read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



от одиночества и чаевых.
-- Если она и завтра не выйдет, я ее даже посудомойкой не возьму! --
добавила строгая метрдотельша.
Она-то после долгих уговоров и дала мне адрес Надюхи, жившей, как
оказалось, в глухом спальном районе Москвы, названном в честь снесенной с
лица земли деревеньки, где в прошлом веке обоз, тронувшийся из старой
столицы в новую, останавливался на первую ночевку. Пробегая через
ресторанный зал, я краем глаза заметил вчерашнюю незнакомку, уныло пившую
минеральную воду. Лицо ее было абсолютно неподвижно, ибо при малейшем
мимическом колебании толстый слой грима мог осыпаться прямо в тарелку с
солянкой.
-- Следопытствуешь? -- сочувственно спросил меня уже приступивший к
своим обязанностям обходчик Гера.
-- Скорее да, чем нет...
Поколебавшись, я поехал по выясненному адресу. Хорошо, если Витек тоже
забыл про вчерашний спор. А если нет? Обдумав по пути ситуацию, я решил так:
используя все свое красноречие, убеждаю Витька в том, что знаменитым
писателем становиться ему не стоит. Потом звоню настырному Жгутовичу и
сообщаю о нежелании Витька участвовать в наших нелепых играх. Таким образом
я сохраняю лицо и выпутываюсь из дурацкого спора...
Надюхин дом стоял на краю огромного оврага, и дальше начинались
малюсенькие, точно разбитые лилипутами, огородики с сарайчиками, более
напоминавшими собачьи конурки. Стекла в подъезде были выбиты, лифт расписан
однообразными непристойностями.
"Везде луддиты", -- подумал я.
Дверь мне открыла древняя старуха, одетая в застиранную куртку
строительного отряда с нашивкой "ССО Романтик-76". Переминаясь на пороге, я
заглянул в глубь маленькой однокомнатной квартиры и увидел ту привычную
бедность, которая копится всю жизнь, чтобы в конце концов прикинуться
достатком.
-- Здравствуйте! -- сказал я.
-- А? -- переспросила старуха.
-- Здравствуйте!! А где Надя?!
-- Уехала, слава Богу!
-- Почему "слава Богу"?!
-- А?!
-- Почему "слава Богу"?!!
-- Всю ночь спать не давали -- как резаные... -- и она показала рукой
на комнату, где виднелась постель, истерзанная, точно в ней искали
спрятанные бриллианты.
"М-да", -- подумал я.
-- Всю ночь на кухне просидела, -- жаловалась старушка. -- Тоже
молодыми были. И пообниматься любили. Но чего ж криком-то орать? Прошлый-то
мужик у Надьки, хоть и пил, не в пример тихий был... А этот сущий варнак
прямо-таки!
-- Витек?!
-- А?!
-- Витек?!!
-- Он.
-- А куда они поехали?!!
-- К нему. В Мытищи. Замуж, сказала, позвал...
Повеселев, я отправился на Ярославский вокзал. Задача моя явно
облегчалась. Раз Витек решил обзавестись семьей, то теперь ему, уж конечно,
не до участия в нашем пьяном споре.
...Мне всегда казалось, что Мытищи -- это маленький подмосковный
городок с утками в обмелевшем прудике, с кринками на выбеленных временем
штакетинах. Оказалось, это здоровенный город с дымящимися трубами,
эстакадами, колоннами марширующих в баню солдат. Сойдя с электрички и
оглядевшись, я понял, что, не зная Витькиного адреса, на худой конец хотя бы
фамилии, отыскать его здесь будет невозможно. Но я все-таки решил попытать
счастья и, выбрав в толпе мужика с рожей полиловее, расспросил его о
дислокации мытищинских пивных ларьков. Конечно, в былые времена мне не
хватило б дня объехать все точки, но описываемые события происходили в самый
разгар антиалкогольной горбачевской кампании, когда большинство ларьков и
павильонов были перепрофилированы на торговлю квасом и соками, а те, что
продолжали нести янтарный свет пива в массы, были крайне редки и
общеизвестны, как синагоги в стране, где так долго и настойчиво боролись с
антисемитизмом, что к власти в конце концов пришли юдофобы. (Вряд ли
использую, но все равно запомнить!)
Первая будка располагалась возле техникума, и очередь состояла в
основном из лохматой, буйно гоготавшей молодежи. Вторая приютилась рядом с
Бульдозеростроительным заводом имени наркома Первомайского, и вокруг нее
толкались хмурые работяги в промасленных спецовках, как пиво водой,
разбавленные трудовой интеллигенцией -- в шляпах и с портфелями. Только
третий ларек стоял в новом микрорайоне, где шло бурное строительство и
горизонт был заставлен ажурными силуэтами подъемных кранов. Очередь --
человек в тридцать -- состояла из строителей, одетых в припорошенные
кирпичной пылью робы, пластмассовые шлемы и измазанные цементом бахилы --
такие, в каких был вечор Витек.
Я прикинул: если актив, подносящий пустые кружки, будет работать споро,
если не подвалит ватага шпаны и не возьмет сразу двадцать кружек, если никто
не поднимет скандал из-за недолива, а хозяйка в знак протеста не закроет
ларек по техническим причинам, то минут через сорок я выпью пива. Встав в
конец хвоста и высказав задумчивые сомнения в свежести пива, я установил
неформальный контакт с соратниками по ожиданию и втянулся в серьезный
мужской разговор. Сначала поговорили о сравнительных качествах "Туборга" и
"Гиннеса", о которых все участники обсуждения очень много слышали.
Потом соскользнули на политику и пришли к единодушному заключению,
что Мишка мужик в общем-то неплохой, хотя и с гнидовинкой, а вот его Раиса
-- очевидная бензопила "Дружба", хотя женщина, конечно, обстоятельная. Между
делом я поинтересовался, не знает ли кто-нибудь Витька. И один дядька
великодушно предложил мне на выбор трех Викторов, включая и своего родного
брата, но все они мне не подошли. Ждать пришлось все-таки немного дольше,
чем я планировал, потому что к хозяйке зашел сын-школьник, она выставила
перед самым моим носом табличку "перерыв" и минут десять отчитывала его за
двойку по географии. Наконец я получил кружку мыльно вспененного пива.
-- Моча-а! -- жмурясь от наслаждения, подмигнул мне здоровый малый в
красном пластмассовом шлеме.
-- Определенно моча, -- согласился я, блаженно отдуваясь после
нескольких крупных глотков.
-- А вчера совсем пить нельзя было! -- сообщил он радостно.
-- Ты местный?
-- Угу...
И я спросил про Витька. Он ответил, что отлично знает Витька, рыжего,
конопатого чальщика, неделю назад выгнанного с работы за ссору с бригадиром.
-- А где он живет? -- оживился я.
-- Вон в том доме.
-- Покажешь?
-- Не-ет... Меня его мать не любит. Говорит -- спаиваю. А моя жена
Витька ненавидит. Тоже говорит -- спаивает. Диалектика!
В конце концов он объяснил мне, как отыскать Витькину квартиру, и даже
подсказал, что звонить нужно двумя короткими и одним длинным, потому что его
мать жутко боится воров, но глазка в двери у них нет: кто-то рассказал ей,
будто по Мытищам ходит маньяк, который звонит в квартиру и, когда хозяин
припадает к стеклышку, бьет в глазок шилом, крича при этом ненормальным
голосом: "Спокойной ночи, малыши!"
На условный звонок дверь открыли, но беседовали со мной через цепочку.
Сквозь узкую -- сантиметра три -- щель я мог разобрать лишь то, что это
женщина и на голове у нее бигуди.
-- Добрый день! -- сказал я.
-- Я Витькиных долгов не раздаю! -- зло крикнула она.
-- Я не за долгом...
-- А за чем? -- испуганно спросила она, и дверь начала медленно
закрываться.
-- Подождите! Я из стройуправления. Хотим Виктора на работе
восстановить.
-- А удостоверение у вас есть?
-- Конечно! -- Я махнул перед щелью, сократившейся до сантиметра,
писательским билетом.
-- Восстановите! Он же не виноват! -- раздался звон отстегиваемой
цепочки, что в этом доме, очевидно, означало высшую степень доверия к гостю.
Дверь распахнулась сантиметров на пятнадцать -- как раз на длину второй
цепочки. Я увидел, что Витькина мать еще сравнительно молодая женщина с
белым круглым лицом, тонко выщипанными бровями и пышными формами.
-- Вы уж восстановите! -- снова попросила она. -- Парень-то совсем с
круга сбился. Дружки портят. Водка проклятая! А сегодня утром вообще
какую-то шушундру в дом притащил -- еле выгнала... Жениться собрались. А где
тут жениться на двадцати пяти метрах? У меня самой хороший человек есть,
непьющий, так я же его в дом не вожу!
-- А невесту Надюха звали?
-- Зачем мне знать-то? Я, может, сама -- невеста!
-- А куда же они пошли?
-- Мне-то что? Я так и сказала: к себе жить не пущу. У меня тоже
хороший человек есть... Пусть живут где знают. С милым рай в шалаше... Так
они, наверное, в шалаше!
...Возле шалаша сидел, грустно обхватив колени руками, Витек. Кругом
валялись несчетные пустые бутылки, грубо вспоротые консервные банки, обертки
и огрызки, из чего можно было заключить, что в трудные минуты в этом шалаше
отлеживается пол-Мытищ. Витек печально смотрел на сгущавшееся вечернее небо.
-- А где Надюха? -- спросил я.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.