read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Ах ты, дьявол! - вдруг удивился матрос - из полевых ни разу не при-
ходилось стрелять. Ну, да ладно!.. Справимся.
- Справимся, а? - весело спросил он у Кривенко.
---------------
На дворе стало еще темнее. Шел дождь. Сильная ружейная перестрелка
слышалась со стороны дворца - изредка, как швейная машина, начинал стро-
чить пулемет.
Патрульный - красногвардеец, провожавший Кривенко и матроса к оруди-
ям, поминутно вваливался в лужи - грязь летела во все стороны - он ру-
гался по-матери, проклиная весь свет - и юнкеров, и комиссара, и своих
спутников, и какого-то Ваську Гвоздева, которому доставалось больше дру-
гих.
Матрос время от времени останавливался и начинал вразумлять его:
- Ты, мать твою так, не имеешь права по мациону так выражаться на лю-
дей! Люди идут стрелять из орудий, которые к курициной тетке годятся, а
он выражается. Щелкану тебя по шее, враз сядешь!
Неподалеку от "лагерей" Кривенко спросил у него:
- Как тебя зовут?
- Спирькой! - весело ответил матрос.
- Да не Спирька, а фамилию скажи, - хмуро поправил Кривенко.
Матрос смешливо посмотрел на Кривенку и свистнул.
- Спиридон Матвеевич Голубков, моряк Второго Балтийского экипажа, по
профессии комендор, по образованию - большевик.
Огромные голые ветлы показались за крепостными стенами - за кучами
мусора торчали неуклюжие дула орудий. Несколько солдат бродили возле них
и, против всех артиллерийских законов, курили самокрутки.
В течение пятнадцати минут Кривенко и матрос с помощью солдат, дер-
жавших фонари и лампы, готовивших пыжи протиравших тряпками каналы ство-
лов, осматривали орудия. Вслед за тем между ними произошел короткий раз-
говор:
- Предохранителей нет, - сказал матрос.
- Ладно, нужно будет не сразу открывать затвор, - отвечал Кривенко.
- Выбрасывателей нет...
- Ладно, выбьем пробойником!
- Ржавчина во всех стволах и на всех затворах...
- Ничего... сойдет!
- У этих двух забоины в камере, у наружного среза.
- Ну и что же забоины... Пустяки!
- У этой трубка ударника раздута.
- Не беда!
Наконец, матрос произнес самое страшное:
И насчет компрессоров тоже... не соврали. Мало масла...
Кривенко замедлил ответом:
- Да... Мало. Ну что ж...
Матрос подошел к нему ближе и сказал негромко:
- Разорвет...
Кривенко поднял на него глаза - у матроса было серьезное и бледное
лицо.
Он ответил сухо:
- Не знаю...
- Э, была не была! - высоким голосом закричал матрос - заряжаем!
Он открыл затвор первого орудия. Кривенко уже подносил к каналу ство-
ла снаряд.
Так начался штурм.
7.
Так начался штурм.
Зимний дворец не в первый раз был атакован революционными войсками.
Не в первый раз растерявшееся правительство было свидетелем того, как
восставшие солдаты располагались под стенами Растреллиева здания, заслу-
живающего лучшей участи, нежели быть следственной камерой декабристов.
14 декабря 1825 года дворец был взят лейб-гренадерским полком, предводи-
тельствуемым маленьким, с кривыми ногами, краснорожим офицером.
Этого офицера звали Пановым и вместе с необыкновенным счастьем, кото-
рое сопутствовало ему по пути от Гренадерских казарм до Сенатской площа-
ди, история сохранила трудно объяснимые черты его поведения.
Проходя мимо Петропавловской крепости, он занял этот важнейший стра-
тегический пункт со своими четырьмя ротами и через четверть часа покинул
его, не оставив в крепости ни малейшего следа своего пребывания.
Проходя мимо Зимнего дворца, он занял его - солдаты были уже во дво-
ре, у тех самых входов, по которым девяносто два года спустя во дворец
проникли петроградские красногвардейцы - и через три минуты ушел из
дворца на Сенатскую площадь, чтобы влить свой Гренадерский полк в знаме-
нитое карре декабристов.
Не в первый раз дворец был атакован восставшими солдатами.
Но в первый раз его стены видели не уланские кивера, а измызганные
солдатские фуражки, не гвардейские мундиры, а черные матросские бушлаты.
Тогда революционное дворянство во имя свободы от тирании пыталось
свергнуть деспотическую монархию и ценой смятений, колебаний, измен, на-
дежд и опасений добилось вечной ссылки в Сибирь и пяти виселиц на крон-
верке Петропавловской крепости.
Теперь матросы, солдаты и рабочие - безмундирная армия пролетариата,
руководимые умом, расчетом, спокойствием, мужеством лучших революционе-
ров в мире, руководимые классовой ненавистью, заняв Зимний дворец не уш-
ли оттуда до тех пор, покамест последнее сопротивление не было сломано.
Во всяком случае нужно заметить, что правительство покинуло Зимний
дворец значительно раньше петроградского пролетариата!
---------------
В грохоте орудий и непрерывной, сухой дроби пулеметов, Шахов не раз-
личал ближайших звуков - топота шагов, звона оружия, слов приказа, кото-
рыми ротные и взводные командиры пытались внести хоть какой-нибудь поря-
док в движение солдатской массы.
Вокруг него, заполняя всю улицу, шли солдаты.
И только время от времени звуки стрельбы затемнялись, спадали и тогда
в сознании, напряженном и пустом, с неожиданной силой отпечатывался каж-
дый шорох.
И тогда же он начинал чувствовать странную и звонкую легкость в голо-
ве и вспоминал, что он - голоден, что он целый день ничего не ел.
В густой темноте, вместе с отрядом Кривенки он вошел под арку на
Морской и сквозь овал арки впервые за весь день увидел Дворцовую пло-
щадь.
Он остановился; и весь отряд на одно мгновение подался назад.
Площадь была озарена бледным, затуманенным, задымленным светом, со
всех сторон, со всех прилегающих улиц, из-за каждого угла смутными теня-
ми неслись, спотыкаясь, падая и снова поднимаясь цепи солдат, красног-
вардейцев, матросов.
Все окна Зимнего были освещены; в этом свете у баррикад видны были
броневики, облепленные темной массой людей.
Без одного слова команды, без возгласов и без пения, отряд продвинул-
ся под аркой и вышел на открытое место.
Шахов вдруг бросился вперед, и четкое сознание отметило в ту же се-
кунду, что весь отряд побежал вперед, пересекая Дворцовую площадь.
Он бежал, забывая нагибаться и заметил это только тогда, когда сзади
раздался крик - "нагнись!".
И снова напряженное и звонкое сознание, которое как-будто было не в
нем, в Шахове, а где-то отдельно, рядом, припомнило, что давеча днем
солдаты шутили над тем, что красногвардейцы во время перебежек никогда
не наклоняют голову.
- "Бежит и пулю ртом ловит!" - припомнил Шахов и остановился.
Он стоял у пьедестала Александровской колонны. Пулеметы, скрытые в
глубоком секторе юнкерских баррикад, стали стрелять наперерез отряду.
Рабочий, стоявший рядом с Шаховым был убит, едва только он выглянул
из-за пьедестала колонны; Шахов машинально наклонился над ним, заглянул
в лицо и разогнувшись некоторое время стоял неподвижно, оглядываясь вок-
руг себя бессмысленными и напряженными глазами.
И вдруг он снова почувствовал голод, сдавивший ему грудь и звонкой
пустотой отдавшийся в голове. Неожиданно для самого себя он выбежал
из-за колонны и поднял руку с винтовкой.
- Бегом! - закричал он с бешенством, полуобернувшись к красногвардей-
цам и указывая на дворец винтовкой.
А дальше все покатилось куда-то, сдвинулось - он на бегу обернулся и
увидел, что из-за колонны разом выбежала темная масса людей и под разод-
ранный треск пулемета побежала через площадь к дворцу.
Короткими вспышками сознания, точного до болезненности, Шахов отметил
высокого матроса, стоящего перед баррикадой и размахивающего ручной гра-
натой, и труп солдата, на который он едва не наступил, подбегая к барри-
каде.
Но еще через несколько мгновений и матрос с гранатой и труп солдата
остались позади - перед Шаховым были высокие штабеля дров.
Он тотчас же, не останавливаясь ни на одну секунду, начал молча взби-
раться по скользким, вымокшим бревнам.
Два или три раза он поскользнулся, упал, и снова поднялся, стараясь
не выпустить из рук винтовку. И повсюду вокруг него были такие же как он
молчаливые, упорные люди, которые взбирались вверх по скользким бревнам,
падали и снова поднимались и так же, как он, крепко держали в руках свои



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.