read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ты же бог жуликов. Так что будь добр, организуй.

***

Платить за все приходится с лихвой. Если бы плата бывала хоть чуточку соразмерна. Какова же плата за отсутствие снов? Возможность видеть сны наяву? За несколько дней счастья придется заплатить годами отчаяния. За одно осуществленное желание - утратой всех желаний вообще...
- Что ты говоришь?..- переспросила Фабия и поправила на плече Летиции белую столу. К белому очень бы подошла гранатовая брошь. Но женщина, носящая траур, не надевает украшений.
-Летиция не заметила, что начала говорить вслух.
- Я хотела спросить: много народу записалось? - Фабия прекрасно поняла, что прежде Летиция бормотала совсем другое, но сделала вид, что не заметила словесной подмены.
- Семнадцать, - отвечала она.
- Всего семнадцать? - изумилась Летиция.- Неужели никто больше не нуждается или...
Она запнулась.
"Или не верят, что я могу им помочь, - закончила про себя Летиция. -
Глупая девчонка, вообразившая, что способна заменить Элия. Ну конечно же, кто мне поверит!"
Она была полна сарказма. Сарказм помогал иногда. К зиме она перебралась с загородной виллы на Палатин. Но прием клиентов проводила в доме Элия. Здесь все было как прежде. Еще до его отъезда. И все как будто неживое. Запах пыли, смешавшись с запахом плесени, поселился в доме. Так всегда пахнет в доме, когда хозяин отсутствует. Напрасно старик Тиберий сжигал на алтаре благовонные зерна - лары эти подношения не принимали. Осыпалась штукатурка и краска, покрывая серым налетом вещи, из мозаик вываливались камешки и кусочки смальты. И незачем торопливо стирать пыль со столешниц и бюстов, завтра она вновь покроет вещи серым ледяным пеплом.
Летиция вошла в таблиц Элия и села за стол. Комната не изменилась с тех пор, как они здесь пьянствовали в ночь после спектакля. Вернее - почти не изменилась. Летиция велела убрать "Данаю", а также мраморную голову Юлии Кумской и перенести сюда из триклиния бюст Элия. Ковер на полу, залитый вином, остался. Только узор на нем погас, будто незримая тень накрыла комнату. В двух или трех местах появились проплешины.
Фабия позвала первого посетителя. Вошла немолодая женщина в голубой столе. Летиция улыбнулась посетительнице, предвкушая, что сейчас женщина назовет сумму, а Летиция выпишет чек в пять, в десять раз больше, и женщина, увидев цифру, сначала изумится, потом кинется благодарить...
-...денег мне не надо, - долетел будто издалека дрожащий от негодования голос, разбивая мечтания Летиции. - Я не ношу траур. И никогда его не надену. Мой сын жив. Так вот, я прошу, чтобы мой сын Луций Камилл вернулся ко мне. Таково мое желание. И ты его исполни. Мой сын был вместе с твоим мужем в Нисибисе.
- Но они все погибли, - прошептала Летиция растерянно. - Как я его верну?
- Бенит исполнил уже несколько тысяч желаний - все об этом говорят.
Исполни одно. Летиция изумленно смотрела на женщину.
- Но их там было триста человек, - напомнила Летиция.- Как триста спартанцев или триста Фабиев <Патрициев из рода Фабиев, павших в войне с этрусским городом Вейи, было 306 человек.>.
- Империя никогда не исполняла желания всех. Только некоторых.
- Но никогда желание одного,- сказала Августа, глядя матери Луция Камилла в глаза. Женщина не отвела взгляда.
- Верни скольких сможешь. Пусть Элий вернется. Пусть мой сын вернется. Это хорошее желание. Его приятно будет исполнять. - Она поднялась.
Посетительница уже вышла, а Летиция все сидела, глядя на дверь. Потом вскочила и кинулась вон из таблина. Сунула в руки Фабии чековую книжку.
- Если кому нужны деньги, раздай. А я не могу никого больше видеть.
Никого. Ни единого лица.
- Думала, быть патроном так просто? - позволила себе улыбнуться Фабия.
- Никого не хочу видеть, - повторила Летиция. - Я уезжаю на свою загородную виллу. Раздай деньги и закрой дом.
- Так нельзя,- попыталась удержать ее Фабия.
- Можно.
- Ты поступаешь как ребенок.
- Я поступаю так, как должна поступить, - она запнулась. - А правда, что Бенит исполняет желания?
- Все об этом говорят. Но по-моему, это чушь.
- Если б я только знала, как это сделать, - прошептала Летиция.
- Раньше гении передавали желания богам.
- Что? Гении? Но ведь я - наполовину гений,- воскликнула Летиция.- А бог...
Ведь бог подойдет любой, не так ли? Бог Логос. Послушай, ты знаешь, где живет гладиатор Вер?
Дверь Летиции отворила молодая женщина. Она была широкоплечей, высокого роста, чем-то походила на Клодию.
- Августа? - женщина ее узнала.
- Где Вер? - спросила Летиция. - Его можно видеть?
Женщина заколебалась.
- Его нет.
- Так где же он?
- Не знаю. Он теперь редко бывает дома.
- Я должна его видеть! - Летиция отстранила женщину и вошла.
Но Вера в самом деле не было. Можно было, конечно, подождать. Но ждать Летиция не могла. Просто не могла - и все. Что же делать? Как ей передать желание богам? Самой отправиться в Небесный дворец? А почему бы и нет? Кто ей запретит? Не пустят? Ну так она прорвется. Она выскочила в перистиль и прежде, чем ей кто-то осмелился помешать, рванулась вверх, в небо.
Лететь было совсем несложно - все вверх и вверх, и главное не оглядываться, но лишь запрокидывать голову к плотным, будто высеченным из мрамора облакам, стадами плывущем в зимнем небе. Сейчас появится Небесный дворец... Но дворец не появлялся. Синь неба, и облака вокруг. Летиция понеслась на юг, потом на восток. Дворца не было. Лишь гряды облаков сменяли друг друга. Небо огромное. И очень холодное. У Летиции стучали зубы. Она глянула вниз и обмерла. Земля погрузилась во мрак. Лишь крошечные огоньки светились в черноте. Летиция повернула на запад. Солнце тонуло в океане. Сейчас оно погаснет. Что тогда? Что делать? Возвращаться на землю в темноте? Но только начала спускаться, как бездна внизу раскрылась, и Летиция камнем ухнула вниз. В ужасе рванулась она назад к облакам. Новая попытка, еще и еще - и вновь страх выталкивал ее в небо. Летиция не знала, сколько времени прошло в бесполезной борьбе, когда кто-то схватил ее за руку.
Перед ней был сам Логос. На белой его тунике и на волосах сверкали то ли всполохи платинового сияния, то ли кристаллики инея.
- Вер, ты! - встреча казалась чудом.
- Что ты здесь делаешь?
- Ищу тебя.
- Зачем? - он удивился вполне искренне.
- Чтобы передать тебе желание.
- Какое желание? Ты о чем?
- Я хочу, чтобы Элий вернулся. - Она вся дрожала - то ли от холода, то ли от волнения.
- Куда?
- Неважно куда. Главное - ко мне.
- Желания больше не исполняются.
- Желания исполняются все время. Весь вопрос - как. И чьи. Так вот исполни это: Элий должен вернуться ко мне. А Луций Камилл - к своей матери. Так пожелала мать Камилла. Я только передаю. Как гений. Ведь я гений, пусть и наполовину.
- А я - бог, - со странной усмешкой отвечал Логос Вер. - Все ясно. И какой гладиатор выиграл для нее поединок?
- Кто-то должен был выиграть? - Она растерялась.
- Раз желание должно исполниться, значит, кто-то должен сражаться. Но кто?
- Гладиаторы? - робко предположила Летиция.
- Гладиаторы? - переспросил Логос. - Нет, это совершенно не обязательно.
Да и связи с гениями и богами у гладиаторов теперь нет. Но я знаю, кто будет биться. - Он схватил ее за руку и потянул за собой в вышину.
- Куда мы? - изумилась Летиция.
- В Небесный дворец.
- Разве смертных туда пускают?
- Простых смертных - нет. Но Августу пустят. Я гарантирую. Только погоди!
- Он отцепил от пояса золотую флягу. - Надо закапать тебе в глаза амброзию.
Тогда ты сможешь видеть богов во всем их блеске.
Расчеты давно были готовы. Но Минерве они не нравились. Выходило все как-то просто. И... нет, наверняка что-то она не учла. Но вот что? Кто бы ей помог? Кого попросить? Логоса? Ну уж нет! Она и сама справится, без этого молокососа, которого все почитают отныне чуть ли не за главного бога.
Дверь отворилась, и вошел Логос, как в басне волк. И не один, а с девчонкой. Причем смертной. И глаза у девчонки светятся, как у богини. Понятно:
Логос позаботился, чтобы девчонка не ослепла. Печется о людишках, смешной.
- А она-то здесь зачем? - не слишком любезно встретила Минерва гостью.
- У нас очень важное дело. И очень срочное. - Логос говорил с сестрою так, будто Минерва была его клиентом.
- Хочу сразу предупредить: смертных с собою не берем.
- И не надо. Летиции не понравится жить на планете, населенной разумными амебами.
- О чем вы? - не поняла Августа. Логос внезапно наклонился, оторвал лоскут от длинного Минервиного пеплоса и швырнул в жаровню. Ткань вспыхнула белым платиновым огнем и исчезла.
- Клеймо принято, - объявил Логос Вер. Минерва нахмурилась:
- Прекрати свои игры.
- О нет, игры как раз впереди. Летиция передала мне желание. Я взял у тебя клеймо. Тебе придется биться, чтобы желание исполнилось.
- Что за ерунда?! О чем ты? Разве здесь Колизей?
- Тебе нужны зрители? - Логос развалился в кресле и глотнул из золотого кубка нектара. Он вел себя бесцеремонно. Летиция стояла за его креслом и смотрела во все глаза. Нахалка! - Сейчас кликнем богов. Их во дворце не меньше, чем жителей в Риме. Пусть посмотрят.
- Я не буду драться.
- Будешь. Я дрался по милости богов сотни раз. Но и боги исполняют просьбы людей. Иначе зачем бесчисленные жертвы, каждодневные молитвы, зачем все храмы, алтари, фимиам? У людей с богами симбиоз. Они не могут друг без друга. Так что настал твой черед услужить людям. Кого выберешь в противники? А впрочем, чего выбирать. Я - устроитель, я назначу. Марс не подойдет. Хотя его ожоги и зажили, он все еще страдает нервным тиком, поэтому дадим ему отдохнуть. Бог ужаса дерется плохо, Аполлон только стреляет из лука, Вулкан хром, да и молот - это не оружие. Остается только Беллона. Сейчас ее позовем и...
- Логос, что ты замышляешь?
- Ничего тайного и дурного. У меня такое чувство... Да нет, не чувство, а знание... Ведь я обнимаю весь мир, Минерва, в отличие от тебя. Так вот, с Земли вам не удрать. Я еще точно не ведаю, почему. Но... - Логос тряхнул головой, - не удрать. Так что придется постараться и старушку нашу как-то обустроить. И стараться придется всем, и богам, и людям.
- Ты слишком о себе высокого мнения, Логос, - усмехнулась Минерва. - И если ты думаешь, что я попадусь на такую хитрую уловку и расскажу тебе, как мы уберемся с Земли, то ты ошибаешься.
- Ладно, сестрица, не тяни. Это ни к чему. Уж как гладиатор могу сказать точно - не поможет.
- Хорошо, идем.
- Куда?
- В покои Беллоны. Я исполню твою дурацкую прихоть. Напоследок.
Порция расхаживала по своей маленькой тесной спаленке и не могла уснуть. Была уже глубокая ночь, а она все ходила взад и вперед, и сама мысль о том, чтобы лечь в постель и прижать голову к подушке, как к раскаленному камню, внушала отвращение. Весь день она разбирала письма. Каждое - как крик, как вопль - хриплый отвратительный вороний грай. Каждое кричало о разном, и все вместе об одном и том же - все желали чьей-то смерти, разорения, заточения, осуждения. Все призывали на голову ближних несчастья и беды, обвиняли других в воровстве, нечестии, измене. Да что же это? С ума они все сошли, что ли? Какая-то женщина требовала, чтобы у ее соперницы случился выкидыш. Она желала смерти нерожденному дитяте. Другая призывала все кары на голову молодых людей, которые вместе с ее сыном изнасиловали девушку. Сын этой женщины попал в карцер, а двое его дружков почему-то избегли наказания. Теперь несчастная мать хотела, чтобы эти двое, свалившие всю вину на ее сына, погибли или получили страшные увечья. Право же, этой женщине следовало лучше воспитывать сына, и тогда бы не случилось несчастья. И не надо было никого проклинать.
Бывали и другие письма, конечно. Люди просили помочь вылечить, помочь деньгами, устроить детей в какой-нибудь престижную академию, женить сына на богатой наследнице, организовать ночь любви со знаменитым актером. Письма, в которых просили денег на лечение, или на летний отдых детей, или денег на покупку нового авто - простого, обыденного, незлобливого - складывались на стол толстой секретарше, она что-то писала в ответ на эти просьбы, иногда прикладывала чеки или звонила в благотворительные фонды. Для себя Крул оставлял послания с просьбами о любви актеров и гладиаторов - эти заявки Крул обсуждал со своими помощниками. Плосколицые широкоплечие здоровяки громко ржали над каждой строчкой, обсуждая, кто из них в этот раз сыграет роль желанного любовника и сколько за это получит ауреев. Их матерям стоило лучше воспитывать своих сыновей.
У Порции не было сил дольше оставаться в этом гадюшнике и с утра до вечера сортировать отвратительные послания. Каждый вечер она клялась, что не вернется к Крулу. И каждое утро отправлялась на работу свою, как на казнь.
В первую стопку она складывает письма, где просили кого-нибудь убить. Во вторую - где желали, чтобы соседей ограбили. В третьей оказывались пожелания пожаров. Пожары почему-то были наиболее популярны. Три дня назад одна женщина умоляла, чтобы сгорела базилика, где ее дочь приговорили к трем годам карцера. И базилика запылала, подожженная сразу с трех сторон. Что сгорит сегодня.
Порция не знала.
Порция покосилась на постель. Как хорошо было бы лечь и заснуть. Но она не заснет. Подушка обожжет, кровать облепит липкими простынями. Что же делать? Как заснуть, не ложась? Как заглушить бесконечное верченье слов в голове - пожары, пожары, пожары, убитые, покалеченные...
Тиберий.
Старика она вспоминала постоянно. Сегодня после работы специально прошла мимо дома Элия в Каринах. Знала, что Тиберий сейчас там живет. Увидела. Он стоял, опираясь на палку, у дверей и разговаривал с какой-то женщиной. Порция прошла мимо, на мгновение остановилась, даже кивнула. Даже улыбнулась. И Тиберий нехотя кивнул в ответ.
Не знает...
Как хорошо, что он не знает! Это просто счастье, что Тиберий не знает.
Элий был прав - не надо было голосовать за Бенита. О боги, почему она не послушалась Элия. Ей так хотелось проголосовать за Бенита! Вот и проголосовала. Исполнила желание. О боги, почему Элий погиб! Если бы он был жив, она бы дала обет во всем и всегда слушаться Элия. Элия - а не своих глупых желаний.
Да, Элий погиб. Но в этом-то Порция не виновата. Хотя бы в этом. Но перед Элием она тоже испытывала чувство вины. Они так нехорошо расстались. Она бы могла принять его предложение работать в канцелярии. Сейчас ей бы не пришлось унижаться перед этим мерзким Крулом. А вдруг Бенит не знает о письмах? Может такое быть или нет? Вдруг он думает, что исполняет совсем другие желания - помогает кому-то деньгами, жертвует на лечение, образование. Риторские школы в их трибе стали бесплатными. Бенит сдержал слово. К тому же он создал общество "Радость", каждый член которого получил право на отдых на берегу моря во время отпуска, на посещение специальных дешевых магазинов и стадионов. Все как обещал. Надо пойти и рассказать Бениту обо всем. Не может человек днем создавать общество "Радость", целовать детей, а по ночам жечь чьи-то дома.
Порция услышала шум в соседней комнате. Ну наконец-то ее мальчик вернулся. Неужто занятия длятся допоздна? Да нет, не занятия, наверняка застрял у какой-нибудь девчонки. Надо ему сказать, чтобы был осторожнее - сейчас на улицах так неспокойно.
И тут Порция сбилась с мысли. То есть она постоянно сбивалась, перескакивая с одного на другое. Но сейчас все мысли просто застопорило от ужаса. И ужас был вызван запахом. Запахом дыма...
Порция отворила дверь в соседнюю комнатку. Ее мальчик сидел на кровати спиной к ней. Плечи обтягивала черная туника.
Запах сделался ощутимее.
Понтий услышал скрип двери и обернулся. Но ничего не сказал. Нагнулся и принялся расшнуровывать сандалии. Порция подошла ближе. Юноша поднял голову. На щеке черный мазок сажи. Будто кто-то его пометил.
- Что случилось? - спросила она охрипшим голосом.
- Тебе-то чего? - огрызнулся он и отшвырнул снятые башмаки в угол.
Сомнений не осталось. Даже тени сомнений.
- Что вы сегодня сожгли? Базилику? Или что-нибудь другое?
- Завтра узнаешь. Из вестников. Она больше не могла на него смотреть, выскочила из комнаты и захлопнула дверь. Нет, нет, Бенит про все это не знает. Не может знать. И все же.. идти к нему или нет? Идти или нет? Но ведь кто-то должен сказать Бениту, что творят исполнители. И что там в этих письмах. Решено: она пойдет. Должна пойти. С Элием она ошиблась - с Бенитом не ошибется.
Бедный мальчик! Порции следовало лучше воспитывать сына.

Глава 13

Январские игры 1976 года (продолжение)

"Нападение на редакцию "Либерального вестника" кое-кто считает спланированной акцией. Однако я усматриваю в этом лишь хулиганскую выходку. А то, что преступников не нашли, указывает лишь на неслаженные действия вигилов. Быть может, стоит сменить префекта? Гней Галликан".
"Акта диурна", 8-й день до Ид <6 января.>

Летиция смотрела на спящего в кроватке Постума. Как занятно. Личико ребенка меняется с каждым днем. Она почти все время рядом с ним и безумно далеко. Она видит его и не видит. Слышит его плач и не слышит. Она не помнит, каким он был десять дней назад. А месяц назад? Когда он начал улыбаться? Когда стал садиться? Кажется, он болел. Вот только чем? И как его лечили? Ничего не вспомнить. Или этого не было? Все слилось в один однообразный недень-неночь. Бесконечный поток. Она всматривается в слепящий полдень, пытаясь разогнать черные круги памяти. Всматривается и не видит... То есть не видит того, что хочет увидеть. Видит совсем другое.
Она шагает по небу, и небо уплотняется до твердости мрамора. И вот она поднимается по голубым ступеням. Она уже в зале, где небо черно как ночь, а пол белизной напоминает облака в полдень. Две женские фигуры несутся друг за другом так быстро, что не уследить взглядом. Меч, сверкнувший платиновым всполохом, высекает сноп искр. У одной женщины волосы светлы, у другой темны как смоль. Они взлетают к черному звездному небу, потом устремляются вниз. Уже почти ничего не видно - лишь вспышки платинового сияния. И чей-то крик...
- Последнее желание заклеймено! - кричит светловолосая.- Последнее желание...
Теперь Летиция видит дом, похожий на крепость, с крошечными узенькими оконцами, лохматые пальмы, ослепительно яркое небо. Человек сидит у водоема ссутулившись, глядя в одну точку, шея его обвязана белой тряпкой. Она не сразу узнает в сидящем Элия. Он страшно исхудал - скулы едва не вспарывают кожу, глаза запали, нос тонок и остр как бритва. И волосы - седые, будто припорошенные пылью. Какие-то люди в пестрых тряпках проходят у него за спиной. Он не обращает на них внимания. Смуглый подросток ведет на поводе тощего верблюда с обвисшими горбами, мальчонка что-то говорит Элию. Но тот не слышит. Смотрит прямо перед собой.
- Элий! - зовет она. И видение пропадает.
Летиция вскочила. Элий жив! Он где-то далеко. Очень далеко. Но он жив!
- Квинт! - закричала Летиция так, что заложило уши. - Квинт, где ты! Сюда!
Сюда!
Постум проснулся и заплакал. Но Летиция не обратила внимание на крик - она мчалась по переходам дворца, не зная куда, и столкнулась в галерее с Квинтом.
- Квинт, он жив! Я точно знаю, чтo он жив! Я видела его.
- Когда? Где?
- Мне было видение. Он где-то далеко... Там, где верблюды...
- Летти, я его искал и не нашел.
- Ищи дальше. Ищи! Он жив. Я видела его, - повторяла Летиция вновь и вновь. - Он был ранен в шею. Но он поправляется. Ищи, Квинт. Скорее. Я дам тебе сколько угодно денег, отправляйся за ним и привези его ко мне.
- Кажется, Постум плачет, - сказал Квинт.
- Кажется, да. Ты ищи немедленно, сегодня же ищи! Я не могу больше без него! Найди его!
Летиция кинулась обратно к сыну. Постум уже замолчал. Потому как кроватку его качал, ухватив хвостом, огромный змей. Постум смотрел на него и улыбался.
- Гет, он жив, - сказала Летиция и поцеловала бывшего гения в плоскую башку. - Он скоро вернется...
- Может, устроим по этому поводу небольшой пир? - спросил Гет. - А то я проголодался.
- У меня было видение. Я видела его. Он где-то в Аравии или Сирии. Там, где есть пустыни.
- Пустыни есть во многих местах. В Винланде, например.
- Это не Винланд!
Гет ожидал чего-то в таком духе и постарался сделать вид, что верит. Чего не бывает с человеком страдающим! Все что угодно.
- Это прекрасно, что он жив,- сказал Гет. - Но до поры до времени не стоит об этом никому говорить.
- Почему? - Ей хотелось рассказать о своей радости всему Риму.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.