ты не успевал толком обмозговать события. Сначала анализ, а потом придется крепко подумать.
Я вздохнул и устало потер веки.
- Согласен. Что ты хочешь услышать?
Двойник взмахнул рукой, и появилась Мерфи, какой я оставил ее в холле полицейского участка - бледная, в крови и слезах, сломленная.
- Мёрф, - тихо проговорил я, упав на колени подле видения. - Силы небесные! Что я натворил?!
Видение или, лучше сказать, воспоминание не могло меня услышать, и Мерфи продолжала горько плакать.
Двойник опустился на колени с другой стороны призрака.
- Ничего, Гарри, - сказал он. - В случившемся нет твоей вины.
- Черта с два, - зарычал я. - Если бы я успел вовремя или хотя бы с самого начала сказал правду...
- Но ты поступил так, как поступил, - вскользь заметил Двойник. - И причины на то были веские. Не трави себя. Прошлое не изменишь.
- Тебе легко говорить.
- Не скажи, - прошептал Двойник. - Сосредоточься на том, что ты сделаешь, а не на том, что мог бы сделать. Ты пытаешься защитить Мерфи, вместо того чтобы ее саму научить защищаться. Она привыкла поступать по-своему, и ты не можешь вечно нянчиться с нею. Перестань разыгрывать пастушка невинных овечек. Обучи Мерфи, натаскай. Так будет лучше для нее же.
- Но это значит...
- Расскажи ей все, - сказал Двойник. - О Белом Совете, о Небывальщине. Все.
- Совет психанет. Я расскажу, а они решат, что Мерфи - угроза их безопасности.
- А если ты смолчишь, она не узнает, с чем борется, и однажды ночью какая-нибудь тварь сожрет ее. Тягаться с Мерфи не просто даже Совету. Она большая девочка. Хорошо бы тебе иногда выводить ее в свет.
- Чего? - переспросил я.
- Ты не ослышался. Совсем забыл о развлечениях, парень.
- Хватит с меня этой фрейдистской бредятины.
Я поднялся, чтобы уйти, и нос к носу столкнулся с призраком Сьюзен. Она стояла передо мной, как тогда, - на лестнице в управлении. Тот же костюм, те же шпильки. Элегантная и красивая. На лице тревога.
- Думаешь, она получит сенсацию? - спросил Двойник.
- Удар ниже пояса. Она со мной не только из-за этого.
- Может быть. Но ведь ты уже задавался подобным вопросом, не правда ли? - Двойник демонстративно указал на нас обоих. - Ни о чем спросить не хочешь?
- Например?
- Например, как ты докатился до того, что перестал кому-либо доверять? В том числе и Сьюзен, которая сегодня рисковала ради тебя. - Двойник погладил бородку. - Элейн потрудилась на славу, не правда ли?
И тут появилась она, девушка лет восемнадцати. Неуклюжий подросток, смешной жеребенок, несуразная, неловкая, и все же чувствовалось, что она обещает превратиться в будущем в изящную, грациозную красавицу. Джинсы (мои, голубые) обрезаны по "самое не могу", высоко открывая мускулистые бедра. Футболка (тоже моя) завязана узлом на пупке. Меж невысоких грудей покоится пентаграмма, очень схожая с моей, только поновей. Светлая кожа, будто светящаяся изнутри, волосы цвета спелой пшеницы и потрясающие глаза, темно-серые, как предгрозовое облако. Улыбка озаряет лицо, в глазах пляшет скрытый огонь, от которого даже сейчас, спустя годы, у меня перехватило дыхание. Элейн. Прекрасная, полная жизни и... опасная, как змея.
Я нарочно повернулся к видению спиной, прежде чем оно изменилось, показывая такую Элейн, какой я видел ее в последний раз - обнаженную и раскрашенную на варварский манер. Ярко-алые губы кривятся. Она распевает в середине собственного Круга, оккультные символы которого предназначены обратить боль и ярость в осязаемую силу, чтобы швырнуть ее в глупого и беспомощного юнца. А тем временем его наставник предлагает парню последнюю возможность отведать из чаши свежую дымящуюся кровь.
- С этим покончено, - дрожащим голосом сказал я.
Двойник тихо возразил:
- Не покончено, Гарри. Ты продолжаешь винить себя в смерти Джастина и падении Элейн. Это влияет на твои мысли и поступки.
Я не нашелся, что ответить.
- Она все еще жива, - продолжал Двойник. - Ты знаешь.
- Нет. Она умерла. Погибла в огне. Она была без сознания и не смогла бы выжить.
- Трудно утверждать наверняка. Ни одной косточки не нашли.
- Она мертва! - заорал я.
- Пока ты прикидываешься олухом и прячешься от действительности, тебе не изведать покоя. Ты неспособен кому-либо по-настоящему довериться. Это напоминает...
Двойник махнул, и возникла Тера, точь-в-точь как на задворках бензоколонки. Голая, дикая, с лесным мусором в косматых волосах.
- Скажи на милость, какого дьявола ты ей-то доверяешь?
- Скажи на милость, а выбор у меня есть? - зарычал я.
- Она не человек. Она бывала всюду, где случались убийства. Например, в загородном клубе Марконе. Она пестует молодняк, а ведь именно детишек так любят существа из Небывальщины. Ты знаешь, что она мастер перекидываться, что она никогда не скажет тебе всей правды, и тем не менее просит и просит о помощи.
- Мне ли осуждать кого-то за скрытность? Двойник осекся.
- Хм... Допустим. Однако ты даже не пытался вывести ее на чистую воду. Кто эти дети? Чем занимаются? На что она их натаскивает? Почему таится от Макфинна? Ты назвал их имена, а он ничего не понял.
- Ну, хорошо, хорошо! - сдался я. - Я собирался поговорить с ней. Дай срок. Вот очнусь и...
Двойник сдавленно хихикнул.
- Как будто есть время для неспешных бесед. Убийства валятся лавиной. Ты всерьез думаешь бороться дальше?
- Сам знаешь, что да.
- Рад, что мы хоть в чем-то сходимся, - кивнул мой собеседник. - Вернемся к нашим баранам. Итак, на Макфинна свалить все не получается. И даже в главном убийстве, убийстве того предпринимателя, он не виновен. Партнер Марконе со своим телохранителем были убиты после полнолуния. Ежика оприходовали до полнолуния. Макфинн не умеет перекидываться, когда заблагорассудится, поэтому обвинения в этих смертях с него снимаем.
- А на кого возложим?
- На невесту. Людей-то порвал зверь.
- Эксперты ФБР утверждают, что это был фальшивый зверь.
- Вервольфы слегка отличаются от настоящих волков.
- Почем ты знаешь?
- Я воплощение интуиции, забыл? Подумай сам. Если ты захочешь обернуться, то воспользуешься своим представлением о внешности волка. Думаешь, сумеешь учесть все тонкости строения костей и мускулов? Магию направляет разум. Твои эмоции, твое отношение к волкам непременно наложат отпечаток на творимый облик. При удобном случае спроси Боба. Я уверен, он подтвердит мои слова.
- Ладно, уговорил. А как быть с другим утверждением экспертов, что следы зубов и лап оставлены несколькими животными?
- С этим к Макфинну, пожалуйста. Может, и он убивал после того, как психованный барабашка изуродовал ему домашний Круг? Пусть объясняется.
- А подопечные Теры пусть объясняют оставшееся.
- Наконец-то слышу речи не мальчика, но мужа, - с одобрением в голосе высказался Двойник. - Ты умнее, чем кажешься.
- Ты в самом деле полагаешь, что ребятишки порушили Макфинну Круг Сдерживания?
- Они вполне могли узнать обо всем через Теру и в дом проникли с ее помощью, как только представился удобный случай.
- А мотив?
- Зачем мотив? Тера велела - "Альфа" подчинились.
Я хмуро кивнул:
- Свалилась же к нам из Небывальщины эта потусторонняя штучка. Кто знает, как работает ее... мозг этого существа. Вряд ли здесь применимы человеческие понятия.
- Не стыкуется, - покачал головой Двойник. - Я видел, как Тера смотрела на Макфинна, помню ее самоотверженность, когда она бросилась отвлекать полицию и ФБР, спасая жениха. Твой внутренний голос подсказывает, что она по уши влюблена и не станет против него замышлять.
- Ага... Ты и про Элейн то же самое говорил. - Я покосился назад, и сердце вновь кольнуло.
- Кто старое помянет, тому глаз вон, - начал защищаться мой Двойник. - С тех пор я не раз сыпал пепел на макушку.
- Черт с тобой! Дело прошлое, - вздохнул я. - Итак, к чему мы пришли?
- Думаю, рано трубить победу. Настоящих убийц мы пока не прищучили - тех, кто разломал Макфинну Круг и порвал уйму народу в дни, когда луна была растущей или на ущербе.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.