read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Послушай, не так быстро! - возмутилась девушка. - Постум заметит, что кто-то сожрал его печенье, и нам влетит.
- А мне все равно влетит. Думаешь, Постум не узнает, что я позволил тебе выйти из комнаты? Не заметит вымытые волосы? Или чистую тунику? Так что пожрем вволю. Отвечать все равно придется за все сразу.
- Глядя на тебя, можно подумать, что это ты сегодня отказался от обеда, а не я, - съехидничала Маргарита.
- Я всегда хочу есть, - признался Гет. - В любое время дня и ночи. Хорошо, что обжорство не считается в Риме пороком. А то бы я был самым порочным существом Империи.
- Ты что, был когда-то гением Сибариса?
- Нет, всего лишь Тибура. Но и там люди любили поесть. И всегда оставляли мне что-нибудь на закуску.
Маргарита налила дымящийся кофе в изящные фарфоровые чашки. Гет ухватил чашку хвостом и поднес к губам. Но перед тем как пить, долго втягивал ноздрями аромат, наслаждаясь. Да уж, точно сибарит.
- Жить не могу без кофе, - признался гений. - Если не выпью пару чашек утром, просплю целый день. Надо смерить давление. Наверняка опять пониженное.
Маргарита уселась за стол императора, гордо расправила плечи, откинулась в кресле. Ах, если бы она была на месте Постума! Что бы она сделала? Маргарита торжествующе усмехнулась. Тут гадать нечего: первым делом надо отправить в отставку Бенита. А потом велеть преторианской гвардии арестовать всех исполнителей. Ведь так просто! Почему Август этого не сделает?! Да, почему? А что если взять и написать послание Постуму? Норма Галликан пишет послания. Чем она, Маргарита, хуже? Да, да, она напишет императору и изложит правильный план действий. И если Постум не подлец - а Гет постоянно намекает на это, то он обязан последовать плану Маргариты.
Она схватила лист бумаги. Но стила на столешнице не нашлось. Маргарита дернула ящик, но и в ящике не было ничего подходящего для письма. Там вообще лежала одна-единственная папка. Маргарита вытащила ее и раскрыла.
"Список лиц, подлежащих аресту до майских Календ..."
О боги! Это же проскрипционный список!
Маргарита принялась просматривать первый лист. И остановилась на десятой строчке.
"Кассий Лентул и Роксана..." - она глазам своим не верила.
- Это ж мои родители! Что ж такое? Их собираются арестовать? За что?! - Опомнившись, она вскочила. - Я должна их предупредить.
Она рванулась к двери, но Гет оказался проворней и загородил ей дорогу. При этом чашку с кофе он продолжал держать хвостом, и даже ни капли не пролил.
- Тебе запрещено выходить из дворца, - напомнил змей.
- Я должна предупредить их! - закричала Маргарита и топнула ногой. - Их арестуют. Их будут пытать!
- Невозможно.
Маргарита упала перед змеем на колени:
- Гет, миленький, умоляю, выпусти меня! Хочешь, я тебя поцелую? - И не дожидаясь согласия гения, она обхватила огромную голову змея и поцеловала выпуклость на его морде, которую можно было назвать щекой. - Обещаю, что вернусь. Только предупрежу их, и сразу назад. Я никуда не денусь. Август ничего не узнает. Гет, миленький, ты же хороший! Умоляю. Отпусти меня на полчасика. Только на полчасика и... Ведь они ни в чем не виноваты. Они хорошие честные люди. Они даже против Бенита ничего не замышляют. Всего лишь не участвуют в его мерзостях. Но и это уже стало преступлением. Это всегда преступление для диктаторов - неучастие. Гет, пойми, они погибнут!
Змей колебался. Она видела ясно - он готов уступить.
- Марго, детка. Я ведь бывший гений и к тому же в образе змея. Меня тут же прикончат, если увидят на улице. Я почти никогда не покидаю Палатин и не могу тебя сопровождать. Как же ты одна...
- Да и не надо! Я только доеду на таксомоторе до дома, предупрежу их и - назад.
- Ты не успеешь за полчаса.
- Ну час. Только обниму их, скажу - бегите, и назад. Гет, умница, ты же все понимаешь! Сейчас совсем не поздно еще. И народу много на улицах.
- А если с тобой что-нибудь случится? - осторожничал Гет.
- Да ничего со мной не случится. Я мигом. Ну?!
И Гет сдался.
- Вот что, сделаем так: волосы у тебя и так коротко острижены. Надень-ка мужскую тунику, брюки, сандалии Августа, мужской плащ. Сойдешь за мальчишку-подростка. Из дворца я тебя выведу. Но только дай слово, что вернешься. Иначе старого Гета превратят в пульпу.
- Гет, клянусь Юпитером Всеблагим и Величайшим, что я через час буду во дворце.
Тогда Гет отворил дверь в соседнюю комнату. Это была спальня императора. Маргарита вошла. Золотая статуя Фортуны стояла возле ложа. Маргарита замерла. Будто она проникла в святая святых императора и узнала самую важную его тайну.
А Гет тем временем рылся в шкафу и кидал на постель одежду Постума. Марго стала переодеваться. И тут мелькнула шальная мысль. А что если оставить тунику на постели Постума? Бросить небрежно и... Что он подумает? Нет, Гет утащит с собой. Ну тогда... Она засунула тунику под подушку. Прощай, Фортуна! Может, ты и мне подаришь кусочек счастья?!
И лишь когда вышла из спальни, Маргарита сообразила, что из замысла с туникой ничего не выйдет: одежка эта из гардероба Туллиолы или Хло. Постум не поймет, кто побывал у него в спальне.

V

Император и Философ уже подходили к воротам Палатина, когда Меченый выскочил им навстречу. То есть не Меченый, конечно, а Квинт, старый, преданный друг Элия.
- Они исчезли! - почти выкрикнул он.
- Кто исчез?
Квинт покосился на преторианцев, несущих караул, и шепнул:
- Маргарита и Гет. Я не сразу заметил. А потом меня как под ребра толкнуло: загляни в карцер. Смотрю, старого змея нет. И в карцере никого. Весь дворец обегал - никто их не видел. То есть Гета видели два часа назад в термах, а потом он как будто в Тартар провалился.
- Не в Тартар, а в вентиляцию, - поправил его Август.
- Да, но девчонка не могла залезть в вентиляцию вместе с ним.
- Кто их знает? Может, уединились и предались Венериным удовольствиям.
- Он же змей! - нахмурился Элий.
- Гет - гений. А женщины от гениев без ума.
Постум прошел к себе в таблин и сразу же заметил папку на столе. Перелистнул страницы. Лицо его перекосилось.
- Скорее! Крот, заводи "трирему"! - заорал он и, когда Крот кинулся вон из таблина, прошептал: - Кто их просил? Два идиота... - И побежал вслед за телохранителем.

VI

Исполнители напрасно перерыли дом сверху донизу - Кассий Лентул и Роксана исчезли, добыча ускользнула. В ярости исполнители принялись крушить все подряд. Били зеркала и фарфор, ломали мебель. Веселье было в самом разгаре, когда в атрий вошел мальчишка в темном плаще.
- Мама! - выкрикнул мальчишка и замолчал, увидев, как человек, одетый в черное, топчет кальцеями осколки любимой вазы Роксаны. - Ах! - только и выдохнул он и метнулся назад, к двери. Но второй исполнитель заступил ему дорогу.
Мальчишка попятился, оглядываясь по сторонам и лихорадочно отыскивая, чем бы оборониться. На глаза попалась отломанная ножка стула, и паренек ухватил ее двумя руками.
- Не подходи! - закричал срывающимся голосом.
- Да это ж девчонка Кассия! - догадался исполнитель. - А я-то думал, что за пацан к нам пожаловал!
- Где мой отец? - спросила Маргарита дрожащим голосом.
- Хотим спросить тебя о том же! - отвечал исполнитель, надвигаясь.
Маргарита ударила. Исполнитель легко увернулся и заехал ей кулаком в лицо. Девушка растянулась на полу. Охнула. Превозмогая боль, попыталась подняться. Исполнитель ударил ее ногой в бок.
- Лежать, сука! Ты узнаешь, как писать пасквили на исполнителей!
Он вновь замахнулся. Маргарита попыталась отползти в сторону и тут же скорчилась от невыносимой боли в боку. Она закричала - не от боли, от ужаса, ожидая удара.
- А! А! А! - выкрикнула троекратно и следом униженно: - Не надо...
- Что - не надо? - ухмыльнулся исполнитель. - А?
Она вновь закричала. И тут огромный змей взвился в воздух и кольцами обернулся вокруг исполнителя, прижимая могучие руки к телу. Тот захрипел, дернулся, но не мог даже пошевелить рукой - разжать кольца Гета никому не под силу. Маргарита смотрела на Гета и не могла двинуться с места.
Огромная голова змея повернулась к ней. Желтые горящие глаза уставились на девушку.
- Беги! - выдохнул змей.
Маргарита не шевелилась. Раскрыла рот, будто вновь собиралась закричать. Но не закричала.
- Беги!
Держась за стену, девушка поднялась. Тут же боль в боку заставила ее согнуться.
- Вон отсюда! - прошипел змей.
Она шагнула к выходу, споткнулась, упала. Поднялась. Обернулась.
Второй исполнитель кинулся на помощь первому. Взмах кинжала - и лезвие по самую рукоять погрузилось в огромное тело змея. С громким треском лопнула змеиная кожа. Брызнула кровь. Странная кровь - алая и вроде как будто с белыми переливами. Но Гет, казалось, и не почувствовал удара.
- Беги! - вновь прошипел он и взмахом хвоста припечатал второго исполнителя к полу. Новый удар - и еще один громила отлетает к стене.
- Гет, миленький!
- Вон!
Она не помнила, как выскочила в дверь. Слезы душили ее. Держась за бок, согнувшись, она побежала по улице.
- Помогите, помогите! - выкрикивала она. - Сюда!
Вновь упала. Ухватилась за колонну соседнего вестибула, поднялась. Желтые фонари тлели в ночном небе. Окна горели. Так много горящих окон. Сотни, тысячи окон. И никого вокруг - черный мир, холодные огни.
- Кто-нибудь... кто-нибудь... - шептала она.
Маргарита не знала, кого звать на помощь - жителей бесполезно, вигилов - тоже. Но ведь кого-то надо звать! И она звала.
- Кто-нибудь! - Она прошла еще несколько шагов.
И тут из-за поворота вылетела открытая "трирема". В свете уличного фонаря сверкнул пурпур.
- Постум! - закричала она. Как она обрадовалась ему - будто родному!
Авто взвизгнуло тормозами и остановилось подле. Император выпрыгнул на мостовую. Следом - Квинт и Философ. Гепом тоже хотел выпрыгнуть, но потом передумал и остался сидеть рядом с Кротом.
- Что с тобой! Тебя ранили? Что? - спрашивал Постум и тормошил ее.
Он провел ладонями по ее плечам, по лицу, почувствовал кровь на лице.
- Ничего, ничего, все нормально. - Она боялась, что ее стошнит, и с трудом подавила спазм. - Там... Гет... в моем доме... они убьют его. Скорее!
Он все понял.
- Философ! - крикнул. - Постереги свою любимицу.
Постум и Квинт запрыгнули обратно, и пурпурная "трирема" рванулась дальше.
- Ты ранена? - Элий точно так же, как Постум, провел ладонями по ее плечам и голове. Схожесть жеста поразила Маргариту.
- Ерунда. - Она вся дрожала. Но ужас прошел. Ужас, который заставлял ее истошно орать минуту назад, растаял. Стало стыдно. - Губу разбили. Да еще бок болит. Но уже легче. Исполнитель меня ударил. А потом на помощь явился Гет. Я выскочила из дома. А он... Он остался...
Философ погладил ее по голове:
- Зачем ты убежала? Ведь я сказал: на Палатине ты в безопасности.
- Философ, миленький, я нашла у Постума папку. Случайно. И там список. И в списке - мой отец и моя мать. И написано - арестовать до майских Календ. Представляешь? Если их арестуют, то я уж не увижу их до Греческих календ [То есть никогда.]. Я хотела их предупредить. Я не виновата. Мне очень плохо. Я, наверное, умру... сейчас. - Ей в самом деле хотелось умереть. Сейчас она вдохнет и не выдохнет. И все, смерть. Потому что если с Гетом что-то случится - как она переживет. Август ей такого не простит. И она сама себе - тоже.
- Потерпи чуть-чуть. Далеко до твоего дома?
- Не знаю, шагов сто. - Она решила пока не умирать.
- Дойдешь?
- Дойду, конечно. - Было уже не так уж и больно. Она даже чуточку притворялась. Чтобы ее жалели. И для себя. Чтобы была надежда, что она может умереть. Глупо... да. Надежда умереть. Но у Маргариты все мысли глупые.
Элий взял ее за руку. Сто шагов. Оказывается, сто шагов - это очень много. Ей казалось, что они никогда не дойдут до открытой "триремы" Августа, что стояла у вестибула ее дома. Наконец дошли. В доме слышался грохот. Философ до боли сжал ей руку, будто хотел сломать запястье. Почувствовав боль, она и очнулась от своих дурацких мыслей.
Дверь в дом распахнулась. На пороге показалась странная фигура. Какая-то огромная, бесформенная. Передвигаясь с трудом, она направилась к машине. Наконец свет фонаря упал на идущего. И тогда Элий понял, что это Постум. Постум, несущий на руках Гета. Маргарита хотела кинуться к ним, но Элий крепко держал ее за руку. Квинт топал сзади, поддерживая хвост змея. В огромном теле гения зияли две раны. Кровь - алая с платиной - лилась струей на мостовую, будто где-то внутри гения открылся маленький краник. Постум залез на переднее сиденье, бережно придерживая Гета. Хвост змея перевесился через спинку сиденья. Квинт сел сзади, и гениальный хвост лег ему на колени. Крот, вырвавшись следом из дома, вскочил на место водителя. Квинт и Гепом запрыгнули уже на ходу.
- В "Эсквилинку"! Мчи! - приказал Постум.
Машина рванулась.
- Обвяжи его чем-нибудь! - Элию почудились в голосе Постума слезы.
Элий стащил с себя верхнюю тунику, обмотал тело змея. И ткань, и ладони тут же сделались мокрыми от крови.
- Нужен жгут, - сказал он. На своем веку он повидал много ран. Раны Гета выглядели ужасно. Гепом протянул свою тунику. Кое-как они перевязали вторую рану. Стараясь унять кровь, Элий зажимал рану еще и руками.
- Зачем эта дура убежала! - в ярости выкрикнул Постум. - Куда тебя понесло? - обернулся он к Маргарите.
Девушка невольно сжалась.
- Она не виновата... - прохрипел Гет. - Я... не устерег...
- Молчи! - заорал император.
- Она в самом деле не виновата, - подтвердил Элий. - Нашла папку с именами своих родителей и с резолюцией: "арестовать". И хотела их предупредить. Любой на ее месте поступил бы так же.
- Кто пустил ее ко мне в таблин?!
- Я... - выдохнул Гет.
- Эта папка украдена из Бенитова стола. Я предупредил всех, кто был в списке. А твоих родителей - лично! Они уехали! Надеюсь, они уже в Альбионе!
- Но она же этого не знала! - напомнил Элий.
- А как я ей мог это сказать?! Она ж дуреха. Она бы первая меня и подставила под удар.
- Просто сказать, и все. Почему ты ей не доверяешь?
- А может, она шпионка и подослана Бенитом? Если бы я всем доверял, то давно бы был трупом. Ты хоть думаешь иногда, Марго, прежде чем что-то сделать? Что ты молчишь, а?
"Хорошо бы умереть, - вновь подумала Маргарита. - Тогда бы Постум меня пожалел. Сейчас, прямо в машине, потерять сознание. Говорят, Диоген задержал дыхание и умер..."
Ей невыносимо захотелось, чтобы Постум ее пожалел. Она попыталась задержать дыхание и... Ничего не вышло. Губы сами собой открылись, и она судорожно вдохнула.
- Что с ней? Исполнители оттрахали?
Какой злой у него голос. Или не злой? Или он только пытается быть злым?
- Один из исполнителей ударил ее в бок.
- Только и всего? Она же живучая, как кошка. Такие не погибают.
Да, шансов у Маргариты на жалость не было: сейчас Гет был куда достойнее жалости, чем она.
Потому что Гет умирал. Он и сам понимал это.
- Я думал... бессмертие - это долго... а все кончилось... в один миг... - пробормотал змей. - Я был неважным воспитателем... Август... Но старался. Я даже открыл тебе пару гениальных тайн. Гении для того и созданы, чтобы сообщать людям подслушанные у богов тайны. Что будут делать люди, когда все гении вымрут? Кто откроет им тайны этого мира? Прости, мой мальчик... у меня не было пальцев, чтобы погладить тебя по голове. Поэтому все, что я мог сделать, это треснуть тебя хвостом пониже спины. А сейчас и этого не могу... хвост не слушается.
- Гет... - Постум одной рукой поддерживал голову змея, а другой зажимал себе рот, чтобы не разрыдаться.
- А вот это глупо. Все-таки мы неплохо провели кое-кого... А? Только чуть-чуть перемудрили. Но, к сожалению, гении не могут отличить предателей от друзей. В этом мы схожи с людьми. Я еще должен покаяться перед тобой. Рассказать об одном обмане. На самом деле я соврал, что убил Крула. Он сам окочурился - подавился ветчиной и окочурился. Такие подлецы почему-то всегда умирают сами. Просто боги никому не хотят уступить удовольствия с ними поквитаться.
Гет помолчал немного. Собирался с силами. Подивился, как мало сил осталось в его огромном теле.
- У меня одна просьба к тебе... мой мальчик... когда я умру, сделай из моей платины себе амулет... и тогда я буду рядом с тобою. Всегда. Буду твоим гением... я прежде ревновал к Гэлу. Потому как Гэл - проходимец. А я... идеалист, несмотря на всю свою толщину. Старый идеалист, Постум, ведь ты это знал! Я только притворялся киником. Поверь, мой мальчик, с высоты прожитых лет могу сказать точно: киником быть просто. А идеалистом - трудно. То есть глупым идеалистом еще проще, чем киником, а вот умным идеалистом - куда как тяжело. Знаешь, я начал диктовать Хлое свои философские заметки. Я их озаглавил "Заметки гения". Написал семь страниц. Эх, если бы я меньше времени пропадал на кухне, то успел бы надиктовать куда больше. Но ведь я думал, что спешить некуда. А оказалось - времени-то уже и нет.
Глаза Гета вновь затянуло пленкой. Он еще дышал. Его огромное тело еще пыталось бороться со смертью.
Еще целую минуту он здесь... еще минуту... и еще... Такие минуты Элию всегда представлялись бесполезным состязанием жизни и смерти. В этих минутах весь парадокс жизни. Как в погоне Ахиллеса за черепахой. Черепаха - жизнь. Ахиллес - смерть. Жизни только кажется, что Ахиллес не может ее догнать. Она ползет и ползет, уверяя себя, что Ахиллес никогда ее не настигнет. Потому что она выбирает точкой отсчета себя. А это неверно, неверно, неверно. Шаг - и Ахиллес догнал черепаху. Хрясть - и раздавил мощной пятой.

VII

Пурпурная "трирема" затормозила возле приемного отделения Эсквилинской больницы. Медики уже спешили к ним.
- Это мой личный гений! - заорал Постум, выскакивая из машины. - Если спасете, я подарю миллион.
- Миллион? - простонал Гет, пытаясь приподнять плоскую голову. - За что?..
Императора узнали. Уже все, кто был свободен, суетились возле его "триремы". Гета уложили на носилки и повезли. Освещенные голубоватым светом двери приемного отделения казались вратами в Аид.
Постум побежал за носилками Гета. Медики его отстранили. Стеклянные двери захлопнулись. Элий приковылял следом и остановился рядом с сыном. Пурпурная туника императора была покрыта пятнами платины и крови. Впрочем, кровь на пурпуре почти не заметна - просто ткань сделалась чуть темнее. А следы платины образовали причудливый узор. Будто кто-то час за часом вышивал белой сверкающей нитью тунику императора. Почудился Элию в этом узоре какой-то совершенно невозможный пейзаж - горы на горизонте, пропасти, облака, и растения, которых-то и в природе нет, свивают ветви друг с другом. Чем-то напоминает наряд триумфатора. Элий всмотрелся, и иллюзия пропала. Но тут же вдруг возникла в платиновом оттиске усмехающаяся фантастическая харя, похожая на морду самого Гета. Элий посмотрел на свои ладони. Они тоже были все в крови и в платине, как и его нижняя туника. И ему досталась частица этого кровавого триумфа.
Их провели внутрь - не в операционную, конечно, а в небольшой атрий рядом.
Постум расхаживал взад и вперед, изредка бросая взгляды на Маргариту, что свернулась калачиком в углу на ложе. Та всякий раз ежилась под взглядом императора. Кто-то из медиков дал ей пакет со льдом, но все равно скула распухла, и глаз заплыл от удара исполнителя.
Стеклянные двери распахнулись, и вышел медик. На его зеленой тунике - кровь и сверкающая платина. Следом к ним вышла медичка, принесла чистые туники и полотенца.
- Пройдите в бани и смойте с себя кровь, - попросила она.
- Я должен узнать, что с Гетом, - запротестовал Постум.
- Операция будет длиться долго. Вы успеете.

VIII



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.