read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Юноша ухватился за алхина и увидел, что ядро отряда готово к прорыву. Альвы пришпорили нервных лошадей и рванулись вслед за Таром вперед по дороге, в чащу. Хельви не успел оценить план Ожидающего. Где-то впереди падали всадники, застрявшие в колдовской массе невиданного неприятеля, однако по их телам смогли проскочить их товарищи. Вперед принц не смотрел - он, вцепившись в спину Вепря, не мог оторвать взгляда от продолжавших держать строй альвов. Он впервые видел столь беспримерную храбрость и самоотверженность, и слезы невольно потекли у человека, который навсегда прощался с боевыми товарищами, ценой своих жизней давших возможность спастись остаткам отряда.
Они неслись мимо мощных деревьев, которые сливались в темную стену, где-то позади остались визжащие гарпии, которые, обрадованные оставленной им добычей, не стали преследовать убегавших. Хельви кусал губы до крови, ему было стыдно за собственную трусость. Отчего он не оттолкнул руку алхина и не остался там, на своем месте в строю? Каким подвигом сможет он когда-нибудь искупить этот позорный поступок, заставить совесть никогда больше не напоминать ему о нем? Вепрь, который не столько слышал, сколько чувствовал, как всхлипывает сзади принц, досадливо морщился. Поступок воинов-альвов тоже произвел на него впечатление, хотя и меньшее, чем на чувствительного юношу. Вепрь думал о том, что у людей королевства Синих озер, возможно, никогда не станет духа сражаться так, как это продемонстрировали Младшие. Все-таки долг - это главная сила, которая движет альвами, подумал алхин. Долг солдата велел им сделать все, чтобы их соратники добрались до Верхата и выполнили приказ, и ни один из спешившихся воинов не нарушил команды удерживать строй.
Угнетенные этими мыслями, люди и альвы мчались вперед в составе заметно поредевшего отряда, в котором теперь было не более двухсот воинов. Огромные потери, понесенные альвами, не могли остановить Тара и заставить его повернуть назад. Где-то впереди его ждал Рив - он-то ответит Ожидающему за все сегодняшние смерти. Младший нахлестывал своего коня, словно от него зависело, увидится ли Тар до заката с предателем. Предвкушение предстоящего поединка отвлекало альва от тоскливых раздумий.
Отряд вылетел на берег Серебряного потока. Широкий нарядный мост через реку обозначил начало владений Красного петуха. Отсюда до Верхата полдня езды нормальным ходом, но с волшебным напитком Базла мы преодолеем этот путь за пару часов, если, конечно, на той стороне нас не ждет новая западня, решил Тар.
- Постой! - Хельви, свесившись из-за спины Вепря, обратился к Ожидающему.
- В чем дело? У нас очень мало времени.
- Ты всерьез полагаешь, что те, кто устроил на нас облаву в лесу, настолько глупы, что готовы пропустить случайных беглецов на Верхат? И для этого они проигнорировали никем не охраняемый, пустой мост?
Конь под Таром гарцевал и рвался к переправе, однако альв натянул поводья. Тишина вокруг реки тоже не слишком нравилась ему. Выполняя приказ императора выследить выродков в доме Красного петуха, он много лет ездил по этим местам в составе сторожевых отрядов, приглядываясь к своим воинам, и знал довольно хорошо обжитую альвами часть леса Ашух. Что-то было не так: то ли слишком тихо, то ли чересчур мирно. Почему гарпии не погнались за ними? Не исключено, что пославший их знал о засаде впереди.
- Все за мной! - крикнул Ожидающий на родном языке, и его конь первым вошел в воду Серебряного потока. Тару не раз приходилось переправляться через эту реку вброд, и он неплохо представлял себе рельеф дна. Ледяная вода, которая не нагревалась даже в самое теплое время года, потому что Серебряный поток брал начало из ледников высоко в горах, залила сапоги воина. Альвы последовали его примеру. Хельви, которому вовсе не хотелось плескаться в прозрачной и, судя по всему, холодной воде, поморщился и посмотрел по сторонам. Мост, оставшийся чуть левее, причудливо изгибался вверх. Тяжелые каменные "быки", которые держали его, пропадали в бурливших волнах, которые взметали тучи брызг наверх. Может, мы перестраховались и никакой ловушки на мосту не было, но береженых судьба бережет, подумал Хельви. Они с Вепрем уже добрались почти до середины реки, которая была в этом месте неглубокой, так что лошади шли по дну, а не плыли, как грохот обвала оглушил уже надеявшихся на скорое окончание опасного перехода через реку путников.
Каменные "быки", которые казались такими незыблемыми, были разнесены одним мощным ударом. Небольшой смерч начал закручиваться прямо посреди моста, раскидывая плиты, словно дрова из поленницы. Альвы, пригибаясь к лошадиным гривам, пытались пристегнуть испуганных животных, однако в воде было трудно двигаться быстрее. Несколько огромных каменных осколков угодили в самый центр отряда, и воины вместе с животными уходили под воду. Оставшиеся в живых, промокшие до нитки, невольно придерживали коней, уворачиваясь от летящих камней. Хельви сжимал меч, однако воевать против урагана простым оружием не имело никакого смысла. Высокий приятный голос заставил его повернуть голову в сторону разрушенного моста. Буквально в нескольких шагах от взрывающихся опор, перед набиравшим силу смерчем по шею в воде стоял конь Тара. Ожидающий поддерживал за ноги Базла, который, упершись в луку седла, стоял и плавно водил руками в воздухе, сопровождая движения негромким пением. Под воздействием его нехитрой песенки смерч начал стремительно менять форму - он то вытягивался в воздухе, то оседал, прикрывая собой развалины моста.
Вепрь, почувствовав, что каменные глыбы больше не летают кругом, пришпорил бедную лошадь. Животное и так, как могло, рвалось вперед. Остальные воины тоже постарались воспользоваться минутной передышкой и ринулись к берегу. Голос Базла становился все выше и проникновенней, а смерч, на который не отрывая глаз смотрел принц, стал уменьшаться в размерах и опадать. Первые всадники уже выбрались на противоположный берег, когда легкий ветерок несостоявшегося урагана, пронесшийся от развалин переправы по кронам стоявших поблизости деревьев, напомнил им о том, какой страшной опасности они подверглись несколько минут назад. Последним из воды выбрался Тар, за спиной которого сидел Базл. Один из воинов, который держал под уздцы оседланного коня, подъехал к Хельви.
- Возьми. Моему брату он уже не понадобится, - хрипло сказал альв, протягивая человеку поводья.
Между тем к магу тоже подвели лошадь. Базл казался немного растерянным и просительно улыбался, словно ища у кого-то поддержки. Поймав взгляд Хельви, он дружески закивал. Принц заметил, что императорский маг всячески выражает ему симпатию, но при этом словно не замечает Вепря. Наверное, это из-за решения Раги Второго насчет сокровищницы Ашух, подумал принц. Базл не на шутку обиделся, только не на любимого повелителя, что можно было бы понять, а на человека, неожиданно вставшего между ним и волшебными артефактами из усыпальницы.
Тар, освободившись от общества мага и быстро оглядев свой отряд, вновь прокричал что-то на своем гортанном наречии. Хельви почудилось слово "Верхат". Но и без того он, видя, какое направление избрали всадники под предводительством Ожидающего, понял, что Тар собирается любой ценой привести своих воинов к дому Красного петуха. О том, какими жертвами будет выполнен приказ Раги Второго, он совершенно не задумывался. Честно говоря, другого поведения Хельви от него и не ждал.
Дорога впереди казалась спокойной и безопасной, но принц перестал доверять своим ощущениям и крепко сжимал в руке обнаженный меч. Тар махнул рукой, призывая воинов трогаться, и первым поскакал вперед, в направлении города. Альвы, под руководством оставшихся сотников выстроенные в ряды по трое, ринулись за своим вождем. Хельви пристроился рядом с алхином, который почему-то перестал ворчать. Слева оказался Базл.
- Не так-то просто усыпить ураганный ветер? - крикнул ему Хельви.
- Да нет, это не самое страшное. Тем более что глифы вообще находятся в особых отношениях с ветром, я бы даже сказал в родственных, - прокричал в ответ Базл, радостно улыбаясь.
Впрочем, было видно, что улыбка дается ему нелегко. Значит, он действительно не альв, а глиф, с удивлением подумал Хельви и, поскольку пялиться на мага было не совсем удобно, искоса взглянул на Базла. Он был мало похож на те изображения глифов, которые принц видел в рукописях на Зеркальном озере. Кроме того, в его представлении представители этого племени Младших были книгочеями и сидели при своих летописях, а не сопровождали вооруженные до зубов отряды, рискуя жизнью. С другой стороны, и алхины никогда раньше, если верить записям королевских историков, не участвовали в масштабных сражениях с нечистью, однако он своими глазами видел действия Вепря в недавней схватке с гарпиями. В любом правиле есть исключения, подумал Хельви. Королевский сын может стать наемником, глиф - боевым магом, а алхин - добрым товарищем. Жаль, что это столь ловко выведенное правило нельзя было приложить к уравнению, которое бы дало ответ на вопрос, что за мерзкие твари встретились им на опушке леса. Принц мог поклясться, что это были не сваны. И не свельфы, и не дикие, и не карлы, и не висы - этих он видел своими глазами, и с безглазыми бестиями они не имели ничего общего. Так кто же это? Какую нечисть отрядил Черный колдун под руководством сына Красного петуха, чтобы уничтожить посланных в Верхат альвов? И только ли посланных в Верхат?
Если этих чудищ и впрямь не берет железо, то едва ли армия императора сможет противопоставить им нечто серьезное. Разве что колдуны Раги Второго придумают какой-то способ расправляться с ними, хотя Хельви не помнил, чтобы Базл проявил себя на опушке. Он повернулся к колдуну, но тот, скрючившись, мирно дремал в седле. Лицо глифа было таким измученным, что Хельви стало совестно его будить. В конце концов, возле моста он проявил себя с лучшей стороны, как и положено придворному магу.
Мчавшийся впереди Тар первым почувствовал зарево, но не остановил коня, а, напротив, задал шпоры. Столб черного дыма еще не выполз над кронами деревьев, а острый запах гари уже отравил воздух. Отряд выскочил на небольшой холм, и оттуда им открылся вид на гибнущий город. Верхат полыхал. Огонь, охвативший его, был таким сильным и плотным, что Хельви, как ни щурился, не смог разглядеть ни крепостных стен, ни ворот, ни крыш домов. Лошади нервно переступали с ноги на ногу, напуганные запахами и звуками пожара. Ни одного крика не доносилось из Верхата, ни одного спасшегося погорельца не было видно поблизости. Либо жители города бежали раньше пожара и отсиживались теперь в каком-то укрытии, либо они все были мертвы. Хельви содрогнулся. Хотя Верхат не такой многонаселенный, как Гора девяти драконов или даже Нонг, не говоря уже об Ойгене, но все-таки несколько тысяч альвов там точно жили. Ясно, что без колдовства тут не обошлось. Значит, Черный колдун, а в его зловещее существование Хельви не мог не верить, потому что видел старика собственными глазами, все же решился в последний раз попытаться завоевать власть. Пусть не в королевстве Синих озер, а в империи альвов. Возможно, что с Младшими у него все складывалось успешнее, чем с людьми, - в конце концов, сородичи Тара более дисциплинированны, ответственны и безоглядны в том, что они считают исполнением своего долга. А если альв решит, что его единственный долг - слушать и выполнять приказы Черного колдуна, тогда-то и появится Рив - ужасный преступник с точки зрения Раги Второго и всего лишь пешка в игре для бывшего Мудрого. А раз так, то времени смотреть на головешки, оставшиеся от Верхата, у них нет. Хельви решительно подвинул алхина, уступившего ему путь без слов, и подскакал к Тару.
Альв угрюмо смотрел на пожарище. Его спина была согнута, плечи опущены, однако глаза полыхали не хуже, чем угли в кострище. Темные волосы Младшего осыпало пеплом, который несло ветром со стороны Верхата.
- Нам срочно нужно ехать в усыпальницу. Он там и он не должен уйти.
- Надеюсь, ты понимаешь, что он мой, - хрипло ответил Ожидающий, не отрывая взгляда от пожара.
- Рив твой, а Черного колдуна я беру на себя, - жестко ответил Хельви.
Ожидающий вытер перчаткой вспотевший лоб и коротко взглянул на человека, затем резко дернул поводья, заставив коня встать на дыбы, и молча поскакал между холмами по крошечной, теряющейся в траве тропинке. Воины, понявшие своего командира без слов, ринулись следом. Хельви дотронулся одной рукой до ожерелья Онэли, висевшего на шее, и ощутил привычное тепло. Он постарался отбросить мысли о мертвом городе и оставленных в лесу на съедение гарпиям и мерзким тварям воинах - он оплачет их потом, если судьбе будет угодно, чтобы он выжил в предстоящей схватке.
- Куда мы скачем? - проорал не выдержавший Вепрь, обратившись к пролетавшему на коне мимо альву.
- К мосту Петушиное перо! - прокричал в ответ воин.
Алхин больше вопросов не задавал. Если они направляются в усыпальницу, то нам пока по пути, подумал Вепрь. Нападение на опушке и история на мосту, равно как и поджог Верхата он считал цветочками, полагая, что ягодки начнутся в самом лабиринте Ашух. Причем так начнутся, что мало не покажется.
Пастушья тропа, петлявшая через холмы, была плохо предназначена для проезда отряда тяжеловооруженных воинов. К счастью, Тар хорошо знал места и вел альвов вперед, не обращая внимания на сыпавшиеся из-под копыт камни, частые повороты и петляние между насыпей. Однако Хельви и Вепрь выехали к Серебряному потоку совершенно изможденными. Мост Петушиное перо уютно висел над водой, словно чудовищные события не касались этих мест, Верхат не был обращен в пепел, а по лесу не шастали монстры.
Тар негромко произнес несколько фраз на своем языке, и Базл послушно слез с лошади и пешком взошел на мост. Он больше не улыбался. Было видно, что силы мага еще не вполне восстановились после укрощения смерча. Покачиваясь, он развел руки в стороны, словно они могли в случае опасности превратиться в крылья и поднять мага над водой. Хельви знал, что среди Младших летать могут, например, мари, весталы или гарпии, поэтому не обратил внимания на жест волшебника. Базл сделал по мосту шаг, другой, и тут перед ним возникла какая-то фигура, закутанная в темную плотную ткань. Волшебник изогнулся и прыгнул вперед, странный маневр повторил и незнакомец, оба распластались в воздухе и сшиблись посреди моста. Хельви ожидал, что Базл применит против неведомого противника какой-нибудь магический прием, и был немало удивлен, увидев, как императорский маг вцепился руками в горло соперника, и они самым банальным образом принялись кататься между резных перил моста. Однако эта странная схватка совсем не удивила Тара, который поднял вверх ладонь, призывая своих воинов к тишине, и внимательно следил за ее исходом. Определить, за кем останется преимущество, было пока невозможно - соперники перекатывались, время от времени долбя головой противника о мудреные перекладины. В пылу борьбы Базл потянул за ткань, покрывавшую голову противника, и она с треском разъехалась. Хельви разглядел хорошо знакомую морду с широко расставленными глазами, пришпорил коня и влетел на мост. Копыта гулко застучали по плотно пригнанным металлическим плитам. Впрочем, сцепившаяся парочка не обратила никакого внимания на приближающегося всадника. На берегу что-то прокричал Тар, но у принца не было времени оборачиваться. Он достиг середины моста, у ног его коня катались пытавшиеся задушить друг дружку противники.
Юноша не стал спешиваться. Он нагнулся, поймал на шиворот Базла и легко втянул его в седло. Оставшийся на полу горе-боец вскочил на ноги. Его морда была оскалена, изо рта текла сукровица, на щеках были видны глубокие царапины. Базлу тоже здорово досталось - из носа колдуна тонкой струйкой текла кровь, лоб был расцарапан, а волосы торчали в разные стороны смешными клоками, точно мочалки. Тем не менее маг дергался в седле, видимо, желая спрыгнуть и продолжить битву.
- Здравствуй, сван. Твой народ присягал мне на вечную дружбу. Так-то вы встречаете друзей, - сурово обратился Хельви к стоявшему перед ним стражу усыпальницы Ашух, одной рукой придерживая разошедшегося Базла.


ГЛАВА 21

На берегу провели военный совет. В нем участвовали Тар, Хельви, Базл и давишний сван, причем последние двое участников угрюмо косились друг на друга, готовые продолжить схватку при первой возможности. Принц поискал глазами Вепря, чтобы пригласить алхина на совещание, однако тот, по всей видимости, не желал участвовать ни в каких высоких обсуждениях и о чем-то оживленно беседовал с двумя альвами. Несколько сотен сванов, высыпавшие на берег после того, как отряд Тара переправился через Петушиное перо, с опаской посматривали на воинов, которые, в свою очередь, сторонились невиданных лесных жителей.
- Друзья нашего друга всегда могут рассчитывать на нашу поддержку, - закончил свою небольшую речь сван.
- Мы следуем в ваши пещеры. Мне нужно найти Стража, и я рассчитываю на вашу помощь в этом деле. А мои друзья разыскивают альва, Младшего по имени Рив. Ты что-нибудь знаешь о нем? - спросил Хельви.
- Мы покинули пещеры несколько дней тому назад. Мы лишились дома, поэтому нам особенно приятно встретить в эти тяжелые минуты друга. Но заклинаем тебя - не возвращайся в лабиринт, - сван махнул рукой в сторону леса, темневшего за его спиной, - теперь это место проклято. Страж покинул нас.
- Это место считалось проклятым всегда, но это не помешало Стражу и вам обосноваться там, - резко ответил Тар.
- Только не сейчас, - покачал головой сван, - теперь все иначе. Там осталась одна смерть. Однако мой народ слишком долго прожил под ее властью, поэтому мы выбрали жизнь и бежали в лес.
- Если твой народ бежал из пещер несколько дней назад, почему вы не пересекли реку и не ушли подальше от проклятого места? - потирая шею, поинтересовался Базл.
- Слишком много врагов появилось в этих местах с тех пор, как ушел Страж. Раньше он защищал нас, а теперь ворота нашего убежища открыты настежь. Мы слишком слабы, чтобы оборонять свой дом самостоятельно, и не можем даже защитить собственные жизни. Поэтому мы прятались в лесу, пока наконец сегодня в лесу не стало тихо. Рассудив, что твари убрались, мы вышли к мосту и увидели всадников в броне. Никто из нас не мог предположить, что среди них встретим друга.
- Хорошо, но теперь ты знаешь, кто мы и с какой целью едем в лабиринт. Сваны выделят нам провожатых?
Сван не ответил Хельви, только согнулся в низком поклоне. Тар поморщился, глядя на такое раболепие новых друзей. Он не доверял этим странным существам и мало верил истории, рассказанной их предводителем. Что, если им приказано завести отряд в западню? Куда и почему ушел Черный колдун? Теперь, когда он нашел столь послушного ученика и исполнителя своей злой воли, доверил его командованию армию невиданных чудовищ, щелкающих литые доспехи, как семечки, сжег Верхат, объявив официальную войну императору, - именно сейчас он неожиданно собрался на покой? Или как раз не на покой - Страж ушел, чтобы присоединиться к войску Рива, которое идет сейчас на Гору девяти драконов. Неужели они пропустили врага на столицу? Не может быть!
- Если бы они были нашими врагами, то я едва ли ушел бы живым с моста, - сказал вдруг принц, внимательно следивший за выражением лица Ожидающего и без труда читавший его мысли.
- Если только не предположить, что они не тупое орудие в руках твоего врага, а достаточно хитры, чтобы догадаться, что лучше заманить нас всех на верную гибель, чем довольствоваться одним твоим трупом. Или ты считаешь, что твоя смерть порадует Черного колдуна и Рива гораздо больше, чем кончина целого отряда?
Хельви растерялся и не ответил на последнее замечание Тара. Он взглянул на свана, который, наверное, прекрасно понял, что речь идет именно о его народе, однако никак не прокомментировал высказывания человека и альва. Да и что он мог сказать, подумал принц. В такое же положение попал и он при дворе императора, когда ему нечего было ответить на обвинения Раги Второго в том, что они с алхином - лазутчики короля Омаса.
- Я не знаю, что сваны думают о нас, но колдовать они точно не могут. И я спрашиваю себя - стоит ли всерьез опасаться существ, не способных нанести сколько-нибудь сильный магический удар? - вмешался в разговор Базл.
- Именно поэтому ты полчаса бился с этим бойцом на мосту? - съязвил Тар, указывая на тощего свана.
- Я растерялся, - начал оправдываться Базл. - Кроме того, он больно щипался.
Хельви и Тар одновременно вздохнули - инфантильный маг был неисправим. Между тем Вепрь, закончив личные переговоры с альвами, спокойно подъехал к совещающимся. Видно, мысль, что он нарушает законы какой-то иерархии в отряде, не приходила ему в голову. Окуляры сияли, в руках алхин сжимал ожерелье гриффонов.
- Так мы едем в усыпальницу или ждем у моря погоды?
- Едем, - отрывисто поставил точку в разговоре Тар и повернулся к двум сотникам, чтобы отдать им приказ.
Хельви с горечью подумал, что две сотни воинов - примерно треть отряда - это все, чем может располагать Ожидающий, твердо намеренный поймать Рива. И ведь они даже не дошли до усыпальницы, в которой, по словам свана, их ждут многочисленные враги. Принц окинул взглядом стоявших на берегу обитателей последнего прибежища Ашух. Он заметил про себя, что если Страж действительно говорил правду относительно происхождения этого народа и принц невольно освободил тысячи сванов из зеленого сундука в подземелье башни Ронге, то сейчас их должно быть здесь на порядок больше. Его невольный собеседник, словно прочитав мысли принца, склонил серую голову, покрытую короткой жесткой шерстью.
- Многие сваны навсегда остались в проклятых пещерах. Ты поймешь, когда увидишь это своими глазами.
От этого зловещего известия у Хельви прошел озноб по спине. Между тем воины по приказу сотников спешно собирали сохнувшие плащи и залезали на лошадей. Базл, щедро добавивший в воду, предназначенную животным для питья, новую порцию укрепляющего зелья, теперь обносил кружкой альвов. Сваны мелодично перезванивались между собой, кутаясь в свои темные накидки. Кажется, они выкликивали добровольцев. Тар, то и дело поглядывавший то в лес, то на небо, хмурился и кусал губы. Ему подвели коня, когда отряд уже был готов к походу. Он состоял почти из двух сотен альвов и двадцати самых крепких сванов, которые собирались провести воинов по подземному лабиринту, а также двух людей и глифа. Хотя любопытно узнать, кем считает себя сам Базл, преданно служащий императору альвов, усмехнулся про себя Хельви и вскочил на своего коня.
Солнце уже клонилось к закату, когда они выехали к хорошо знакомой даже принцу тропе, ведущей к усыпальнице Ашух. Тар, который на полном серьезе взялся расспрашивать свана, знает ли он какие-нибудь объездные пути, которые вели бы к входу в пещеры, получил отрицательный ответ.
- Мы никогда не покидали свое пристанище. Даже те, кто присоединился к нам совсем недавно благодаря героическому поступку нашего друга, - указал сван на Хельви, - прошли путь до лабиринта под землей, практически не выбираясь на поверхность. Однако вы не сможете воспользоваться их ходами.
Тар поинтересовался, почему это они не смогут подойти к пещерам дорогой сванов, и был вынужден выслушать еще один хорошо знакомый ему пересказ легенды, которую поведал Хельви Страж. Так что идти пришлось все-таки по дороге. Договорились высылать вперед четырех разведчиков - двух альвов и двух сванов, которые по очереди подъезжали к сотникам и докладывали о том, что они видели и слышали. Хельви колебался, не уговорить ли Тара срезать часть пути по незнакомому лесу, уж больно уязвимы были они на берегу Серебряного потока. Однако затем принц вспомнил о собственном ночном походе через чащу Ашух, о невесть откуда взявшихся гарпиях и оврагах и счел избранную Ожидающим тактику наиболее верной. В лесу опасность подстерегает их повсюду, и дорога не исключение, однако она по крайней мере хорошо известна воинам и их командиру.
Тут Хельви вспомнил Бодра и его отряд, на который Черному колдуну удалось навести заклятие именно на этом пути. Интересно, что стало с императорским наместником во владениях Красного петуха? Неужели он и его воины сгорели в пожаре? Как долго горит это проклятое пламя, если от Бодра ничего не слышно еще с прошлой недели? Принцу стало не по себе. Чудовищные силы были брошены в эту битву, которая, как он понимал, еще не началась, но первая искра которой сожгла Верхат. Хельви даже забыл на миг о своих сетованиях по поводу величины отряда и подумал, что император был обязан послать в лес Ашух более существенные силы. Вепрь, подъехавший в этот момент к принцу, хлопнул его по плечу.
- Наша цель все ближе и ближе, хороший мой. Что скажешь?
- Да я вижу, что ты не выпускаешь ожерелье гриффонов из рук. Думаешь, оно спасет тебя от подземных монстров?
- Нет, я больше рассчитываю на Меч королей. - Алхин любовно погладил клинок, который вновь изменился и теперь имел форму небольшого ладного меча. Он лежал ровно поперек седла, видно, Вепрь хотел иметь его под рукой. - Зато теперь я наконец понял, почему гарпия отказалась идти с нами в этот поход.
- Думаешь, ей было бы неприятно сражаться с соплеменниками?
- Возможно, но я дорого бы дал, чтобы понять, откуда она знала, что мы встретимся здесь с ее родичами. Гарпии не так распространены в этих лесах, в Тихом лесу их нет вовсе, да и вообще - ты же знаешь, что они предпочитают камень дереву, а значит, любят селиться в разваленных башнях, а никак не в густых кронах. Это же не весталы, в конце концов. Знаю, при словах "разваленная башня" ты подумал о Ронге, угадал? - Вепрь заглянул в лицо Хельви и удовлетворенно улыбнулся. - Вижу, что угадал. Но ты можешь представить себе не закованную в цепи гарпию, которая могла бы там поселиться?
На этот вопрос принц не ответил. Они некоторое время ехали молча.
Солнце садилось, кроваво-красные облака гуляли по небу, словно предвещая жаркую ночь воинам. Базл, подскакавший к людям, протянул им флягу с магическим напитком.
- Я не знал, что глифы умеют драться и ездить верхом, - простосердечно сказал магу Вепрь.
- Я урод в своей семье, - доверительно отвечал Базл. - Мне нравится жить при дворе, мне симпатичен император и его семья. Я неправильный глиф. Моя родня считает, что я больше похож на свельфа - люблю соваться в чужие дела. По материнской линии в пятом колене у меня и впрямь есть родня с той стороны.
- В каком-каком колене? - с очень серьезным видом переспросил Вепрь.
- В пятом, - обернулся к нему глиф.
- Да, плохо твое дело, парень, - с важной миной сделал вывод алхин.
Хельви не выдержал и расхохотался. Лицо глифа, принявшее было озабоченное выражение, расплылось в вопросительной улыбке. Ну и парочкой они были бы, если бы подружились: рассеянный маг без признаков чувства юмора и язвительный алхин с его манерой высмеивать всех и вся, невзирая на лица. Принц снова рассмеялся.
- Мы сейчас смеемся, а возможно, это была последняя шутка в нашей жизни, - вымолвил Базл и пришпорил коня.
Хельви проводил волшебника удивленным взглядом. Не то чтобы эта мысль не приходила ему в голову, однако он не ожидал, что ее выскажет Базл, который казался так далек от реальной жизни. Они обменялись с Вепрем взглядами и молча продолжили путь. Сван, ехавший рядом, тяжело вздохнул. Хельви повернулся к спутнику:
- Страж рассказывал мне, что в прошлом вы были великими воинами...
- Не стоит ворошить дела минувших дней, - мягко перебил принца сван. - Наша магия давно умерла, силы нашего рода на исходе. Мы не надеемся на славное будущее, наша цель - спокойно дожить те дни, которые еще выпали нам на долю.
- Просто я подумал, что в те времена, когда вы воевали здесь и повсюду, вы могли встречаться с тварями, которые сегодня практически разгромили наших воинов на опушке этого леса. Такие темные гладкие туши, они шли сплошной волной, я сперва решил, что это и есть стена, пока не увидел голову. Морды я не разглядел, но увидел глаза - круглые и белые, кажется, тварь слепа.
- Я не могу припомнить ни одну тварь, которая бы соответствовала этому описанию. А поскольку память у моего народа общая, то никто из нас не сможет помочь тебе, друг. Правда, - замялся сван, - может, это звучит глупо, но ребенком я любил одну игру. Ее название ничего тебе не даст, а впрочем, она называлась "Хозяева холмов". Там была считалочка: белый глаз, красный нос, всех ребят в мешке унес, кто мешок порвет, тот домой пойдет. В общем, я услышал про белые глаза и почему-то вспомнил ее.
- Вообще-то сходится. Ребят-то эти твари унесли много, - задумчиво проворчал алхин. - А что, нос действительно был красным?
- Не разглядел, - печально вздохнул Хельви. Однако название игры было знакомо людям, и они попытались выяснить у свана, что он знает про хозяев холмов. Тот только пожал плечами, объяснив, что это только забава из его далекого детства и никакого отношения к настоящим чудовищам она не имеет. Громкий пронзительный свист раздался вдруг со стороны леса. И от реки ему немедленно ответило эхо. Лошади протяжно заржали - воины напрасно пытались успокоить животных.
- Тар, начинается! - закричал Хельви. - Отводи своих в лес!
Сильный ветер, налетевший на всадников, заглушил слова. Листья и песок летели в воздухе, деревья раскачивались, словно их подрубили, альвов сносило с лошадей, срывало плащи и плюмажи. К ногам коня Хельви упали две птичьи тушки - очевидно, обитатели леса тоже не могли противостоять колдовскому урагану. Принц, понимая, что сидеть верхом просто невозможно, сполз на землю и вытянулся, вцепившись пальцами в траву. Ветер выл, словно голодный опуш, вода в Серебряном потоке, судя по звукам, выплескивалась из берегов. Пыль висела плотной пеленой, поэтому увидеть, есть ли рядом кто живой, принц не мог. Он поспешно завязал нос и рот чистым платком, который нашелся у него в кармане, и услышал страшный треск. Увидев в пыльном тумане тень, он в последний миг успел отклониться, и огромный тяжелый ствол, покрытый зеленоватым мхом, рухнул точно на то место, где всего мгновение назад лежал принц. Нужно срочно уходить отсюда, хоть в лес, хоть в усыпальницу Ашух, пока проклятие колдуна не превратило их всех в прогорклую пыль, режущую глаза!
Хельви не мог даже позвать кого-то, потому что стоило немного приоткрыть рот, как в горле начинало сильно першить. Искать во мгле своих спутников он не сможет. Судя по звукам ударов, еще несколько деревьев упало на тропу альвов, однако, пострадал ли кто, Хельви не знал. Он пополз туда, где, как ему казалось, в последний раз перед бурей видел растущие деревья. Пару раз ему пришлось всем телом вжиматься в землю, потому что мощный вихрь грозил унести его. Тяжелый доспех сыграл с принцем злую шутку - вместо того, чтобы удерживать своим весом тело владельца на месте, он словно захотел сыграть в мяч с ураганом, и, как ни приникал человек к траве, буря, уцепившись за латы, выдергивала его из укрытия. Если выживу, то клянусь, что никогда в жизни не надену больше эту штуковину, дал себе слово Хельви.
Один раз ему показалось, что рядом с ним ползет еще кто-то, но песок надежно запорошил глаза, так что разглядеть ничего не удалось. Наконец его рука нащупала дерево. Он все-таки добрался, пусть и потратив на это кучу времени! Хельви обнял ствол трясущимися от напряжения руками и чуть не заплакал. Выходит, сваны все-таки обманули их. Черный колдун никуда не уходил. Кто еще мог наслать на их отряд такую страшную бурю? Вепрь, Тар, Базл - напрасно Хельви выкрикивал осипшим от пыли и ветра голосом знакомые имена. Только ураган завывал ему в ответ. В клубящемся сумраке он не видел даже собственных рук. Что делать дальше - пытаться заползти глубже в лес или остаться тут, на дороге, в надежде, что кто-то из спутников, уцелевших в магической буре, вскоре присоединится к нему.
Размышляя, принц провел рукой по дереву, пытаясь уцепиться половчее, и вдруг что-то звякнуло у него в ладони. Хельви вцепился в прохладный округлый предмет и поднес его к самым глазам. Это было ржавое звено цепи. Длинная цепь вилась вокруг дерева, сообразил юноша. Он потянул за вериги, пытаясь вытащить ее всю. Цепь заканчивалась тяжелым браслетом, в котором навсегда осталась зажата чья-то высохшая рука. Хельви с омерзением отбросил прочь страшную находку. Он дотронулся еще раз до ствола, который он принял за дерево, и обнаружил, что коры на нем нет. Это один из кольев, вкопанный возле входа в усыпальницу, мелькнуло в его голове, я нахожусь рядом с подземельем.
Хотя пыль застилала дорогу и дышать через платок становилось все труднее, он пополз вперед. Ветер стал утихать. Принц вытер ладонью запорошенные глаза и огляделся. Он увидел, что плотная завеса из пыли и песка остается за спиной. Впереди, прямо перед ним был открыт вход в усыпальницу. Хельви поразился, до чего он велик и заметен. Видно, защищавшее его заклятие было снято. Теперь сюда мог попасть кто угодно. Покрепче перехватив рукоятку меча, который болтался в ножнах, - принц нырнул в пещеру. Он не мог заметить, что чья-то одинокая тень спустя пару минут последовала за ним...
Алхин, которого начавшийся ураган смел с коня и протащил несколько шагов по сухой траве, потерял сознание на несколько секунд, однако годами тренированное в походах тело было прекрасно приспособлено к экстремальным ситуациям. Именно поэтому Вепрь, придя в себя, обнаружил, что перед обмороком успел сгруппироваться, и поэтому, кажется, руки и ноги целы, только голова немного пострадала - не носивший шлема алхин сильно рассек левую скулу и ухо о какой-то камень или корень. Песок тут же залепил рану, и хотя было больно, этот человек умел терпеливо переносить и более сильные страдания. Так что вытираться он до времени не стал, да и перевязывать рану тоже. Следовало срочно выбраться из пыльного месива. Ни Меч королей, ни цепочка гриффонов не умели или не хотели помочь ему в этом деле. Хорошо хоть в реку не упал, мрачно подумал алхин, цепляясь руками за траву и какие-то тонкие деревца. Шквалистый ветер рвал ему волосы и засыпал глаза пылью. Однако даже в этом ослепшем состоянии Вепрь каким-то седьмым чувством, которое, как известно, развито у алхинов при помощи специальных практик, ощутил движение рядом. Нечеловеческим усилием он собрался и прыгнул против ветра.
Прыжок, конечно, получился так себе, но алхин схватил рукой что-то теплое. Непродолжительная борьба окончилась полной победой человека. Он подмял под себе чье-то хрупкое тельце, протер глаза и уставился на предполагаемого противника. При этом рот Вепря непроизвольно открылся, и в него тут же забился песок.
- Наина! Ты здесь откуда?
- Привет. Оттуда. - И гарпия на полном серьезе указала тонким пальчиком с длинным загнутым когтем в небо.
- Ты прилетела... Ты на стороне наших врагов?
- Перестань сжимать мне горло, - оскалилась Наина. - Если бы я была на стороне врагов, мы бы уже не разговаривали.
- Ты видела мальчишку?
- Волнуешься за него? Он пошел прямо в пещеру, наш храбрый герой.
Алхин скатился с гарпии, которая с улыбкой, обнажавшей клыки, следила за человеком. Что ж, значит Хельви решил все-таки довести дело до конца. Да, ему, Вепрю, не к лицу валяться на травке и глотать песок. Человек покосился на гарпию - не опасна ли встреча с ней? Не более опасна, чем все кругом, сам себе ответил алхин и усмехнулся. Однако без помощника он будет долго добираться до этой проклятой усыпальницы, а время сейчас дорого. В конце концов, у него еще будет время выяснить, зачем Наине понадобилось возвращаться за людьми, только бы выбраться из урагана.
- Пойдешь со мной за Хельви? Этот добрый старикашка Раги Второй обещал мне все сокровища усыпальницы. Помнится, там были красивые платья - мне они никак не подходят, а вот тебе будут в самый раз. Договорились?
- Наш принц смел, а ты, я смотрю, еще смелее, ли это природная наглость - лежать рядом с голодной гарпией и предлагать ей какие-то тряпки? - Наина усмехнулась, но ее желтые глаза, в которые, казалось, песок не попадал вовсе, блеснули.
- Я предлагаю не какие-то тряпки, а прекрасные платья. Я уже говорил тебе, что ты выглядишь в них как королева?
Комплимент был из разряда тех, что алхин делал кухаркам придорожных трактиров в королевстве Синих озер, чтобы получить суп погуще. Однако на гарпию, которая была, видно, не избалована выражениями восторга, он произвел сильное впечатление. К изумлению Вепря, она смутилась и едва ли не покраснела. Утверждать это алхин не брался, потому что его слепил песок. Поняв только, что стрела попала в цель, он решил закрепить успех.
- В какую сторону ползти? - деловито обратился Вепрь к гарпии...

Меньше всего на свете Базла интересовали проблемы, связанные с освещением помещения. Выросший при тайных лабораториях императорского дворца, под опекой наставников, с детства готовивших его к роли придворного мага и звездочета, он привык к ярким восковым свечам, чадящим факелам, тускло светящимся каминным углям и даже к крошечным лучинам-ночникам, которыми пользовались все ученики магов, которым всегда не хватало одного дня для прочтения нескольких интересных фолиантов. Теперь же, оказавшись в кромешной тьме лабиринта, он с досадой подумал, что не помнит ни одного заклинания, порождающего свет. Такая рассеянность, недопустимая при его должности, повергла Базла в стыдливое замешательство. Только такой добрый повелитель, как Раги Второй, готов терпеть подле себя столь малообразованного и нерасторопного мага, раскаянно подумал он.
Хорошо хоть заклятие перемещения он вспомнил мгновенно и через секунду оказался в коридорах усыпальницы. Разгадать, что за магическую формулу применил их тайный противник, чтобы вызвать бурю, он не смог, значит, остается только найти Черного колдуна и вступить с ним в единоборство. Если Базл выиграет, ураган утихнет. О том, что будет, если он проиграет, придворный маг старался не думать. Однако он в самом деле не рассчитывал, что в коридорах будет так темно!
В результате маг смог передвигаться, только придерживаясь одной рукой за стену. Это было плохо, потому что, если ему неожиданно встретится Черный колдун, нужно будет действовать обеими кистями. Интересно, если я его встречу, то как распознаю во мраке, задумался Базл. Хорошо, если сам противник позаботится об освещении. Какой-то шорох раздался впереди, и маг напрягся. Он отнял руку от стены и приготовился к магической атаке, однако мысль о том, что это может быть вовсе не колдун, а кто-то из спутников, проникший в усыпальницу, остановила Базла. Ведь он совершенно не знает, в каком точно месте он находится, возможно, что у самого входа, а это значит, что спасающиеся от бури воины могут пытаться спрятаться в пещерах. Шорох повторился, и придворный маг с вытянутыми вперед руками сделал шаг вперед и - рухнул в бездну.
Нельзя было отнимать руки от стены, успел подумать Базл, кувыркаясь в воздухе. Он стремительно летел куда-то вниз, судорожно вспоминая заклятие мягкого приземления, и в последний момент вспомнил. Скороговорка заклинания еще висела в воздухе, как тело мага дернулось, словно натянутая веревка, и он замер в нескольких шагах от пола, распростершись на животе.
- Слава императорскому дому, хоть здесь светло, - выпалил Базл, слегка покачиваясь в воздухе.
- Какие гости заходят к нам нынче, и все без приглашения. А знаешь ли присказку, придворный маг, что незваный гость хуже мари? Похоже, Раги не очень следит за твоими манерами, - раздался чей-то высокий голос.
В пещере, куда свалился Базл, было светло от факелов, которые были воткнуты буквально повсюду. Их чадящее пламя согревало помещение, однако лично маг никогда бы в жизни не принес сюда открытого огня - он мог поклясться, что находится в библиотеке. Высокие открытые шкафы были забиты книгами, и глифу было довольно одного взгляда, чтобы понять, что перед ним находится настоящее сокровище. Древние манускрипты по магии и чародейству. Базл мог разглядеть даже красивые вензеля сильфов на некоторых корешках. Однако заниматься сейчас их изучением времени не было. Базл изогнулся и мягко шлепнулся на каменный пол, перекатился в сторону и тут же отправил в ту сторону, откуда послышался голос, первый огненный шар.
Однако ни взрыва, ни звуков обвала он не услышал. Глиф с удивлением поднял голову - прямо перед ним стоял плешивый толстячок, поигрывавший его огненным шаром, легко уместившимся в ладони незнакомца. Из груди толстячка торчали стрелы с малиновым оперением. Мертвяк, растерянно подумал Базл. И в этот миг противник кинул в мага его же шар, словно снежок...

Тар, пытавшийся отыскать в сумраке пыльной бури своих воинов, пару раз чуть не свалился в Серебряный поток. Мощные волны тихой в общем-то речушки несколько раз здорово окатили Ожидающего, плащ и сапоги которого мгновенно промокли насквозь. Однако он прекратил поиск лишь тогда, когда огромное рухнувшее дерево едва не убило его коня. Обезумевшее от ужаса животное прыгнуло боком, подпруга лопнула, и Тар оказался на земле вместе с седлом. Но и это не могло остановить его.
Осыпая проклятиями предателя Рива и Черного колдуна, плюясь песком, с зажмуренными глазами альв пополз в сторону от дороги. Под его ладонями появилась трава - значит, он уже в лесу. Плащ он скинул, однако сапоги, потяжелевшие от воды, оставались на нем и здорово мешали ползти. Тар попытался снять их, не наклоняясь к ногам, и тут только понял, что ему трудно двигаться не столько из-за сапог. Кто-то зацепился за его доспехи и изо всех сил тянул назад.
Альв со всей возможной ловкостью перевернулся, одновременно пытаясь рукой дотянуться до противника. Однако тот выскользнул из пальцев воина, словно речная рыба в скользкой чешуе, и сам рванулся к горлу Ожидающего. Тар попытался выдернуть из-за пояса нож, но тот застрял в ножнах. Конечно, горло было защищено доспехом, и пара секунд на то, чтобы разобраться с ножом, у альва была. Однако когда перед лицом Ожидающего мелькнули крупные острые клыки, он решил, что все кончено. Маленькие красные глазки впились в него пронзительным взглядом. Это сван, узнал противника Тар.
- Младший, вход в усыпальницу открыт. Страж ждет тебя, - прошептал стражник усыпальницы Ашух отпрянувшему альву, и его голова безвольно упала на грудь Ожидающего. Сван был мертв.
Ах вот как - значит, он получил личное приглашение от злодеев навестить их в усыпальнице. И странные "друзья" принца Хельви все же оказались предателями! Неудивительно, что он никогда не доверял этим людям! Отпихнув от себя легкое тело свана, Тар встал на колени, вытащил из ножен боевой меч, который лично выбрал себе в оружейных палатах императора, поднялся на согнутые ноги и, прикрывая лицо от ветра, медленно пошел в сторону леса. Он надеялся, что выбрал верное направление.


ГЛАВА 22

Коридор, в котором оказался Хельви, был пуст и темен. Впрочем, ожерелье Онэли не оставило господина в беде - оно вдруг засветилось так ярко, словно на груди у принца горело весеннее солнышко. Хельви быстро стащил цепь и поднял руку, сжимавшую украшение, над головой. Теперь он мог разглядеть уходящие вперед ровные стены. Это было отчасти похоже на подземелье башни Ронге, однако там все было иначе - за спиной принца тогда стояли гарпия и алхин, которые, может, и не были идеальными друзьями, но как же их сейчас не хватало Хельви! Юноша вздохнул, но спутники от этого, понятное дело, не появились. Значит, придется искать врагов самостоятельно. Стараясь побороть страх, который ледяной рукой стискивал сердце, принц медленно пошел по коридору вперед, внимательно глядя под ноги и постоянно оборачиваясь.
Однако врагов поблизости слышно не было. Хельви прибавил шаг, рассудив, что если он будет и дальше передвигаться крошечными шагами, то едва ли встретит в ближайшую неделю противника. Однако бежать далеко ему не пришлось. Коридор заканчивался глубоким и широким провалом. К счастью, ожерелье, светившее не хуже факела, помогло принцу обнаружить яму с очень ровными прямыми стенами прежде, чем он сделал роковой шаг. Юноша нагнулся над провалом, внимательно осматривая каждую складку на полу и гадая, появился ли он недавно или был тут всегда. Если провал был, то как сваны сумели протащить через него четырех пленников, уснувших на краю поляны с кольями? Если же его не было, то получается, что Черный колдун разрушает собственное жилище. Или Страж все-таки ушел и усыпальницу уничтожает кто-то другой? Хельви отверг эту показавшуюся ему абсурдной мысль. Значит, провал старый и ему нужно поискать мост или какой-то другой способ перейти на противоположную сторону. Спускаться вниз почему-то очень не хотелось.
Легкий шорох заставил принца вздрогнуть и внимательней всмотреться в яму. Какое-то движение начиналось на ее дне, словно серые камни, выстилавшие пол, вдруг бесшумно задвигались. В глазах у юноши зарябило, он протер их тыльной стороной ладони и вновь взглянул в яму. Темное копошащееся тело, казалось, вылезало из камня, только совершенно беззвучно - ни одна песчинка не сорвалась с места. Противник Хельви начал подниматься. Слабая мысль о том, чтобы бежать назад, колыхнулась в голове принца, но страх тут же сковал его ноги. Небольшая темная голова повернулась к человеку, и белые жуткие глаза уперлись в Хельви.
Чудовище припало к совершенно гладкой стене и не спеша поползло вверх. Как у него получалось не соскальзывать вниз, принц не знал. Он разглядел тело кошмарного существа, напоминавшее гигантского богомола, и с трудом удержался на ногах. Тварь двигалась не быстро, но время от времени задирала в сторону застывшего человека голову, и ее слепые глаза сверкали. Хельви не мог оторвать от них взгляда. Однако неожиданно он увидел длинную тень, волочившуюся вслед за чудовищем по стене. Эта тень показалась ему удивительно живой. Если тварь двигалась, как деревянная, то ее тень колыхалась, словно под порывами ветра, вспыхивая синими и красными огоньками. Это не тень, это самый настоящий мешок. Оген знает - может, эта тварь, прежде чем сожрать свою жертву, засовывает ее в мешок. И уносит. Как в той считалочке - всех ребят в мешке унес! Видно, детские игры сванов имели более тесные связи с окружающим миром, чем они думали. Принц с удивлением почувствовал, что ноги снова слушаются его. Однако тварь уже показалась на краю провала, в нескольких шагах от человека. Бежать было поздно, да и некуда. Но руки и ноги были в порядке, и принц выхватил наконец свой меч.
- Так вот ты какой, хозяин холмов. Гляди, поосторожней со мной - я собираюсь порвать твой мешок.
Чудовище не заревело, вообще не произнесло ни звука, а только кинулось на человека. Его тело на секунду превратилось в плотный шар, который сбил бы человека с ног, если бы принц не опередил тварь на один шаг. Он смело шагнул в провал и, пролетев пару десятков шагов вниз, больно упал на камни. Сверху раздался звук удара - хозяин холмов с размаху влетел в стену коридора, оставленного Хельви. Каменные осколки посыпались по гладкой стене провала, Принц вскочил на ноги и, держа в одной руке клинок, а в другой - чудесное ожерелье, приготовился к встрече с чудовищем.
Хозяин холмов не заставил себя ждать. Он аккуратно скатился вниз, к ногам человека, причем мешок оказался прижатым к стене, а на принца вновь уставились бельмы. Однако теперь взгляд чудовища не произвел должного эффекта - Хельви обозленно взмахнул мечом. Он неожиданно понял, что мешок, который был так красочно описан в детской считалочке сванов, был не чем иным, как животом страшной твари. Его, очевидно, предстояло вспороть, чтобы покончить с хозяином холмов.
- Нужно было кушать меня, пока я был напуган. А сейчас нечего глаза таращить, хороший мой, - невольно передразнивая алхина, обратился он к противнику. - Давай, кузнечик-переросток, поймай меня.
Неизвестно, понял ли монстр слова человека, однако он немедленно прыгнул на Хельви. Принц махнул мечом, целясь хозяину холмов в глаз, однако коварная тварь отвела морду в сторону, и клинок попал в темную шею чудища. Металл хрустнул и легко переломился. Юноша, который в последний миг успел, отпустив рукоятку сломанного меча, отпрыгнуть в сторону, почувствовал холодное дыхание твари на своей коже. Он тут же выхватил свободной рукой кинжал и легонько пританцовывал перед мордой противника. Значит, сталь его не берет. Мог бы и раньше об этом вспомнить, ведь ты же видел бой на опушке леса, ругал сам себя принц. Поняв, что кинжал ему не помощник, Хельви отбросил его в сторону. Чем же рвать мешок?
Чудовище метнулось на человека во второй раз. Теперь оно не собиралось в шар, а, напротив, вытянулось стрелой. Однако Хельви ожидал атаку, поэтому собрался и подпрыгнул высоко вверх, так что стремительное тело врага пронеслось под ним. Теперь человек оказался прижат к стене ямы, а у хозяина холмов оказалось довольно пространства для маневра. Странно, что он так медлит, подумал Хельви. Действительно, чудовище словно собиралось с силами перед каждым новым броском, и это, учитывая необыкновенную мощь кошмарного создания, не могло не удивлять. Пытаясь разглядеть яснее заветный живот, он приподнял руку с ожерельем и слегка наклонился в сторону хозяина холмов. Тот не отвел свои бельма, но Хельви показалось, что по его телу прошла дрожь. Не очень-то ему нравится свет моей нагрудной цепочки, успел подумать принц, прежде чем тварь снова прыгнула.
Увернуться до конца юноша не успел и по локоть залез в оказавшееся таким неплотным тело монстра. Руки тут же слиплись, словно измазанные в густом меду. Хельви дергался, пытаясь освободиться, однако только сильнее застревал в чудовище. Пожалуй, ему и пасти не нужно будет, чтобы меня сожрать - засосет так, всем телом, с ужасом подумал принц. Нужно попробовать разорвать мешок - если в считалке сванов есть хоть капля правды, то он должен состоять из иного материала, чем туловище.
От отчаяния принц взвыл и, стиснув слипшиеся кулаки, нырнул вперед. Поскольку ожерелье Онэли осталось в проглоченной тварью руке, в яме стало темно, и он не мог видеть, насколько глубоко продвинулся в теле монстра. Последний не подавал никаких признаков боли или неудовольствия. Так и будет висеть на мне, пока не переварит, с ужасом подумал Хельви и забарахтался, пытаясь продвинуться вперед. Руки начало жечь, как от сильного ожога. Откуда взялось в организме хозяина холмов пламя, принц не мог даже предположить. Впрочем, он знал, что существуют жидкости, которые способны обжечь кожу не слабее, чем раскаленный уголь. Может быть, тварь умеет мгновенно сжирать стальной доспех именно за счет выделений подобной влаги, и в таком случае времени на разрывание живота у Хельви практически не остается. Сейчас хозяин холмов просто плюнет в него кислотой, и все будет закончено. Кисти жгло нестерпимо, из последних сил человек рванулся и вдруг почувствовал, что слипшиеся руки разошлись. И едва слышимый, но прозвучавший в ушах пойманного в ловушку принца музыкой хруст разрываемой ткани раздался в провале. Он толкнулся еще немного вперед, подбородком почти касаясь страшной шкуры монстра, хруст сделался громче, и нагрудная цепь принца выпала из дыры, проделанной в брюхе гада.
В свете, исходившем от ожерелья Онэли, Хельви разглядел свои пальцы, торчавшие из пестрого живота хозяина холмов. Они были вымазаны чем-то черным, по фактуре и запаху напоминавшим смолу. Сама тварь не шелохнулась, несмотря на то, что принц фактически разрывал ее пополам. Видно, она знала только одну задачу - настигнуть жертву и вогнать ее поглубже себе в кишки. Дальше все должен был сделать желудочный сок, против которого были бессильны даже стальные мечи. Защищаться твари никогда не приходилось - и, слава Огену, кажется, не так много счастливчиков выигрывали битву с хозяином холмов, чтобы это навело чудовище на мысль научиться элементарным приемам обороны. Впрочем, свою задачу оно исполняло отлично. Хотя принц и освободил пальцы, проковыряв монстра насквозь, он так и не смог вытащить руки из смолянистого тела противника.
Делать нечего, придется лезть туда целиком, пока меня действительно не начали переваривать, решился Хельви. Конечно, это было опасно, но при мысли, что его руки погружены непонятно во что и могут каждую минуту быть разъедены кислотой, он терял рассудок от страха и готов был на любое безумство. Голова принца легко погрузилась в плоть чудовища, которая оказалась довольно текучей и вязкой. Она моментально забилась в ноздри и уши человека, так что если бы он не задержал дыхание, то мог задохнуться. Глаза принц закрыл. Упираясь ногами в землю, Хельви медленно заползал в страшную тварь. Что-то больно полоснуло его по щеке, но остановиться он не мог. Руки двигались вперед, и под специфический хруст разрывов он наконец высунул голову точно из брюха твари, как и предсказывала считалочка свана. Хельви заметил, что двигаться внутри хозяина холмов стало значительно легче, словно плоть твари теряла свои ужасные свойства удерживать в себе противника любой ценой.
Юноша сделал несколько движений, словно плавал в чистой прозрачной воде, и выпал полностью на каменный пол провала. Он был весь в черной липкой мази из тела твари и затрясся. Если сейчас хозяин холмов, потерявший ужин, очнется и вновь накинется на него, у принца не будет больше сил сопротивляться. Хельви свернулся калачиком на холодных камнях. Однако тварь не спешила поворачивать к человеку свои блестящие бельма. Отслеживать, как именно ведет себя противник, у юноши не было сил. Крупная дрожь била его тело, губы сделались сухими, лицо горело, словно в лихорадке. Хорошо хоть глаза не выжгло, стуча зубами, подумал Хельви. Ожерелье Онэли, которое он прижимал к щеке, едва теплилось в его ладони - очевидно, что колдовство твари нанесло и ему какой-то вред. Странно, что я не лишился чувств, усмехнулся юноша. Любой принц крови на моем месте давно бы сошел с ума от страха. Не могу себе представить Оме, раздирающего голыми руками хозяина холмов.
Хельви почему-то вспомнился свельф Фабер Фибель, встреча с которым произошла словно сотни лет назад. Он говорил тогда, что принц готов воевать, и именно это могло быть причиной сохранения ему жизни Советом Мудрых. Нет уж, насмотрелся я на войны магов, не хочу иметь к ним никакого отношения, дернул головой Хельви. И не прав старый свельф - никакой он не воин. Воины не лежат на полу, возле поверженных врагов, обливаясь горючими слезами. Эти слова сказал бы ему совершенно точно алхин, если бы оказался сейчас рядом. Но он одинок в этом ужасном подземелье, товарищи его мертвы, Страж тоже скорее всего. Даже ужасный хозяин холмов то ли впал в спячку, то ли отправился искать умерших богов.
- Ба, смотри, Наина, вон же он разлегся. Притомился, наверное, хороший наш. А уж грязный - где же ты ходил, чтобы так вымазаться? Просто нельзя оставить без присмотра - то нож под ребро сунут, то в грязь залезет.
Слезы немного умыли лицо принца, поэтому он увидел на краю провала, прямо над ним, две знакомые фигуры. От них, вернее от гарпии, исходил мягкий свет. Хельви сглотнул комок в горле.
- Ребята, я тут. Осторожно, здесь со мной монстр.
- Удивил, тоже мне, - буркнул алхин, спускаемый гарпией за шиворот прямо к ногам принца. - Кто еще может рядом с тобой находиться, выдерживать твой скверный характер? Только какое-нибудь чудовище!
Опустившийся на пол Вепрь мигом перестал балагурить. Он быстро подошел к принцу и помог ему сесть. Затем алхин с серьезным видом осмотрел ранения Хельви, стараясь не дотрагиваться руками до странных разводов на коже принца, и вытащил, из пояса знакомый пузырек с лекарством. Правда, чистой тряпки у алхина на этот раз не нашлось, а уж у Хельви ее не было и подавно, поэтому пришлось привлечь к делу гарпию. Вепрь довольно бесцеремонно оторвал у нее часть подола, заверив зашипевшую Наину, что скоро у нее будет сотня еще более прекрасных нарядов. Принц, который сидел словно кукла, никак не отреагировал на столь щедрое обещание алхина. Вепрь, который никогда не сталкивался с чудовищами вроде того, что лежало бездыханным у стены ямы, не знал хорошенько, как именно следует лечить принца, выглядевшего ненамного лучше поверженного врага. На всякий случай он протер ему своим снадобьем лицо и руки, а также помог снять доспех, который неожиданно раскололся в руках охотника за сокровищами Младших на мелкие кусочки, словно был сделан не из стали альвов, а из яичной скорлупы. Хельви, который вытерпел лечение с абсолютно отсутствующим лицом, несколько пугал алхина своей отстраненностью. Может, он умом тронулся, немудрено после такого-то боя - загрыз он это чудище, что ли, мрачно спросил себя Вепрь, поглядывая на труп.
- Ну, оправданий мы, конечно, не дождемся, - слегка потряс он за плечо раскисавшего на глазах юношу. - Без спору, ты герой, но не рано ли ты разлегся отдыхать. Где-то тут в подземелье шастает Рив, а с ним, может быть, сам Черный колдун. Лично мне не то чтобы не хотелось их увидеть, но просто многочисленные и очень срочные дела зовут меня совсем в другую сторону. Нам с Наиной очень нужно найти сокровищницу. Мы полагаем, что она должна находиться где-то рядом с могилой лесной хозяйки, как ты думаешь?
Болтая все эти пустяки, алхин уже отчаялся получить ответ от Хельви. В конце концов, оставим его тут и заберем на обратном пути. Не нести же его на руках в сокровищницу, решил Вепрь и уже собрался дать гарпии знак поднять его наверх в коридор, как слабый голос принца заставил его обернуться.
- Ты прав, алхин. Я пойду с вами в усыпальницу. Черный колдун должен ответить мне на некоторые вопросы, которые остались в прошлый раз незаданными. А по поводу моего геройства хочу сказать тебе, что лично я никогда не считал себя героем и спасителем кого бы то ни было, даже себя самого. Так что будь осторожен - выбранная тобой тема не предмет для издевательств надо мной. Спасибо за лечение. Подай мне руку.
С этими словами пошатывавшийся Хельви встал на ноги. Он крепко сжал протянутую ему руку Вепря. Алхин не заметил при парне никакого оружия, и это смущало. Однако гарпия как ни в чем не бывало подхватила обоих за шиворот и легко вознесла на край провала, но не с той стороны, где внизу лежало поверженное чудовище, а с противоположной.
- Вперед, что-то подсказывает мне, что нужно спешить. Тут земля начала проваливаться, как бы и нас не завалило, - озабоченно произнес Вепрь и быстро пошел по коридору вслед за удалявшейся гарпией.
Хельви вытер лоб рукой. Его не перестало трясти, однако дышать стало легче. Что ж, бежать он не сможет, но потихоньку идти за своими товарищами, пожалуй, способен. О Риве и Страже он, признаться честно, и думать забыл, равно как и о Таре и альвах. Что стало с воинами, где сейчас Базл? Откуда, наконец, взялась Наина, которую он честно отпустил на все четыре стороны перед выездом из Горы девяти драконов? Вопросов было слишком много, а времени на ответы слишком мало. Вепрь и гарпия уже исчезли впереди за каким-то поворотом. Хельви обмотал вокруг кулака ожерелье Онэли, которое светило хоть и тускло, однако все же разгоняло мрак подземелья. Держась за стеночку, он осторожно побрел в ту сторону, куда ушла неразлучная пара.
Честно говоря, принц был уверен, что его хватит самое большее на пятьдесят шагов, после чего он упадет замертво. Однако все оказалось не так. Боль в костях, которую рождало каждое движение, вскоре утихла, и Хельви почувствовал неизвестно откуда взявшийся прилив сил. Он взглянул вперед и довольно бойко, учитывая прошедший бой с хозяином холмов, дотопал до поворота, за которым исчезли гарпия и алхин. Однако тут коридор раздваивался. Напрасно принц подносил ожерелье Онэли к самому полу, пытаясь найти указатель, который должны были оставить ему спутники. Никакого знака, в какой именно проход ушли эти двое, не было. Выбирать дорогу придется самому, со вздохом решил принц. Поведение Вепря казалось ему странным, но не более странным, чем обычно. Очевидно, спасая жизнь принцу в провале, алхин тут же пожалел о своем благородном поступке - он ведь собственными руками увеличил количество претендентов на сокровища усыпальницы. Альвы, конечно, не возьмут себе ничего, потому что получили приказ императора о том, что все добро принадлежит Вепрю. Но человеку-то какой-то там Раги Второй не указ, решил, видно, охотник за сокровищами и бросил принца в лабиринте. Все же интересно, почему с ним идет гарпия?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.