read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



-- А вы не могли бы позвонить в номер? -- спросил я. -- На всякий случай.
Девушка послушно повернулась к коммутатору и, к собственному удивлению, получила ответ.
-- Возьмите трубку,-- сказала она, положив трубку на конторку, и я с надлежащей улыбкой взял ее.
-- Миранда? -- спросил я. -- Это Эндрю Дуглас.
-- Где вы? -- тихо спросила она полным слез голосом.
-- Внизу, в отеле.
-- Ох... поднимайтесь... я просто не могу вынести...
-- Уже иду, -- ответил я.
Девушка указала нам, куда идти. Мы добрались до комнаты с видом на море с двумя кроватями и отдельной ванной. Нам открыла Миранда Неррити. Глаза у нее распухли, в руке она сжимала промокший носовой платок.
-- Они сказали, -- в промежутках между рыданиями говорила она, -- тот человек в Лондоне сказал... вы вернете Доминика... он обещал... Эндрю Дуглас вернет его... он всегда добивается... не волнуйтесь... но как я могу не волноваться? О Господи... мой малыш... Верните его мне. Верните!
-- Хорошо, -- мягко сказал я. -- Сядьте. -- На сей раз я обнял за плечи не Алисию, а ее, и повел ее к одному из кресел. -- Расскажите нам, что случилось. Тогда мы составим план, как его вернуть.
Миранда немного взяла себя в руки, с удивлением узнала Алисию и показала на листочек бумаги, лежавший на одной из кроватей.
-- Мне передала его маленькая девочка, -- сказала она сквозь слезы. -- Она сказала, что ее попросил какой-то дядя. О Боже... Господи...
-- Сколько лет было девочке? -- спросил я.
-- Что? А... восемь... около этого... не знаю.
Алисия опустилась на колени возле Миранды, чтобы ее утешить. Ее собственное лицо снова было бледным и напряженным. Я взял листок, развернул его и прочел неуклюже отпечатанное послание:
"Твой ребенок у нас. Позвони своему старику. Пусть едет домой. Мы скажем ему, чего мы хотим. Никому ничего не рассказывайте, если хотите, чтобы ваш ребенок к вам вернулся. Не обращайтесь в полицию, иначе мы наденем ему пластиковый мешок на голову. Усекла?"
Я выпустил бумажку.
-- Сколько Доминику лет? -- спросил я.
-- Три с половиной, -- ответила Миранда.
ГЛАВА 10
Миранде было двадцать шесть. У нее были длинные белокурые волосы, расчесанные на прямой пробор, и при других обстоятельствах она могла бы показаться красивой. Она все еще была в купальнике и махровом халате поверх него, ноги ее были в пляжном песке. Распухшие от слез глаза потускнели, словно затянутые пленкой, будто это могло оградить ее от страшной реальности. Она размахивала руками, словно для нее совершенно немыслимо было не делать хоть что-нибудь.
По привычке я носил с собой плоский футляр вроде портсигара, где, кроме прочего, лежали кое-какие таблетки. Я вынул футляр, открыл его и достал полоску таблеток в фольге.
-- Выпейте одну, -- сказал я, наливая в стакан воды и выдавливая таблетку из обертки.
Миранда покорно проглотила таблетку.
-- Что вы ей дали? -- спросила Алисия.
-- Транквилизатор.
-- Вы все время с собой их носите? -- недоверчиво спросила она.
-- Почти, -- кивнул я. -- Транквилизаторы, снотворное, аспирин, сердечные таблетки. На случай первой помощи.
Миранда выпила всю воду.
-- У них в отеле есть служба сервиса? -- поинтересовался я.
-- Что? -- рассеянно спросила она. -- Да, наверное... Они скоро принесут ужин для Доминика. -- Эта мысль снова заставила ее разрыдаться. Алисия обняла ее с совершенно расстроенным видом.
Я позвонил в службу сервиса, заказал крепкий, насколько только возможно, чай на троих. Печенье? Да, конечно. Уже несут, ответили мне. Вскоре в дверях появилась горничная с подносом. Я взял у нее поднос и поблагодарил за заботу.
-- Миссис Неррити, выпейте, -- сказал я, ставя поднос и наливая ей чаю. -- И поешьте печенья. -- Я налил чаю для Алисии. -- Вы тоже выпейте, -- сказал я.
Они совершенно автоматически ели и пили. Транквилизатор, кофеин и карбогидрат постепенно начали оказывать влияние на Миранду, боль притупилась, и. она смогла описать то, что случилось.
-- Мы сидели на песке... с ведерком и совком... строили замок. Он так любит строить замки... -- Она замолчала и сглотнула комок в горле, слезы потекли по ее щекам. -- Песок был мокрым, и я оставила наши вещи на гальке... полотенца, пляжный стульчик, коробку с ленчем из отеля, игрушки Доминика... Был чудесный жаркий день, без обычного ветра... я пошла посидеть на стульчике... я все время смотрела за ним, он был всего в тринадцати ярдах от меня... даже меньше, меньше... он сидел на корточках, играл с ведерком и совочком, строил замок... Я все время на него смотрела, правда, -- ее голос сорвался на тонкий плач. Чувство вины, страшное и жестокое, снова пронзило ее.
-- На берегу было много народу? -- спросил я.
-- Да, да... было так тепло... Но я смотрела на него, я все время его видела...
-- И что случилось?
-- Лодка...
-- Что за лодка?
-- Лодка загорелась. Я посмотрела на нее. Все смотрели. А затем... когда я обернулась... его там не было. Я не испугалась. Ведь и минуты не просило... я подумала, что он пошел посмотреть на лодку... я стала искать его... а затем подошла девочка и протянула мне записку... я прочла...
Воспоминание о том страшном мгновении накрыло ее волной. Чашка и блюдце задрожали у нее в руках, и Алисия забрала их.
-- Я все кричала, звала его... бегала по берегу... я не могла поверить... ведь всего минуту назад я его видела... затем я пришла сюда... не знаю, как добралась... я позвонила Джону... бросила все вещи на пляже... на берегу...
-- Когда будет высокий прилив? -- спросил я.
Она непонимающе .уставилась на меня
-- Этим утром... прилив только что ушел... песок был весь мокрый...
-- А лодка? Где была лодка?
-- На песке.
-- Что это была за лодка? -- спросил я.
-- Прогулочный ялик, -- растерянно сказала она. -- Но при чем тут он? Тут миллион прогулочных яликов.
Только вот этот миллион прогулочных яликов не загорается как раз тогда, когда похищают маленького ребенка. Весьма невероятное совпадение.
-- Вы обе попейте-ка еще чаю, -- сказал я. -- Я схожу вниз и принесу с пляжа вещи. Затем позвоню мистеру Неррити...
-- Нет, -- забормотала Миранда. -- Не надо! Не надо!
-- Но мы должны.
-- Он так разгневан, -- жалобно сказала она. -- Он... разозлен. Говорит, что... что я виновата... вы его не знаете... я не хочу с ним разговаривать... я не могу...
-- Ладно, -- сказал я. -- Позвоню из другого места, не из этой комнаты. Вернусь быстро, как смогу. Вы вдвоем справитесь?
Алисия кивнула, хотя ее и саму трясло. Я спустился вниз и нашел телефон, втиснутый в закуток в холле у входа.
По
телефону Джона Неррити ответил Тони Вэйн.
--
Ты один? -- спросил я.
--
Нет. А ты?
--
Да. Как дела?
--
Бандиты сказали, что он получит ребенка в целости и сохранности...
при определенных условиях.
-- И каковы условия?
-- Пять миллионов.
-- Господи Иисусе! -- воскликнул я.--А у него есть пять миллионов?
-- Отель в Брикуотере был достаточно приличным местом, но отнюдь не тем, где живут миллионеры.
-- У него есть лошадь, -- прямо сказал Тони.
Лошадь. Ординанд, победитель в Дерби.
-- Ординанд? -- спросил я.
-- А ты без дела не слоняешься. Да, Ординанд. Бандюги хотят, чтобы он тотчас же его продал.
-- Как они ему об этом сказали?
-- По телефону. Никаких записей, конечно же, пока нет. Он говорит, что это был грубый голос, сплошной сленг. Агрессивный. Угрожал.
Я рассказал Тони об отпечатанном письме.
-- Тот же тип речи?
-- Да. -- Тони редко когда удерживался, чтобы не послать по матери то или это, так что подобная сдержанность всегда вызывала удивление. На самом деле он просто редко срывался в присутствии клиента. -- Насколько я понимаю, эта лошадь -- главное, чтобы не сказать единственное, имущество мистера Неррити. Он... м-м-м...
-- Прямо осатанел? -- понял я.
-- Да.
Я слегка улыбнулся.
-- Миссис Неррити даже слегка боится его.
-- Неудивительно.
Я рассказал Тони о том, как произошло похищение, и подумал, что полиции стоит очень тщательно и быстро осмотреть этот ялик.
-- Ты еще ничего не рассказал местным легашам? -- Нет. Миранду придется уламывать. Я этим займусь. Что ты им со своей стороны сказал?
-- Да ничего. Я растолковал мистеру Неррити, что без полиции мы ему помочь не сможем. Но ты же знаешь, что это такое.
-- М-м. Я скоро тебе перезвоню.
-- Ага.
Он положил трубку, а я неторопливо вышел из отеля, закатал брюки до колена и широкими шагами сбежал по каменистому берегу к песку. Как только я дотуда добрался, я снял ботинки и носки и неторопливо пошел по берегу, неся их в руках и наслаждаясь вечерним солнцем.
Вдоль берега на некотором расстоянии друг от друга стояли волноломы, черными короткими пальцами протягиваясь в море. Местами они подгнили и обросли ракушками и водорослями. Стульчик, полотенца и личные вещи Миранды одиноко лежали на гальке. Большинство других посетителей пляжа уже собрали вещи. А неподалеку у полурастоптанного песчаного замка до сих пор лежали красное пластмассовое ведерко и голубой совочек. Британская пляжная публика, подумал я, по-прежнему остается замечательно честной.
Обгоревшие остатки ялика были центром притяжения для немногочисленных оставшихся на пляже отдыхающих. Обшивка уже на дюйм погрузилась в завихрения вернувшегося прилива. Я шлепал по воде вокруг лодки, как один из любопытных, и как мог близко рассматривал ее остов.
Лодка была из фибергласса и во время пожара сплавилась. Снаружи не осталось сколько-нибудь разборчивого регистрационного номера, хотя алюминиевая мачта пережила пожар и по-прежнему указывала в небо, как восклицательный знак. Парус, на котором должны были быть опознавательные знаки, сгорел дотла и лежал кучкой пепла у ее основания. Что-нибудь среди этих обугленных остатков могло бы помочь -- но прилив неумолимо приближался.
-- Может, вытащим ее на гальку? -- предложил я какому-то человеку, который, как и я, бродил по воде вокруг лодки. Он пожал плечами.
-- Это не наше дело.
-- А в полицию звонили? -- спросил я.
Он снова пожал плечами.
-- Без понятия.
Я подошел к лодке с другой стороны и попытался поговорить с более ответственным с виду человеком, но он тоже только покачают головой и пробормотал что-то насчет того, что уже все равно поздно, зато два четырнадцатилетних подростка, услышавшие наш разговор, сказали, что помогут, если нужно.
Ребята были сильные и веселые. Они приподняли лодку, поднатужились и легко вырвали ее из песка. Киль скользнул по дну, оставив глубокий след, и мы, взявшись за лодку с двух сторон, вытащили ее на гальку. Ребята сказали, что там ее прибоем не смоет.
-- Спасибо, -- сказал я.
Они просияли. Мы стояли руки в боки, любуясь сделанным делом. Затем ребята сказали, что им пора домой ужинать, и вприпрыжку побежали прочь. Я забрал ведерко и совочек, собрал все вещи Миранды и отнес их в ее комнату.
И у нее, и у Алисии вид был не ахти, но в моем присутствии Алисии явно стало легче. Я ободряюще обнял ее и сказал Миранде:
-- Мы собираемся вызвать полицию.
-- Нет! -- в ужасе воскликнула она. -- Нет... нет...
-- М-м... -- Я кивнул. -- Поверьте мне, это к лучшему. Люди, похитившие Доминика, не хотят его убивать, они хотят продать его вам целым и невредимым. Вот за это и держитесь. Полиция в данном случае будет весьма полезна, а мы сможем все устроить так, чтобы похитители ничего не узнали. Я это сделаю. Полицейские спросят, что было на Доминике на пляже, а если у вас есть фотография, это вообще будет здорово.
Она заколебалась и нерешительно проговорила:
-- Джон сказал: "Сиди тихо, ты и так много натворила:"
Я небрежно взял трубку и набрал номер ее мужа. Снова ответил Тони.
-- Это Эндрю.
-- Ага. -- Напряжение в его голосе исчезло -- он ожидал, что позвонят похитители.
-- Миссис Неррити согласна проинформировать полицию о приказе ее мужа.
-- Тогда давай. Он понимает, что мы не можем работать для него без этого. Он... ну... не хочет, чтобы мы оставили его. Он только что решился, когда услышал телефонный звонок.
-- Хорошо. Не вешай трубку. -- Я повернулся к Миранде: -- Ваш муж говорит, что мы можем обратиться в полицию. Хотите с ним поговорить?
Она отчаянно замотала головой.
-- Ладно, -- сказал я Тони. -- Принимайся за дело. Перезвоню попозже.
-- Что было на ребенке? -- спросил он. Я повторил вопрос Миранде, и та, в промежутках между всхлипами, сказала, что красные плавки. Маленькие махровые плавочки. Ни тапочек, ни рубашечки... жарко было. Тони хрюкнул и дал отбой. Я же неторопливо, как йог, попросил Миранду одеться и поехать со мной. Неуверенно, робко и пугливо она тем не менее послушалась и вышла из отеля в шарфе и темных очках между мной и Алисией. Они с Алисией сели на заднее сиденье, и мы втроем поехали в сторону Чичестера. Сделав необходимый крюк, чтобы проверить, нет ли "хвоста", и обнаружив, что все чисто, я остановился спросить направление, и подъехал к главному полицейскому управлению. Припарковался поблизости, но не на виду, за углом. В управлении я спросил, где тут старший дежурный офицер, и объяснил главному инспектору и следователю из отдела, как обстоят дела.
Я показал им документы. К счастью, один из них слышал о работе "Либерти Маркет". Угрожающее послание похитителей совершенно ошарашило их, и они смотрели на него пустыми растерянными глазами, однако быстро поняли все насчет сгоревшего ялика.
-- Мы сейчас же туда поедем, -- сказал старший инспектор, потянувшись к телефону. -- Насколько я знаю, никто еще ничего не сообщал.
-- Да, пошлите туда кого-нибудь одетых под моряков, -- сказал я. -- Не позволяйте им вести себя как полицейским, это будет опасно для ребенка.
Старший инспектор, нахмурившись, убрал руку с телефона. Похищение для Англии сравнительно редкий случай, так что мало кто из местных полицейских имеет в этом хоть какой-то опыт. Я повторил, что угроза убить Доминика действительно реальна и что во всем деле именно это следует помнить в первую очередь.
-- У похитителей адреналин в крови бурлит, и они легко пугаются, -- сказал я. -- Если им угрожает опасность попасться, вот тогда они убивают... и хоронят... жертвы. Доминик на самом деле в смертельной опасности, но, если мы будем осторожны, мы вернем его.
После некоторого молчания офицер из отдела расследований, человек примерно моих лет, сказал, что они должны позвонить своему начальнику.
-- Сколько времени это займет? -- спросил я. -- Миссис Неррити сидит в моей машине со своей приятельницей. Не думаю, что она выдержит слишком долгое ожидание. Она очень расстроена.
Они закивали. Позвонили. Осторожно все объяснили. Судя по их лицам, начальник примчится в офис минут через десять.
Детектив-суперинтендант Иглер был прирожденным полицейским шпиком. Хотя я и ожидал его прихода, я едва заметил вошедшее в комнату худое, безобидное с виду существо. У него были редеющие волосы, сквозь которые проглядывала лысина, из воротника плохо сидевшей рубашки торчала тощая шея. Его поношенный костюм висел на нем как на вешалке, вид был какой-то слегка виноватый. И лишь когда оба полицейских вытянулись при его приходе, я с удивлением понял, кто он такой.
Он пожал мне руку, хотя не очень крепко, уселся своим тощим задом на край огромного рабочего стола и попросил меня представиться. Я протянул ему одну из наших фирменных визиток с моим именем. Он неторопливо и без комментариев набрал номер телефона вашего офиса и поговорил, как я полагал, с Джерри Клейтоном. По его лицу было не понять, что именно сказал ему Джерри, он просто ответил "спасибо" и положил трубку.
-- Я изучал другие случаи, -- сказал он прямо и без преамбулы, -- Лесли Уайта... и прочие, где дело кончилось плохо. Мне такие проблемы на моем участке не нужны. Я буду прислушиваться к вашим советам, и если они мне покажутся приемлемыми, я им последую. Больше ничего сказать не могу.
Я кивнул и снова предложил послать якобы моряков посмотреть на лодку. Он сразу же согласился и велел одному из своих подчиненных переодеться, взять с собой еще кого-нибудь и сейчас же отправляться.
-- Что дальше?--спросил он.
-- Может, вы поговорите с миссис Неррити в моей машине, а не здесь? Мне кажется, что не надо, чтобы ее видели в полицейском участке. Я думаю даже, что мне не надо вести вас прямо к ней. Может, я вас где-нибудь перехвачу? Некоторые считают, что ни к чему осторожничать, но похитители весьма подозрительны, так что никогда нельзя быть уверенным. Он согласился и вышел прежде меня, предупредив своих коллег о том, чтобы они никому ничего не рассказывали.
-- Тем более до того, как будет объявлен запрет на публикацию, -- добавил я. -- Вы можете погубить ребенка. Я серьезно.
Они горячо закивали, а я отправился к машине, где нашел обеих девушек в полуобморочном состоянии.
-- Мы тут кое-кого подберем, -- сказал я. -- Он полицейский, но совершенно на него не похож. Он поможет вернуть Доминика в целости и сохранности и поймать похитителей.
Я внутренне вздохнул -- уж очень бодрый был у меня голос, но если я хотя бы чуточку не успокою Миранду, то я вообще ничем ей не помогу. Мы остановились на перекрестке у церкви и подобрали Иглера. Он молча нырнул в машину и сел на переднее сиденье.
Я снова немного покружил по городу, высматривая "хвост", но, насколько я мог видеть, похитители не рискнули следить за нами. Через несколько миль я остановился на стоянке на обочине деревенской дороги, и Иглер попросил Миранду снова описать этот ужасный день.
-- Который был час? -- спросил он.
-- Я не уверена... После ленча. Мы съели ленч.
-- Где был ваш муж, когда вы ему позвонили?
-- В своем офисе. Он всегда там бывает около двух часов дня.
Мирайда была измотана и готова того гляди снова удариться в слезы. Иглер, которому приходилось задавать вопросы через неудобный барьер передних сидений, попытался ее подбодрить, отечески погладив по руке. Она поняла его намерение и заплакала еще горше, захлебываясь слезами при рассказе о таких подробностях, как красненькие плавочки, карие глазки, нежные волосы, босые ножки, загорелая кожа без шрамиков... две недели у моря... собирались домой в субботу...
-- Ей придется сегодня вечером поехать к мужу, -- объяснил я Иглеру, и, хотя он и кивнул, Миранда горячо запротестовала..
-- Он так зол на меня... -- скулила она.
-- Вы ничего не могли поделать, -- сказал я. -- Похитители выжидали момента, наверное, неделю или больше. Как только ваш муж поймет...
Но Миранда покачала головой и сказала, что я сам ничего не понимаю.
-- Эта лодка, -- задумчиво спросил Иглер, -- та, которая сгорела... в остальные дни она тоже была на берегу?
Миранда рассеянно посмотрела на него, словно вопрос был неважным.
-- Последние несколько дней было так ветрено... мы мало бывали на берегу. С самых выходных до сегодняшнего дня... Мы по большей части играли у бассейна, но Доминик не любит его, потому что там нет песка.
-- В отеле есть бассейн? -- спросил Иглер.
-- Да, но прошлую неделю мы все время сидели на берегу... Все было так просто, только Доминик и я. -- Она захлебывалась рыданиями, ее трясло.
Иглер коротко глянул на меня.
-- Мистер Дуглас, -- сказал он Миранде, -- говорит, что вы получите его обратно целым и невредимым. Мы все должны держаться спокойно, миссис Неррити. Спокойствие и терпение, в этом все дело. Вы перенесли страшное потрясение, я даже и не пытаюсь преуменьшить его, но сейчас мы должны думать о мальчике. Спокойно думать, ради его же благополучия.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.