read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Его старый друг нервно переступил с ноги на ногу, прежде чем ответить:
– Пришла война, и я вернулся в свой старый полк. Многие погибли у Мажгорода, так что на счету сейчас каждый человек, способный сражаться. Я дрался с ними раньше, поэтому они сделали меня камрадом.
Каспар кивнул:
– Хорошо, хорошо.
– Камрадом, то есть товарищем, – объяснила Софья, видя замешательство Каспара, – у нас называют командира отряда кавалеристов.
– Ясно, – буркнул Каспар.
Мысль о том, что старый приятель пойдет в бой без него, родила в после мрачные предчувствия и даже зависть. Они двинулись дальше.
– Однажды тебе придется рассказать мне, что произошло между вами, – заметила Софья.
– Возможно, однажды, – согласился Каспар, когда они, наконец, подошли к указанному им столу и сели – как раз вовремя, чтобы успеть к короткой благодарственной молитве, которую произнес расположившийся во главе стола жрец.
Они с Софьей сидели под огромными серебряными канделябрами вместе с несколькими младшими офицерами армии Стирланда, и чем дальше тек вечер, тем оживленнее и интереснее становилась беседа. Кто бы ни составлял план размещения гостей на этом банкете, он, очевидно, был в курсе неприязни Каспара к Спицзанеру, который, наравне с боярами Кислева и генералом Эрнальфом Павиа, сидел за столом самой Ледяной Королевы. За спиной царицы стоял Петр Лосев, и Каспару пришлось бороться со жгучим желанием сделать нечто такое, о чем бы он впоследствии пожалел.
Он привел Софью, потому что ненавидел посещать подобные мероприятия в одиночестве, поскольку знал, что, в то время как командиры армий празднуют победу, люди, которые сражались и выиграли бой, обычно не наслаждаются наградами за свою храбрость. Софья, кстати, выглядела восхитительно в бархатном темно-красном платье; золотистые волосы она уложила в высокую прическу, открыв длинную шею и белые плечи. В ямке между ключицами женщины блестел гладкий голубой камешек на тонкой цепочке в оправе из серебряной паутинки, и Каспар улыбнулся, радуясь тому, что она с ним.
Почувствовав его пристальный взгляд, Софья оторвалась от разговора, который вела с темноволосым мужчиной в кричащем мундире из голубого стеганого шелка с серебром, с белым кушаком, наискось пересекающим его увешанную медалями грудь. Это был смуглый воин с навощенными, горделиво закрученными усами. Софья улыбнулась и сказала:
– Ты знаком с генералом Альберталли, Каспар? Он командует Талийским подразделением наемников, которое сражалось с генералом Павиа у Красино и возглавило атаку, разорвавшую линию курганцев при Мажгороде.
– Не имел такой чести,– вежливо произнес Каспар, протягивая руку талийцу. – Рад знакомству, сэр.
Мужчина с энтузиазмом потряс руку посла:
– Я вас знаю, сэр. Я много читал о вас. Вы никогда не проигрывали сражений.
Каспар попытался скрыть удовольствие от того, что встретил человека, осведомленного о его воинской карьере, но покраснел, заметив, как улыбается Софья его очевидной гордости.
– Все верно. Спасибо, что упомянули об этом. Поздравляю с победами у Красино и Мажгорода.
Талийец поклонился:
– Трудные были деньки, много крови пролито ради этих побед.
– Не сомневаюсь, – согласился Каспар. – Каковы они, я имею в виду – курганцы?
Альберталли тяжело вздохнул и покачал головой:
– Выродки, а не люди. Огромные, сильные, дерущиеся как дьяволы, с мечами в рост человека. Их сопровождают стаи диких псов, а скачут они на самых крупных лошадях, каких я только видел. Никто этого не говорит, но у Мажгорода нам просто чертовски повезло. Битва на реке, все просто, так? Но река замерзла в мгновение ока, и курганцы насели на нас со всех сторон. Да, битва была тяжкой и кровавой, но мы убили многих, и это ведь они бежали от нас, да?
Каспар и Альберталли погрузились в беседу о курганцах, об их тактике и о стратегии разных генералов. Каспар даже удивился, узнав, что Спицзанер действовал весьма достойно, посылая солдат в бой умело и разумно.
Двое мужчин ненадолго прервали разговор, лишь когда ударил гонг и начался обед в честь победы. На кушанья здесь не скупились: семь перемен отлично приготовленных блюд сопровождали поданные в изобилии вина из долины Морсо в Бретонии и с холмов Люцинии – предмет этот, как заметил Каспар, оказался близок сердцу талийца, поскольку он детально изложил послу, почему талийские вина значительно лучше прочих.
Вечер продолжался. Каспар быстро открыл для себя, что кислевские обеды подчиняются неписаным правилам, когда его практически нетронутое блюдо с жареной телятиной исчезло у него из-под носа.
Прежде чем он успел запротестовать, Софья объяснила, что если гость кладет нож и вилку, это является сигналом для слуг забрать его тарелку. Оказалось также, что каждая перемена жестко выверена по времени, и час спустя, когда последние блюда были унесены, Каспар обнаружил, что потрясен строгой логикой обслуживания, кормления и уборки: организовать за час семь перемен блюд и подать еду четырем сотням людей – не шутки!
Обед закончился, начались речи, и Каспар почувствовал, что дух приема захватил и его. Первыми выступали имперские генералы, и посол вспоминал, как и сам когда-то произносил нечто подобное. Следующими взяли слово бояре – невероятная разница! В то время как имперцы говорили об обязанностях и чести, кислевиты выплескивали в зал горячую, как кровь, страсть, крича и дико жестикулируя.
Софья частично переводила, но Каспар по яростному рвению бояр и так понял, что они наполняют души собравшихся солдат агрессией и энергией. Воздух сотрясали восторженные вопли и тосты, бокалы разбивались о пол, кулаки воинственно взлетали над головами.
Солдаты подхватили ликующие крики, и Каспар рассмеялся, когда Софья взяла его за руку, совершенно убежденный, что эта война будет выиграна.
IV
Полумесяц скользнул за низкую тучу, и стены дворца на миг окутала тьма. Но этого мига хватило фигуре в черном балахоне, чтобы ловко перемахнуть через утыканную шипами стену и бесшумно приземлиться на дворцовой земле.
Держась в тени, фигура крадучись пробиралась через Зимний сад к зданию.
Лунный свет лился на сверкающие, точно ограненные бриллианты, цветы и деревья этого зимнего леса с седой, покрытой инеем травой. Песчаная дорожка вилась между изысканными ледяными скульптурами – резными деревьями, экзотическими птицами и легендарными чудовищами. Лунный свет заливал этот ледяной дикий уголок драконов, орлов и пронизывающего мороза.
Внезапно фигура в черном остановилась, совершенно слившись с мраком тени, – даже самый внимательный наблюдатель вряд ли заметил бы ее присутствие.
Пара патрульных рыцарей в бронзовых доспехах шагала по тропе, руки их лежали на эфесах мечей. Серебряные медведи на шлемах ловили лунный свет. Сами не зная того, рыцари прошли всего в нескольких ярдах от чужака.
Но жизни часто висят на волоске, способном оборваться от малейшего дуновения судьбы. Ох, неподходящий момент выбрал месяц, чтобы показаться из-за облака, рассеять тени и окунуть фигуру в балахоне в свой свет.
Один рыцарь открыл рот для предостерегающего крика, но серебряная сталь вспорола ему горло – клинок убийцы безошибочно отыскал щель между шлемом и латным воротником. Другой охранник почти успел выхватить меч из ножен – почти, ибо клинок незваного гостя сверкнул снова, и упавшая на тропинку голова рыцаря покатилась в мерцающий подлесок.
Задержавшись, только чтобы вытереть оружие, фигура снова нырнула в тень.
Огни дворца сияли прямо впереди.
V
Каспар, обмениваясь с Альберталли шутливыми замечаниями, вместе с гостями перешел в обитый деревянными панелями Западный зал, с мощными дубовыми балками под потолком и огромным камином, пылающим под массивной каменной плитой, наполняя комнату теплом и ароматом свежесрубленного дерева. Сотни свечей горели у стен между высоких окон. Бесчисленные щиты и бронзовые доспехи украшали помещение. С балок свисали потертые боевые флаги. Пол вторил звону сабель и шпор старших офицеров, удаляющихся на совещание с Ледяной Королевой, чтобы сообщить ей планы своей стратегии борьбы с ордой Альфрика Цинвульфа.
Женщины и младшие офицеры остались в Банкетном зале, допивая не допитое на обеде вино и строя предположения о том, что происходит в других покоях. В обычных обстоятельствах Каспар тоже сидел бы там, но царица сама прислала чиновника, который передал, что Ледяная Королева настаивает на присутствии посла на совете вместе с прочими офицерами.
Софья оживленно болтала с какими-то франтоватыми уланами, и Каспар удивился, почувствовав укол ревности. Конечно, Софья ему очень нравилась, и он не раз размышлял, не перешли ли их отношения в нечто большее, чем простая дружба, после того как ее похитил Саша Кажетан. Он не знал, но надеялся в будущем выяснить наверняка.
Разговоры офицеров и бояр постепенно смолкли, когда в зал вместе со своими свирепыми бритоголовыми телохранителями и Петром Лосевым, закрывшим за собой двери Банкетного зала, прежде чем раствориться на заднем плане, вошла Ледяная Королева.
Царица остановилась в центре зала, и бояре окружили ее, держась на почтительном расстоянии от стражников.
А Ледяная Королева без предисловий заявила:
– Войско Альфрика Цинвульфа приближается, пришло время дать ему бой.
Бояре разразились одобрительными криками, а офицеры Империи вежливо зааплодировали. Теперь, оказавшись возле командующего армии Стирланда, Каспар решил полюбопытствовать, что это за человек. Генерал оказался худощавее, чем ожидал посол, невысок, но с повелительной и гордой осанкой командира, немедленно понравившейся Каспару.
– Он коварен, этот Цинвульф, – продолжила царица, когда вопли смолкли. – Его амбиции выходят за рамки простого грабежа.
– Это неважно, моя королева! – выкрикнул боярин-улан в красном мундире.– Мы отправим его назад на север, хорошенько надрав ему задницу, так ведь, камрады?
Рев одобрения и хохот последовали за бахвальством толстяка, и Каспар заметил, что Ледяная Королева силится не нахмуриться. Он вспомнил, как царица однажды говорила о боярах своего отца, назвав их бандой грубиянов, которые, тем не менее, были самыми верными и стойкими воинами, каких только может пожелать себе правитель. Что ж, в этом отношении бояре ее окружения ничем не отличались от приближенных отца царицы, но их хриплые восторги явно не вязались с ледяной манерой поведения королевы.
– Уверена, так и будет, боярин Врожик, – проговорила царица, останавливая смех, – но варвары целятся в самое сердце Кислева. Они направляются к Урзубью.
Хохот мгновенно сменился серьезной задумчивостью, а Каспар смешался. Что такое Урзубье? После секундного размышления он пришел к выводу, что это название переводится как «Зубы Урсана», но разве это значит что-то еще, кроме грубого солдатского проклятия?
Удовлетворенная, что ее слова произвели нужный эффект, царица продолжила:
– Цинвульф знает, что делает нас теми, кто мы есть. Кислев – это земля, а земля – это Кислев.
– Кислев – земля, а земля – Кислев, – в унисон повторили бояре.
– Лощина Урзубье, рана, нанесенная Великим Урсаном, желавшим откусить кусок нашей земли и оставившим в ней свои каменные клыки, в опасности, наши враги жаждут осквернить ее. Их проклятые шаманы используют черную магию, чтобы извратить дух земли, чтобы пропитать первичную, природную энергию Кислева Хаосом и навеки погубить нашу великую землю.
Бояре негодующе взревели; Каспар видел, что они пришли в ужас при словах об осквернении лощины.
– Там есть сила, мои бояре, сила, которую не должны забрать Темные Боги. И наша задача сейчас – остановить их.
Глаза Ледяной Королевы обвели собравшихся, и Каспар содрогнулся, когда взгляд женщины упал на него. Она медленно кивнула и произнесла:
– Земля призывает каждого из вас в это место, в это время, она взывает ко всем с душой кислевита, умоляя спасти ее. Ответите ли вы на ее зов?
Зал взорвался криками: сотни глоток хором скандировали: «Да!»
VI
Чтобы обнаружить трупы двух рыцарей, времени потребовалось немного. К безопасности царицы ее защитники относились весьма серьезно, и спустя считанные минуты после убийства вторая пара рыцарей нашла своих товарищей, лежащих в широкой луже быстро замерзающей крови, и подняла тревогу.
Но было уже слишком поздно.
VII
Стоя возле окна Западного зала, Каспар услышал перезвон колоколов, влившийся в восторженные возгласы, и на миг удивился, что бы это значило. Но чем настойчивее бил набат, тем глубже закрадывалось в его душу беспокойство. Очевидно, немногие из бояр слышали колокола, а уж окруженные ревущими воинами охранники царицы тем более не знали о звоне.
Подозрения посла, что что-то не так, переросли в уверенность, когда он вгляделся во тьму за окном и увидел рыцарей с факелами и обнаженными мечами, бегущих по Зимнему саду.
Каспар отвернулся от окна и начал протискиваться сквозь толпу бояр, многие из которых, уже пьяные вдрызг, ошибочно принимали его усилия за энтузиазм перед надвигающейся войной. Багроволицые кислевиты хватали его за плечи и расцеловывали в щеки, голося проклятия северянам, а посол все пытался пробиться к царице.
– Отстань от меня, дубина! – взвыл он, наконец, когда грузный мужчина стиснул его в объятиях, вопя что-то ближайшему боярину. Тот разжал руки, и Каспар снова рванулся вперед.
Телохранители Ледяной Королевы заметили посла и его безумный взгляд, и звон тревоги наконец-то пробился сквозь медленно утихающее ликование.
– Ваше величество… – начал Каспар, но тут окно разлетелось вдребезги, осыпав пол осколками, и по деревянным половицам и пушистым коврам к собравшимся в зале солдатам покатился вращающийся латунный шар размером чуть меньше пушечного ядра. Шар, слегка вихляя, остановился перед Эрнальфом Павиа.
– Что за черт? – выдохнул генерал Стирланда.
– Нет! – крикнул Каспар и бросился, расталкивая толпу, к Павиа.
Он не знал точно, что это за шар, но знал, тем не менее, достаточно, чтобы не ошибиться при виде беды. Генерал поднял недоуменный взгляд, и это было последнее, что он сделал на этом свете: шар взорвался, полыхнув визжащей тьмой.
Дикие ветра завыли в Западном зале, погасив одним порывом все до единой свечи, и скорбные вопли проклятых наполнили комнату какофонией криков. Невнятные голоса скороговоркой забормотали в каждом черепе, ужасающий, болезненный трепет наполнил души, когда долгое эхо, рожденное в каком-то отвратительном потустороннем мире, заструилось из злого ореола энергии, черной короной пылающего в центре зала.
Каспар почувствовал, как невидимые ледяные когти раздирают изнанку его души, и закричал от боли, когда несказанный мороз, от которого стыло само сознание, впился в него, проникая глубже любого холода. Огонь под каминной плитой потускнел – это кружащиеся тени сомкнулись вокруг посла, превращая его в беззащитную букашку, никчемную пылинку в безбрежной вселенной. Каспар пытался ползти, но руки его словно налились свинцом, силы покинули тело, и он понял, что пришла его смерть, до которой равнодушному мирозданию нет никакого дела.
Чьи-то руки схватили его и потащили прочь от кошмарной воронки. Он разлепил веки, саднящий мрак неохотно соскальзывал с задыхающейся от омерзения души. Посол перекатился на бок, хватая разинутым ртом воздух, а вращающаяся чернота посреди комнаты начала сжиматься в ничто – окно в чудовищную потустороннюю реальность закрывалось. Огонь, взревев, вернулся к жизни, а Каспар с гримасой боли рывком встал на колени и оглянулся, чтобы поблагодарить своего спасителя. Узнав освещенные пламенем черты Павла Коровина, он крепко стиснул плечо старого друга.
– Спасибо, – выдохнул посол.
– Да ну, – буркнул Павел.
Обычно румяное лицо его было пепельно-серым, и Каспар понял, что и кислевит ощутил на себе жуткое безумие, заложенное во взорвавшейся тьме. Он повернулся к центру комнаты и не увидел ничего, кроме неглубокой воронки в расщепленных половицах. И никаких следов ни генерала Павиа, ни его старших офицеров.
Крики наполнили комнату, в которой лежали разорванные на куски люди: конечности отрывались от тел там, где их касалась энергия Хаоса. Рядом с воронкой валялись изувеченные тела бояр.
Каспар поискал взглядом и увидел царицу и ее охранников, пятящихся к дверям. Кровь струилась из глубокой раны на виске королевы, один из бояр поддерживал женщину. Перед Каспаром лежал стонущий имперский капитан аркебузьеров с оторванными взрывом ногами.
Поднялись крики гнева и замешательства, но прежде, чем кто-либо смог хотя бы подняться с полу, на подоконнике возникла темная загадочная фигура – силуэт непроницаемого мрака на фоне лунного неба.
– Смотрите! – воскликнул Каспар, тыча пальцем в окно.
Двое воинов с оголенной грудью прыгнули к фигуре, третий остался со своей королевой. Мечи атакующих расплылись золотистыми дугами, неуловимо-стремительные удары рассыпали искры. Фигура в черном качнулась,– Каспар был уверен, что ее должны были рассечь пополам, – перекувырнулась навстречу своим противникам, сверкнул меч… Первый охранник, умело выпотрошенный, рухнул с петлями кишок, обвившими его колени, второй отчаянно отбивался, пятясь под вихрем ударов неприятеля и прилагая все свое мастерство лишь для того, чтобы выжить.
Каспару дико хотелось помочь этому человеку, но он знал, что если окажется перед черным убийцей, то погибнет в мгновение ока. У него не было своего меча: не являясь военным, он не имел права носить оружие в присутствии царицы. Он пополз к камину, сознавая, что единственное, чем он может помочь, это дать возможность телохранителям Ледяной Королевы вступить в этот неравный бой.
Второй стражник упал с засевшим глубоко в груди клинком, и Каспар увидел, как последний охранник выплюнул яростное проклятие и бросился в атаку. Бояре, наконец, преодолели замешательство и панику и подняли крик тревоги, увидев, что их королева в опасности. Они вооружались, но посол знал, что к тому времени, как бояре соберутся, будет уже слишком поздно – царица погибнет.
Он потянулся к огню и выхватил горящую головню, почувствовал, как пламя обожгло кожу, но лишь стиснул зубы от боли. Вскочил он на ноги в тот момент, когда убийца, уклонившись от прямого удара, вспорол воина-кислевита от паха до груди.
В распоряжении Каспара были в лучшем случае секунды. И пока убийца вытаскивал клинок из тела своей жертвы, Каспар швырнул огненный снаряд ему в спину.
Оранжевые искры вспыхнули там, куда ударила головня, и фигура в черном балахоне завизжала.
– Каспар, ложись! – послышался знакомый голос, голос Павла.
Он нырнул вниз, что-то пронеслось над его головой, и посол увидел, как об убийцу разбилась стеклянная бутылка. Огонь охватил наемника, с бешеной скоростью распространяясь по его телу, превращая его в пылающий факел. Убийца, объятый пламенем с ног до головы, заметался по комнате, шатаясь точно пьяный, его визгливое верещание взметнулось до новых высот – оно звучало воплем раненого животного.
Двери зала распахнулись, и в комнату ворвались воины с копьями и мушкетами. Огнестрельное оружие громыхнуло, и полыхающую фигуру сбило с ног. Дергающийся убийца приземлился скомканной грудой в центре воронки, оставшейся после взрыва его таинственного шара.
Бойцы с копьями подскочили к горящему телу и принялись тыкать его железными остриями пик, пока оно, наконец, не перестало шевелиться.
Каспар перекатился на спину и прохрипел:
– Квас?
Павел кивнул, глядя, как пламя пожирает плоть убийцы, наполняя комнату тошнотворной вонью.
– Мне он больше не нужен, – сказал кислевит, протягивая Каспару руку.
– Хорошо.
Посол сжал ладонь друга и с его помощью поднялся на ноги.
Угроза жизни царицы миновала – ее воины собрались вокруг нее; бояре подсчитывали потери и взывали о мщении, обращаясь к Урсану, Дажу и Тору разом.
Каспар похромал туда, где трясущиеся бояре сгрудились вокруг дымящегося тела, плюя на обугленные останки. Череп трупа был удлинен, странно и весьма настойчиво напоминая…
Каспар отвернулся от трупа, не желая верить своим глазам. Это наверняка человек, изуродованный, обезображенный, но человек. Точно человек, а не что-либо иное, и уж тем более не…
Бояре расступились, и царица медленно подошла к краю воронки. На ее лице застыла маска едва сдерживаемого гнева, на одной щеке запекалась блестящая кровь, туман искрящихся ледяных кристаллов сгущался в воздухе вокруг нее. И когда кристаллы посыпались на пол, разбиваясь с мелодичным звоном, Каспар и бояре попятились от ярости королевы, сжигающей воздух своим ледяным жаром.
– Лосева ко мне, – бросила она.
Глава 9
I
Поиски Петра Лосева заняли больше времени, чем ожидалось, но, в конце концов, он предстал перед царицей – с лицом, смятым тревогой и озабоченностью. Западный зал уже не был той кровавой бойней, в которую превратился всего полчаса назад; тела мертвых убрали, а раненых перенесли в Банкетный зал, где Софья и другие поспешно собранные медики ухаживали за ними, как могли.
Ледяная Королева стояла, обнажив могучий Страх-Мороз, держа его рукоять так, что кончик мерцающего голубым клинка упирался в пол. Перед ней лежал меч погибшего убийцы.
Каспар сидел на деревянной скамье возле камина и пил квас из большой кружки. Нервы его все еще не успокоились после ужаса нападения наемника. Он не мог избавиться от воспоминаний о виде обугленного, покоробленного трупа и о том чудовищном, всепроникающем чувстве собственной никчемности, которое он испытал, лежа рядом с открытыми взрывом вратами в непостижимое и проклятое царство.
– Моя королева! – Лосев бухнулся перед женщиной на колени. – Вы ранены!
– Я буду жить, Петр, это…
– О, мое сердце счастливо лицезреть вас, – перебил Лосев. – Когда я услышал о покушении, я испугался худшего и удвоил стражу у ворот. Да благословит нас Урсан, я так рад, что вы живы.
– Избавь меня от своей лжи, Петр. – Голос царицы резал, точно кинжал из чистейшего льда. – Сейчас тебя больше всего должна заботить собственная шкура.
– Лжи? Я не понимаю.
– Перестань, Петр… неужто ты и вправду думал, что можешь предавать меня все это время, а я ничего не узнаю? – спросила царица, и туман искрящегося мороза снова задрожал вокруг нее.
– Предавать вас? Я клянусь в своей верности! – запротестовал Лосев.
Царица покачала головой.
– Остановись, Петр, ты лишь унижаешь себя еще больше. Ты, как никто иной, должен знать, что глаза чекистов повсюду. Я в курсе всех твоих грязных визитов в Лубянку и того, что ты там делал. Твои извращения отвратительны, и ты заплатишь за все страдания, причиной которых стал. Но думать, что ты способен так долго дурачить меня, – это еще одно оскорбление королеве.
Несмотря на ледяной туман, текущий от царицы, Каспар видел, что коленопреклоненный Лосев покрылся испариной, и это, черт возьми, было ему приятно.
– Нет, нет, вы ошибаетесь, моя королева!
– Мне было полезно и занятно держать тебя при себе, слушать твой лепет, наблюдать за твоими жалкими попытками манипулировать мной и, в свою очередь, манипулировать тобой, но сейчас многие из моих лучших воинов мертвы или умирают, к тому же исчез командующий союзников. Ты больше не полезен и не забавен, Петр.
Лосев оглянулся, ища поддержки в зале, но не находя ее. Каспар увидел мечущийся в его глазах страх и приподнял кружку в насмешливом салюте.
– Теперь все, что тебе остается, это рассказать мне, с кем ты сотрудничаешь, ибо такой тупица, как ты, не может работать без хитроумного хозяина. Поведай мне, Петр, кто еще вынашивал планы убить меня и уничтожить мою землю?
Каспар и Павел напряженно слушали, страстно желая узнать больше о позоре Лосева. Каспару не давал покоя вопрос, почему Лосев заплатил за убийство мужа Анастасии, – наверняка имя, которое вытащит из предателя царица, и будет ответом на него.
– Теперь это неважно, Петр, – продолжила Ледяная Королева, когда Лосев промолчал. – Так или иначе, я узнаю то, что хочу знать. Ты видел застенки чекистов и знаешь, что нет такого человека, который пережил бы тамошние пытки. Скажи то, что мне нужно, и я избавлю тебя от мук.
Глаза Лосева полыхнули смертельным отчаянием – он бросился к упавшему оружию убийцы, схватил его и вскочил, направив клинок в живот своей царицы.
Каспар увидел вспышку голубой стали, затем красный сполох, и Петр Лосев рухнул с отсеченной до локтя рукой и туловищем, разрубленным от ключицы до пупка леденящим лезвием Страх-Мороза.
С как будто и не шевелившегося меча в руках Ледяной Королевы звонко падали крупные капли крови.
Боярин Вроджик пнул рассеченное тело, сталкивая его в воронку к обгоревшему трупу убийцы в черном балахоне, и плюнул на останки советника.
– Такова ярость королев-ханш, и такова участь всех предателей, – произнесла царица.
II
В небе уже забрезжил рассвет, когда Каспар и Софья наконец-то вернулись в посольство, отвезенные туда одним из лакированных открытых экипажей царицы, которым управлял неразговорчивый кучер в квадратной красной шапочке. Они закутались в меха, и, хотя на улице было уже не так холодно, как в предыдущие месяцы, мужчина и женщина прижимались друг к другу под толстыми шкурами, крепко сплетя пальцы, ища друг в друге тепла и уюта.
Всю дорогу они молчали – слишком силен был шок после кровавых ночных событий и холодного гнева царицы. Сбросив обычный для себя отчужденный и надменный монарший облик, царица, казнившая Петра Лосева, предстала в дикой свирепости первых ханш, и Каспар содрогался, вспоминая, как кричал на нее несколько месяцев назад.
Хирурги, более сведущие в боевых ранах, чем Софья, заняли ее место, и женщина неохотно позволила отвести себя туда, где она смогла вымыть окровавленные руки и переменить пропахшее смертью платье.
Семнадцать человек лишились жизни при покушении. Клеменц Спицзанер и большинство его офицеров выжили, но генералу Павиа и его командирам повезло значительно меньше. По сравнению с потерями у Красино и Мажгорода цифры эти были, конечно, невелики, но они касались верхних эшелонов командования армией Стирланда.
Семеро бояр погибли, стертые с лица земли, как и генерал, жутким оружием убийцы в балахоне, еще шестеро никогда больше не смогут сражаться.
Каспар тотчас же вызвался добровольцем, пожелав вступить в ряды войска. Спицзанер, естественно, немедленно запротестовал, но Каспар видел, что оставшимся стирландским офицерам эта идея пришлась по душе: его репутация отличного командира была им хорошо известна. Каспар договорился встретиться с ними завтра утром, чтобы все успели оправиться от ночной резни, прежде чем обсуждать столь важные темы.
Несмотря на кровопролитный вечер, мысль о том, чтобы вновь повести людей в бой, вселяла в него чувство удовлетворения – он тоже сыграет роль в подступающей войне. Он видел, что Софье не нравится его решение, но забрать свои слова назад посол уже не мог и не хотел.
Прежде чем покинуть дворец, Каспар подошел к Павлу и сказал:
– Я так и не поблагодарил тебя за то, что ты оттащил меня от этой поганой тьмы. Думаю, если бы не ты, я бы погиб.
– Да ну, ерунда какая, – буркнул Павел, но Каспар видел, что кислевит признателен ему за эти слова.
– Нет, – поправил Каспар. – Не ерунда. Мы с тобой через многое прошли вместе, я считал тебя одним из своих самых верных друзей, но в Кислеве произошло слишком много всего, чтобы я забыл то, что ты делал тогда, когда мы виделись в последний раз.
– Знаю,– пробормотал Павел.– Моего поступка ничем не исправить, но как мне хотелось бы…
– Мечты и желания – это для песен, Павел, а петь никто из нас не умеет. Но знай: если нам на роду написано снова сражаться плечом к плечу, что ж, я буду только рад. Думаю, наша дружба умерла здесь, но врагом твоим я не стану.
– Хорошо, – согласился Павел. – Большего никто и просить бы не мог.
Каспар кивнул и протянул Павлу руку:
– Дерись хорошо и попытайся не дать себя убить.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.