read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Он видел вокруг себя сияющие силуэты солдат, горячий и неудержимый страх и вместе с тем их неодолимую храбрость и решительность. Такое сочетание таило в себе огромные возможности, но Астадор не мог сказать, достаточно ли этого для победы над врагом, для которого не существовало ни отдельных мыслей, ни мира мертвых, ни его заветов.
И все же в несметной толпе пришельцев он мог заметить редкие проблески разума. Но сильнее всего был единственный настойчивый голос, звучащий для каждого существа, придающий им силы для достижения одной цели. Абсолютная воля совершенно чуждого сознания угрожала преодолеть дух Астадора, и ее чудовищное давление превосходило всякие границы человеческого разума.
В чуждом сознании не было ни голода, ни гнева, ни смелости, ни амбиций, лишь единственная страсть поглощать.
В этом заключалась его сила и его слабость.
Ведь если сломить холодную сталь этого единого голоса, на что будут способны его рабы, лишенные собственной воли?
Погружая свой призрачный дух в глубины разума тиранидов, Астадор искал путь к победе.
Капитан Оуэн Мартен сгорбился за штурвалом своего истребителя и почти лег на приборную доску. Впереди вспыхнула ослепительная белизна, и пилот легким поворотом штурвала выровнял крылья «Фурии». До земли оставалось не больше сорока метров. Он уменьшил нагрузку на двигатели и чуть не вывернул шею, оглядываясь через плечо. Цепочка ярких взрывов отметила траекторию его полета. Останки пришельцев взлетели в воздух, и решимость Мартена окрепла еще сильнее.
Корабли звена «Фурий» капитана Мартена после поражения «Карлоса Винсента» были наскоро переоборудованы для наземной службы и продолжали сражаться с тиранидами уже на Тарсис Ультра. В последний раз он видел посадочные площадки огромного корабля за секунду до ужасного взрыва, унесшего множество жизней, и эта картина навсегда сохранилась в его памяти. За гибель товарищей следовало жестоко наказать врагов, и экипажи «Фурий» поклялись отомстить за каждую каплю пролитой крови.
Над головой Мартена мелькнула «Фурия» Эрина Харлена. Бомбы длинной цепочкой посыпались из его бомболюка, и взрывы на земле слились в долгий непрекращающийся гул.
Капитан бросил свою машину вверх и в сторону, пронесся над окопами и убедился, что двое его товарищей все еще находятся рядом с ним в воздухе. Высоко в небе два истребителя звена «Молнии» выделывали невообразимые фигуры, сражаясь со стаями горгулий. Их пилоты отвлекали на себя крылатых чудовищ и тем самым давали «Фуриям» возможность без помех сбросить свой смертоносный груз. Даже мимолетного взгляда вверх было достаточно, чтобы понять, что «Молнии» не смогут долго сдерживать врагов.
Мартен тронул кнопку голосовой связи.
— Делаем еще один заход, — сказал он. — Как можно ниже, на бреющем полете. Следуйте за мной.
— Капитан, — окликнул его Кейл Пелар, стрелок-артиллерист. — У нас кончились ракеты, и больше нечего сбрасывать.
— Я знаю, лейтенант. Переключаемся на стрелковое оружие.
Мартен двинул штурвал от себя, и навстречу ему понеслись орды тиранидов. Машина задрожала всем корпусом, и тотчас зажглась тревожная красная лампочка — высота полета снизилась почти до тридцати метров. Такой маневр требовал от пилота немалого опыта и силы в руках, малейшая ошибка могла бросить «Фурию» вниз и разбить ее вдребезги. Но командир звена не зря считался одним из лучших пилотов Имперского Флота, и его мастерство уступало разве что опыту Эрина Харлена.
Тираниды рванулись навстречу «Фурии», в воздухе заискрились мелкие осколки льда и снега. Капитан нажал пусковую кнопку лазерной пушки и послал в гущу врагов пучки сконцентрированной энергии, взорвавшие тела изнутри. Вверх полетели брызги ихора и обломки панцирей. Продолжая стрелять, Мартен не смог удержаться от победных криков. Страстное желание уничтожить всех этих отвратительных тварей одним мощным ударом завладело его душой. Перед мысленным взором капитана возник огромный ревущий огненный шар. Создать его было очень просто — стоило всего лишь направить «Фурию» прямо в гущу врагов и позволить ей погибнуть славной смертью на поле боя.
На приборной доске зажглась еще одна красная лампочка, возвестившая об истощении энергетических зарядов лазерной пушки. Тем временем к первому сигналу-о критически малой высоте — добавился еще и предостерегающий звонок.
— Капитан! — крикнул Пелар. — Поднимайся! Именем Императора, поднимай машину!
Крик Пелара отвлек Мартена от воображаемой картины гибели. Он сделал глубокий вдох и потянул штурвал на себя. «Фурия» мгновенно набрала высоту.
— Клянусь Императором, капитан, ты провел полет на грани допустимого, — выдохнул Пелар. — Такого я мог ожидать только от Харлена.
Капитан Мартен не ответил, он все еще представлял себе прощальный взрыв.
Павел Лефорто продолжал стрелять по врагам, беспредельно ужасаясь невиданной мощи их атаки. Над плотной массой тиранидов громоздились гигантские монстры, когти которых превосходили по величине даже крючья подъемных кранов, какие он видел в своем плавильном цеху.
Лавина пришельцев замедлила свой бег метров за десять до края окопа. Наледь высокого бруствера не давала им подойти вплотную. Но мелкие создания тотчас стали вгрызаться в ледяной склон. Некоторые примерзали к его поверхности. Они погибали целыми толпами, зато следующие за ними существа шагали по трупам, словно по ступеням. Наступление приостановилось, хотя это дало Имперским войскам слишком маленькую передышку.
Над окопами стоял оглушительный шум: грохотали орудия, взрывались снаряды, исступленно кричали люди и ко всему этому примешивались звериный вой и шипение тиранидов. В самом центре наступающей лавины поднялось грибовидное облако — это с оглушительным грохотом разорвался снаряд орудия Имперского Капитолия. Осколки льда вперемежку с останками тел пришельцев взлетели в воздух на несколько метров.
Во время учений на собраниях взвода офицеры говорили, что стрелять надо в самых крупных чудовищ. Сержанты подтверждали их слова и клялись, что это выведет из строя десятки более мелких врагов. В чем тут дело, оставалось для Павла загадкой, но всю свою сознательную жизнь он подчинялся чьим-то приказам и теперь не собирался изменять своим привычкам.
Он выбросил разрядившуюся батарею и дрожащими руками вставил на ее место новую. Потом поднял ружье на плечо и отыскал через прицел самого высокого монстра с выпуклым костяным крестом на черепе. В мощных, когтистых лапах этого создания имелась длинная хрящевая трубка, истекающая отвратительной слизью. Вокруг чудовища толпились существа с яйцевидными черепами и ороговевшими выступами на верхних конечностях. Павел прицелился в голову самого большого пришельца и выстрелил, но заряд отскочил от толстых костей черепа. Откуда-то сзади вылетел реактивный снаряд и уничтожил одного из спутников гиганта. Павел понял, что не сможет нанести сколько-нибудь значительного урона этому чудовищу, и переключился на другие цели. Прямо перед ним шипящее создание поднялось по трупам своих сородичей и уже вцепилось в стену окопа. Выстрел в упор снес ему голову. Обезглавленное туловище так и осталось висеть на краю траншеи.
Вокруг непрерывно гремела отчаянная стрельба. Солдат учили: чтобы выжить, они не должны подпускать врагов слишком близко.
Но Павел уже понимал, что им не справиться.
Уриэль вонзил меч в живот гормогонта, а ударом ноги снес голову второму чудовищу, которое уже добралось до края окопа. Рядом с ним Пазаниус поливал огнем толпы тиранидов, взбирающихся на откос по телам мертвых собратьев. Лед и снег плавились под ударами огнемета, а капли прометиума прожигали в наледи глубокие дыры.
Чуть дальше группа тиранидов сумела прорваться в траншею. Заметив это, Уриэль крикнул Пазаниусу: «За мной, сержант!» — и спрыгнул на дно окопа. Он устремился на помощь, не переставая стрелять из болт-пистолета. Разрывные заряды уничтожили несколько мелких созданий, а остальные были изрублены энергетическим мечом. Десятки пришельцев погибали под ударами их оружия, а два Космодесантника продолжали шагать вперед по останкам павших врагов.
Когти скрежетали по доспехам Ультрамаринов, но Уриэль и Пазаниус были отличными воинами Императора, и никакие враги не могли их остановить. Капитан Вентрис крушил черепа пришельцев и совсем не думал о собственной безопасности. Первобытная ненависть к тиранидам переполняла его сердце и горячим потоком разливалась по венам.
Сверху спрыгнули сразу несколько гормогонтов, и Уриэль упал на колени. Хитиновые когти ударили по броне, а один проник в соединение пластин между бедром и коленом. Из раны хлынула кровь, но тотчас же остановилась, как только усиленная кровеносная система образовала защитный слой ткани на месте разрыва. Уриэль перекатился по земле, сметая собственным телом более мелкие создания, а. потом, словно безумный, ринулся на врагов. Он ударился обо что-то локтем и почувствовал, что кость сломана. Взревев от ярости, капитан описал мечом широкую дугу, оставляя за собой распоротые животы и отрубленные конечности тиранидов.
Вскочив на ноги, капитан снова занес над головой энергетический меч. И тут кто-то крепко схватил его за поврежденный локоть. Гнев закипел в крови Уриэля. Он начал разворачиваться, но в последний момент увидел Пазаниуса и опустил оружие на обледеневший бруствер. Сержант пригнулся и выпустил из огнемета струю пламени. Огненный шквал заглушил пронзительные крики пришельцев, обращая их тела в пепел. Но бруствер уже штурмовали новые враги.
Космодесантники сражались со всей отвагой и решимостью, которой так славился их Орден. Они выдерживали страшные по силе удары, способные свалить с ног кого угодно, и разили монстров направо и налево.
Внезапно лавина тиранидов разделилась надвое, и навстречу людям шагнул настоящий гигант. Трехметровое туловище воина-пришельца сплошь покрывали толстые пластины панциря, а спереди среди мощных костей экзоскелета блестели прикрытые жировой прослойкой внутренние органы. Из пасти вырывался оглушительный визг, верхние конечности с острыми как лезвия когтями угрожающе тянулись к людям. Из трубки био-оружия сочилась густая слизь.
Уриэль перекатился в сторону, и мерцающая струя выбила из стены окопа за его спиной порядочный пласт льда. Чудовище перескочило через снеговой накат. Вентрис успел подняться на ноги. Последние заряды болтера не смогли остановить гиганта и лишь слегка повредили его панцирь. Подоспевший Пазаниус окатил монстра струей огня, но пламя сожгло только жировую ткань, и воздух наполнился отвратительной вонью. За спиной великана толпились десятки гормогонтов.
Меч Уриэля был нацелен в сердце чудовища, но мощная передняя конечность блокировала удар, а вторая так сильно толкнула Космодесантника в грудь, что расколола керамит и сбила капитана с ног. Уриэль не сдавался. Выпрямившись во весь рост, он размахнулся и полоснул монстра чуть повыше голени. Тварь взвыла от боли, рухнула на колени, а потом и вовсе опрокинулась, беспомощно раскинув в стороны лапы.
Ударив из огнемета, Пазаниус уничтожил большую часть спутников поверженного гиганта. Но в ту же секунду появилась новая стая гормогонтов. Пришельцы настойчиво рвались в пролом, оставшийся после атаки их огромного сородича.
— Капитан! — окликнул друга Пазаниус.
— Я знаю, — откликнулся Уриэль и запрыгнул на бок раненого тиранида.
Гигантский монстр отчаянно пытался подняться, но капитан размахнулся и разрубил его крепкий череп.
Огромная туша в то, же мгновение замерла, а Уриэль с торжествующим криком выдернул меч из проломленной головы. Вслед за клинком из раны хлынула черная кровь. Вентрис спрыгнул с туши чудовища, а Пазаниус без промедления бросился на все прибывающих гормогонтов, которые начали как-то странно озираться по сторонам. Капитан и сержант не дали ошеломленным тиранидам восстановить связь с Совокупным Разумом и безо всякого милосердия принялись уничтожать их одного за другим.
Уриэль ненавидел врагов еще и за то, что они разожгли в нем жажду убийства. Космодесантник поднимал и опускал меч, и каждый раз, рассекая плоть тиранидов, лезвие окрашивалось темным ихором. Окружающий мир стал сужаться, пока вокруг не остались только смерть, кровь и ужас безвольных существ, внезапно лишенных связи с господствующим разумом.
Земля затряслась, и Уриэль отвлекся от кровавых видений. Он увидел, как Пазаниус взлетел в воздух и ударился о землю. Силуэт еще одного гиганта появился в ледяном тумане.
На Ультрамаринов двигался карнифекс. Монстр разинул акулью пасть, полную огромных острых зубов. Пластины его брони были поцарапаны во многих местах, из нескольких ран текла темная жидкость. Стоя на задних лапах, карнифекс заслонял собой солнце, а четыре передние конечности угрожающе нависли над головами людей.
Вот его пасть раскрылась еще шире, и из нее выплеснулись потоки зеленой биоплазмы. Уриэль вскинул руки, чтобы защититься от ядовитых струй, но сильный удар отшвырнул его назад. Вентрис пытался подняться. Шипящая зеленая жидкость залила визор и лишила Космодесантника зрения. Ударив мечом вслепую, он лишь вскользь задел пришельца. Земля снова содрогнулась, и Уриэль почувствовал на своем лице жар чужого дыхания.
Астадор ощутил, как по мере приближения к холодному огню в средоточии Разума роя, от него ускользает контроль над призрачным духом. Таинственная сила, словно рожденная в недрах гигантского ледника, окатывала его душу волнами мертвенной стужи, и эхо этой силы он различал на склонах ущелья. Она скатывалась в долину неудержимым полноводным потоком. Вот оно, вот контроль над всеми силами роя, центр Совокупного Разума.
Капеллан чувствовал этот центр как отдельный фрагмент бесконечности. В глубине мозга Мортифакта возникло ощущение, что и о его нематериальном присутствии уже известно. Холодные щупальца потянулись ему навстречу, но призрачный дух уже возвращался в свое тело.
Астадор открыл глаза и медленно поднялся с коленей.
Воины, в душах которых он черпал дополнительные силы, тоже встали на ноги. Капеллан покачнулся и часто заморгал. Вокруг кипела битва, но Астадор смотрел на нее отрешенным взглядом. Его дух противился возвращению в слабую плоть простого смертного.
Мортифакты и воины Караула Смерти продолжали истреблять тиранидов, стараясь не подпустить их к капеллану, чтобы не нарушить состояние транса. Капитан Баннон подошел к Астадору.
— Ну? — нетерпеливо спросил он, отирая окровавленные доспехи. — Теперь ты знаешь?
— Знаю, — кивнул Мортифакт.
Павел швырнул последнюю гранату и пригнулся. Он уже пережил свой страх. Теперь ему помогали адреналин и опыт, полученный во время длительных тренировок. А мозг подчинялся только инстинкту самосохранения, который вопреки всему гнал его вперед.
Он стрелял, колол, рубил, пользовался любым оружием, какое только мог найти в окопе. Споткнувшись, Павел чуть не упал на изуродованные тела двоих солдат в длинных шинелях корпуса Крейга, зато наткнулся на лежащий рядом гранатомет. Лефорто перебрался через изъеденные кислотой скелеты, схватил оружие и полез наверх, на огневой рубеж.
Перед глазами сверкнул яркий свет. Павел увидел, как гигантский монстр с царапинами и ранами на панцире взбирается в окоп, давя все на своем пути, а из его разверстой зубастой пасти вырывается зеленый огонь. Десятки шипящих чудовищ поменьше толпились за его спиной: Сержант Космодесанта без сознания лежал на снегу, а капитан, который не так давно спас Павла от горгульи, барахтался в луже жидкого огня.
Времени на раздумье не оставалось. Лефорто вскинул гранатомет и коротко помолился, чтобы солдаты Крейга успели зарядить его перед смертью.
Уриэль отшатнулся, отчаянно пытаясь стереть капли шипящей биоплазмы со своего визора. Наконец он поднял голову и прочитал в черных, лишенных век глазах карнифекса осознание неминуемой гибели. Ури-эль уже уперся спиной в стену окопа, бежать-было некуда.
Меч взметнулся вверх, но капитан понимал, что не успеет нанести удар.
А потом вспышка огня угодила прямо в череп карнифекса. Мощная взрывная волна придавила Космо-десантника к стенке траншеи, сверху посыпались осколки хитиновой брони. Едва стих грохот выстрела, Уриэль посмотрел сквозь клубы дыма вверх на гигантское чудовище и увидел, что его голова исчезла. На том месте, где только что сверкали острые зубы, остались лишь обгоревшие остатки мозга и обломки костей.
Еще секунду карнифекс покачивался на месте, а затем мощные колени подогнулись. Уриэль едва успел откатиться в сторону, как громадина рухнула на землю и вверх полетели брызги биоплазмы вперемешку с ихором.
Чуть поодаль в окопе Уриэль заметил солдата со значком сил самообороны Эребуса на шлеме и дымящимся гранатометом на плече.
Через проломленную карнифексом стену в траншею рвались толпы гормогонтов, и, вскочив на ноги, капитан приготовился встретить их ударами энергетического меча.
Павел отбросил дымящийся гранатомет и побежал к позициям солдат Крейга в поисках еще какого-нибудь оружия. Из кобуры одного из убитых он выдернул лазерный пистолет, а из ладоней другого вытащил тяжелый клинок. Лезвие оказалось зазубренным, и Павел понял, что держит в руках цепной меч, хотя раньше ему никогда не приходилось иметь дело с таким оружием.
У основания рукояти нашлась руна активации. Лефорто прикоснулся к ней, и меч ожил. Глухо загудев, зубья начали двигаться, как у цепной пилы. Солдат поднял клинок и поспешил на помощь капитану Космодесантников, в одиночку сдерживающему натиск многочисленных врагов на краю окопа.
Тяжелое оружие вибрировало в руках и запросто разрубало плоть и кости тиранидов. Брызги темной крови пришельцев летели во все стороны. Павел стрелял, не целясь и одновременно рубил мечом, рассекая врагов надвое. Он не обладал опытом Космодесантников, но страх и стремление защитить свой дом прибавляли ему сил и решимости.
Плечом к плечу с капитаном Ультрамаринов они сражались, подобно героям из древних легенд. От тяжести оружия у Павла заболела кисть, но к тому времени обойма лазерного пистолета уже опустела, и Лефорто взялся за рукоять меча обеими руками. Чудовища падали одно за другим. Вскоре к двоим воинам присоединился и третий — сержант в голубых доспехах со сверкающей серебряной рукой. Павел уложил очередного противника и усмехнулся, представив себе, как будет рассказывать о сражениях Холии и маленькому Солану, когда вернется домой.
Меч застрял в теле врага. Павел попытался его выдернуть, но лезвие было плотно зажато в экзоскелете. Солдат уперся ногами прямо в остывающий труп и потянул клинок. В этот момент на край окопа вспрыгнул еще один монстр.
Смертоносные лапы угрожающе нависли над его головой, и Павлу пришлось отскочить в сторону. Но он оказался недостаточно проворным. Острые когти сорвали шлем, а один вонзился в плечо. Горячая волна боли обожгла руку, из раны хлынула кровь. Павел согнулся и внезапно почувствовал щекой подтаявший снег.
Он перевалился на бок и потянулся за ножом. Пелена слез и крови застилала глаза, но Лефорто все же сумел перерезать глотку склонившегося над ним чудовища. Никак не желая умирать, тварь продолжала цепляться за его одежду. Павел резко дернул нож вверх и вонзил его прямо в мозг.
Наконец он высвободил клинок и, держась за стенку окопа, с трудом поднялся на ноги. Перед глазами все расплывалось, колени подгибались от слабости, а к горлу подкатила тошнота. Онемевшими пальцами Павел стянул обрывки одежды с плеча. Кровь медленно сочилась из глубокой раны, а в середине ее торчал черный, блестящий коготь. В оцепеневшем мозгу на секунду вспыхнуло удивление.
Он не чувствовал себя раненым. Боли не было. Почему?
Павел не успел найти ответа.
Еще до того, как он рухнул на окровавленный снег, сознание покинуло его.
Уриэль увидел, как солдаты в черных доспехах загружают тяжелые бронированные ящики в «Рино», и побежал к ним. Полковник Рабелак уже перевел часть войск со второй линии окопов и даже вызвал подкрепление с третьей. Подразделения еще держали оборону, но долго они не выстоят. Если тираниды и дальше будут атаковать столь же яростно, то через некоторое время фронт неизбежно будет прорван.
На дне окопов уже громоздились горы мертвых тел, солдаты дрались из последних сил, а Уриэль торопился к южному выступу траншеи, где ревели пять «Рино» — водители уже прогревали двигатели. Неподалеку от машин Вентрис заметил капитана Баннона и Астадора. Капеллан напутствовал и благословлял Мортифактов, преклонивших перед ним колени.
Баннон заметил бегущего Уриэля и двинулся ему навстречу.
— Чем вы тут занимаетесь? — воскликнул Ультрамарин.
— Принимаем меры для сохранения линии фронта, — ответил Баннон, заступая Уриэлю дорогу.
— Собираетесь сделать вылазку в тыл пришельцев?
— Да. Капеллан Астадор отыскал существо, которое, по его мнению, контролирует эту часть роя тиранидов.
— Что? Как это?
— Духи предков указали ему путь.
— Это серьезно?
— Абсолютно серьезно, — решительно ответил Баннон. — Я полностью доверяю ему в этом вопросе.
Уриэль пришел в замешательство. Ему казалось невероятным, что братья Космодесантники могли доверить свою судьбу наитию, пришедшему во время религиозного обряда, но это случилось на его глазах. Интересно, что бы сказал по этому поводу капитан Айдэус?
— Что ж, прекрасно. Тогда я еду с вами, — наконец решительно кивнул он.
— В самом деле? — удивился Баннон.
— Да. Если появилась возможность покончить с этим как можно скорее, вам потребуется любая помощь.
Капитан Баннон пристально посмотрел в глаза Уриэля, отыскивая какие-то скрытые мотивы, но ничего подозрительного не обнаружил и хлопнул Вентриса по наплечнику.
— Ладно. Ищи место в автомобиле. Мы отправляемся.
Уриэль подбежал к «Рино», но сообразил, что внутри для него слишком тесно, и вскарабкался на крышу ближайшей машины. Колонна имела устрашающий вид. Черные борта автомобилей сверкали латунными заклепками в виде черепов, на каждой выхлопной трубе тоже красовался череп, и голубоватый дымок струился между челюстей. Водитель нажал на газ, двигатель взвыл, и Мортифакты в сопровождении семерых воинов из Караула Смерти заняли свои места.
Колеса взвизгнули в скользкой колее, но через мгновение водитель вырулил на твердую поверхность, и головная машина перекатилась через траншею по настилу из толстых бревен. Автомобиль безжалостно давил пришельцев, которые не успевали отпрыгнуть в сторону.
Тираниды мгновенно отреагировали на передвижение врагов. Громкие крики усилились, и часть стаи изменила направление, чтобы перехватить колонну. Один из Мортифактов протянул Уриэлю через открытый люк крупнокалиберный штурмовой болтер. Космодесантник убедился, что оружие заряжено, и нажал на спусковой крючок. Даже не целясь, он водил дулом то влево, то вправо, расчищая дорогу «Рино». Машину бросало из стороны в сторону, и Уриэлю изо всех сил приходилось удерживать равновесие, поскольку кроме болтера он держал в руке меч. Колонна двигалась к огромному горбатому чудовищу, которое держалось в самом центре роя. Стоило машинам немного приблизиться, как лоснящиеся пластины его хитиновой брони пришли в движение. Уриэль даже почувствовал волны энергии, распространяемые этим созданием. И в них кипел страх.
Сверкнувшие прямо перед лицом когти вернули его к действительности. Гормогонт уже почти запрыгнул на крышу машины, но в последнее мгновение Уриэль успел взмахнуть мечом и одним ударом рассек врага надвое.
Движение колонны замедлилось. Десятки тиранидов бросались на броню машин, цеплялись за колеса, лезли по головам друг друга, пытаясь добраться до своей цели. Уриэль колол и рубил мечом, а в это время стрелок высунулся из люка по пояс и обстреливал толпы врагов из тяжелого болтера. «Рино» неумолимо прокладывал дорогу к центру роя, и холодный ветер царапал лица людей.
Раздался громкий взрыв, машину сильно тряхнуло, и Уриэль рискнул оглянуться. Шедший за ними «Рино» был объят пламенем, языки огня пробивались через разорванную броню. Из опрокинутой машины выскакивали Космодесантники. Их доспехи горели, но они тотчас вступили в неравный бой с десятками налетевших тиранидов. Злобное шипение отвратительных созданий заглушало треск огня, и вскоре воины исчезли из виду, погребенные под несметными толпами пришельцев.
Уриэль осмотрелся, пытаясь определить, откуда прозвучал роковой выстрел, и увидел уродливое создание, парящее низко надо льдом. Длинный изогнутый хвост подергивался прямо под шишковатой головой, тонкие конечности беспомощно болтались в воздухе, а вокруг морщинистой складки кожи на шее потрескивали голубоватые искры электрических разрядов.
Словно почувствовав его взгляд, чудовище взвизгнуло и медленно повернуло голову к приближающемуся «Рино». Уриэль хлопнул стрелка по плечу.
— Смотри вправо и вниз! — крикнул он, указывая мечом на летящее создание.
Стрелок кивнул, прицелился, штурмболтер взревел, и очередь крупных реактивных снарядов просвистела в воздухе. Уриэль увидел оранжевые вспышки разрывов, но понял, что выстрелы не причинили монстру никакого вреда, и выругался. Почти тотчас же сияющий ореол окутал голову крылатого создания, и капитан, понимая, что за этим последует, покрепче ухватился за край крыши.
Сноп яркого белого пламени вырвался из-под уродливой головы и ударил в решетку радиатора «Рино». Уриэля подбросило в воздух, он едва смог удержаться на крыше. Ноги заскользили по гладкой поверхности. Машину занесло, но прочная броня на этот раз выдержала вражеский удар.
Рядом раздался оглушительный визг. Ударом тяжелого ботинка Уриэль отшвырнул подбежавшего монстра. А следом за ним уже спешили еще несколько гормогонтов. Вентрис умело орудовал мечом, и ему удалось снести немало черепов и переломать кости многим нападавшим чудовищам.
В конце концов он обрел равновесие, вставил клинок в ножны и снова уцепился за черную крышу. Через секунду «Рино» резко вильнул в сторону. Уриэль считал, что второго такого удара броня не выдержит. Подняв голову, он понял, что и водитель пришел к такому же заключению. Оказавшись прямо перед машиной, опасное создание пятилось, пытаясь уйти, но водитель опередил его. Усеянный шипами бампер со всего размаху ударил в морщинистое тело и подмял его под колеса. Послышался отвратительный хруст, тяжелый автомобиль даже не подпрыгнул, и сзади из-под машины показались обломки хитина и лужи ихора. «Рино» помчался дальше.
Теперь, когда четыре уцелевших «Рино» оказались рядом с намеченной жертвой, среди тиранидов началось активное перемещение. С высоты своего места на крыше Уриэль заметил, что предводитель роя явно указал подданным на близкую угрозу. С безошибочной четкостью, какую увидишь не на всех парадах, ряды ужасных созданий изменили направление атаки. Многие тирани-ды даже оставили окопы и ринулись на помощь своему господину.
Оружейный огонь стрелков «Рино» заставил отвратительного гиганта спрятать голову под пластинами хитиновой брони. Тотчас воздух над ним стал потрескивать от концентрированной псионической энергии. Уриэль почувствовал, как усиливается нагнетаемый чудовищем ужас. Трудно было устоять против воздействия инопланетного разума, и эта атака грозила сломить его решимость. Но неожиданно нахлынувшее воспоминание о Несущем Ночь, абсолютном воплощении космического зла заставило его рассмеяться над ничтожностью грозящей им сейчас опасности.
Взвизгнув тормозами, колонна «Рино» остановилась перед громоздкой тушей тиранида. Космодесантники поспешили выскочить из машин, чтобы вступить в бой с существами, охраняющими своего предводителя. Уриэль первым спрыгнул с крыши и тотчас же размозжил череп ближайшего врага ударом бронированного кулака. Чьи-то клыки царапнули по его ботинку, но тварь была мгновенно раздавлена металлическими каблуками..
Уриэль проткнул ее голову энергетическим мечом и устремился вперед, навстречу следующему монстру. Огромные когти пытались вцепиться в его шлем, но Космодесантник увернулся и одним сокрушительным ударом разрубил твердые пластины на животе чудовища. Хлынул поток черной крови и послышался жалобный вой. Уриэль вспорол горло твари, заставив ее замолчать.
Чем ближе Вентрис подбирался к хозяину орды пришельцев, тем теснее смыкались ряды его защитников. Длинные когти и острые как лезвия клешни барабанили по доспехам, но Ультрамарин не чувствовал боли. Сознание заволокла темная пелена, и Уриэль в приступе ярости отрубал конечности, распарывал животы, крушил все вокруг.
В уши ударил животный рев. Капитан обернулся в поисках нового врага, но в ту же секунду понял, что кричит, он сам. Ошеломленный, Уриэль видел, как все вокруг него начало двигаться, словно в медленном танце. Мортифакты встали стеной вокруг семерых солдат Караула Смерти, а те посылали плазменные заряды, целясь между пластинами брони гигантской туши.
И еще он увидел бездушные черные глаза монстра, осознавшего, что его участь решена. Рогатая голова, похожая на голову насекомого, высунулась из-под панциря, ударила Уриэля в грудь, и крепкие рога подняли Космодесантника высоко в воздух. В мясистых складках разверзлось усеянное зубами отверстие, и капитан начал соскальзывать прямо в эту пасть. Он отчаянно цеплялся за окостеневшие наросты, пытаясь освободиться, но чудовище закатило глаза, и края отверстия сомкнулись на теле Уриэля. Клыки скрежетали по его доспехам, и стало ясно, что потрясающая мощь тиранида скоро преодолеет прочность закаленных пластин. Уриэль из последних сил поднял меч.
Зубы гиганта вонзились в плоть Ультрамарина, хлынула кровь.
Вентрис проткнул хитиновую оболочку черепа, лезвие проникло в мозг, и Уриэль торжествующе закричал. Внезапно белое пламя почти ослепило его. Взорвались плазменные снаряды, выпущенные стрелками Караула Смерти. Уриэля накрыла волна нестерпимого жара. Наконец смертельная хватка монстра ослабла. Ударившись о ледяную землю, капитан застонал от боли.
Над долиной повисла мертвая тишина. Космодесантники почувствовали замешательство тиранидов, утративших связь со своим лидером.
Уриэль поспешил выбраться из полной слизи пасти чудовища. Кто-то хлопнул его по плечу, и он увидел рядом с собой капитана Баннона. Мортифакты уже шагали к машинам.
— Пошли, — сердито бросил Баннон. — Оно мертво, и нам пора убираться отсюда.
— Да, — выдохнул Уриэль и захромал вслед за капитаном Караула Смерти.
Забравшись внутрь покореженного и забрызганного ихором «Рино», он не чувствовал ничего, кроме стыда за свою неконтролируемую ярость во время схватки.
С наступлением темноты все стихло. После гибели предводителя роя атака тиранидов захлебнулась, ошеломленные существа в панике метались из стороны в сторону. Большая их часть могла сражаться только по приказу чужой воли, и теперь они лишились цели. Энергичные контратаки Космодесантников и артиллерийский огонь скоро уничтожили все очаги сопротивления тех тиранидов, которые были способны на самостоятельные действия, а ударивший двадцатиградусный мороз лишил жизни остатки пришельцев.
Отдельные особи зарылись в снег и впали в летаргический сон. Увеличенные запасы жировой ткани помогли им выжить. Но таких было очень немного. У людей не осталось сил выискивать этих врагов. Из-за усталости и сильного холода не хотелось двигаться.
А двигаться пришлось, поскольку командование Имперскими силами отдало приказ отвести солдат на вторую линию окопов. Полковники Стаглер и Рабелак пришли к заключению, что первая линия обороны не сможет сдержать очередной атаки врагов.
К тому же, по донесениям воздушной разведки, на город, надвигались полчища тиранидов, по крайней мере втрое превосходившие численность сегодняшнего авангарда. В каждом из роев были замечены великаны, сравнимые только с Боевыми Титанами. Все понимали, что эта победа лишь ненадолго отдалила разгром людских войск.
Глава 11
Голубоватый свет, льющийся со стен Капитолия, только подчеркивал суровые выражения, застывшие на лицах членов военного совета. Сервиторы в низко надвинутых капюшонах неподвижно застыли у пультов, связки проводов тянулись из-за их спин к гнездам в полу. Мелодичный напев молитвы, обращенной к Богу Машины, лился из отделанных бронзой потолочных динамиков. Истекающие влагой восстановители воздуха работали на полную мощность, но в командном пункте все равно было душно.
Уриэль чувствовал себя неуютно в этом бронированном левиафане: мало того, что пребывание здесь противоречило обычаям Космодесантников, так еще и в Кодексе Астартес ясно говорилось о необходимости обеспечить мобильность подразделений во время боев. В последнее время капитан и так часто пренебрегал заветами священного труда примарха. Леаркус не скрывал своего неодобрения по поводу внезапной вылазки Уриэля на крыше машины Мортифактов. Он утверждал, что эта дурацкая выходка больше подходила потомкам Русса, а не гордым Ультрамаринам, и в душе Вентрис был склонен с ним согласиться. Капитан тряхнул головой, прогоняя воспоминания, и вернулся к насущным проблемам. Ситуация складывалась весьма неприятная.
В центре украшенного колоннадой зала была развернута голографическая карта Эребуса и его окрестностей. Каждые несколько-секунд по карте пробегала рябь: информация о положении и численности Имперских войск, а также о приближающихся силах противника, получаемая из различных источников, поступала в систему и тотчас отображалась на экране. У одного края карты стоял полковник Рабелак со своими помощниками и адъютантами, а по обе стороны от него расположились Уриэль с полковником Стаглером и капеллан Астадор с капитаном Банноном.
— Как выяснилось, Врата Геры и Парменис пали под натиском тиранидов, — заговорил Рабелак. — Ни одному из этих населенных пунктов мы не смогли оказать военную помощь. Самолеты из звена «Молний», посланные на разведку в район Конориса и Инириама, так и не вернулись. Вероятнее всего, силы противника, дислоцированные в этих регионах, теперь тоже обратятся против нас.
— А что вы можете сказать о тех роях тиранидов, что уже движутся к нашим позициям? — спросил Стаглер. Несмотря на духоту, полковник так и не снял длинную шинель с меховым воротником и значком корпуса Крейга.
Прежде чем ответить, Рабелак тяжело вздохнул и нахмурился:
— Честно говоря, нам мало что известно наверняка. Похоже, великое множество этих созданий рассеялось по окрестностям или погибло. Возможно, часть врагов зарылась в снег, как поступают зимой дикие животные, и поджидает подхода других роев. Мы потеряли слишком много разведчиков, и я счел неразумным посылать на смерть остальных ради получения дополнительной информации.
В полном молчании офицеры обдумали услышанное, а затем капитан Баннон указал на карту.
— Полковник Рабелак, было бы непростительной ошибкой полагать, что тираниды станут вести себя как животные, — заговорил он. — Из предыдущих сражений с этими тварями я усвоил необходимость постоянно держать их в поле зрения. Не выпускать из виду ни на секунду.
— Что ж, может, вы и правы, капитан Баннон. Но если посмотреть на карту, то можно увидеть, что к нашим позициям приближаются три отчетливо различимых роя. По первоначальным сведениям, тот рой, что находится южнее всех, должен бы был уже подойти, но, похоже, тираниды снизили скорость. По нашим расчетам, все три группы появятся перед городом одновременно.
— Умно, — пробормотал Астадор. — Очень умно. Они поняли, что мы в состоянии отразить нападение одного роя, и собираются объединиться, чтобы задушить сопротивление одним решительным ударом.
Уриэль рассеянно наблюдал, как разноцветные значки передвигаются по голографической карте, и в дальнем уголке его сознания возникла непонятная тревога, но он никак не мог уловить ее суть. Он знал, что это нечто простое, но очень важное.
— А что происходит в космосе? — поинтересовался Баннон. — Появилась возможность связаться с флотом?
— Тень варпа все еще делает невозможным астропатический контакт, но мы сумели связаться с адмиралом Тибериусом при помощи длинноволнового передатчика. Правда, сеанс связи был весьма непродолжительным, — доложил Уриэль. — Прохождение волн до сих пор остается прерывистым и неточным вследствие электромагнитных помех, генерируемых рой-флотилией тиранидов.
— И какова обстановка на кораблях? — спросил Астадор.
— Адмирал собрал флот на орбитальной стоянке вокруг сельскохозяйственного мира Калидон. По его словам, многие суда сильно пострадали в бою.
— Не пытались ли тираниды напасть на них? — задал очередной вопрос капитан Баннон.
— Пока, насколько мне известно, не пытались. В космосе остаются только два маточных корабля. Основные силы тиранидов направились на поверхность Тарсис Ультра, так что у них нет возможности послать значительные отряды для уничтожения кораблей.
— Флот в состоянии оказать нам какую-либо поддержку? — поинтересовался Баннон.
— Возможно, — пожал плечами Уриэль. — Адмирал Тибериус сообщил мне план предполагаемой атаки, но сначала мне необходимо посоветоваться с обер-фабрикатором Монтантом. На данный момент нам приходится рассчитывать только на наземные силы.
Военачальники снова склонились над картой и некоторое время обдумывали полученную информацию.
— Тогда, если уж говорить прямо, господа, у нас не остается другого выхода, кроме как отступить в город, — объявил Рабелак. — Существующая линия укреплений просто не в состоянии сдержать многочисленных врагов. Стены хотя бы преградят путь толпам мелких созданий, а установленных наверху орудий вполне достаточно, чтобы перестрелять крупных особей.
— Я поддерживаю предложение полковника Рабелака, — согласился Астадор. — Мы должны смириться с тем, что город пострадает, но лучше сражаться на более выгодной позиции, чем напрасно жертвовать людьми.
Полковник Стаглер неохотно кивнул. Уриэль заметил, насколько претит ему мысль отдавать врагу территорию планеты, даже если упорное сопротивление и означает неминуемую гибель.
— Корпус Крейга будет в арьергарде и обеспечит прикрытие отступающим войскам, — процедил он сквозь стиснутые зубы.
Уриэль внимательно разглядывал карту. Внезапно его недавняя тревога оформилась в отчетливую мысль.
— А разве к городу приближалось не четыре роя? — спросил он.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.