read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Все прошло, - сказал Томас. - Ему теперь уже теплее.
- Нет, - сказал Дик. Но солгал.
- Есть еще желание обжечься? - спросил Томас. - Как, мои смелые
единоплеменники? Кстати, индейцы называли это огненной водой.
- А потом спивались и отдавали за бесценок землю белым колонистам,
- вспомнил Олег урок истории.
- Вот именно. Только те напитки были пониже качеством.
Томас повесил флягу через плечо. Дик поглядел на нее с тоской. Он
бы с удовольствием вылил оттуда проклятый коньяк и налил воды.
Они расселись по камням передохнуть. Марьяна раздала всем по горсти
сушеных грибов и по ломтику вяленого мяса. Козе тоже дала грибов. Дик
поглядел неодобрительно, но ничего не сказал. Коза деликатно хрупала
грибами, поглядывала на Марьяну, дадут ли еще. Козе в этих местах было
трудно добывать пищу, она была голодна.
- И вся ваша еда была в этих банках? - спросил Олег.
- Не только, - сказал Томас. - Еда была в ящиках, коробках,
контейнерах, бутылках, тюбиках, пузырьках, мешках и много в чем еще.
Еды было, скажу вам, друзья, много. И еще там были сигареты, которые
мне часто снятся.
И вдруг Олег понял, что находка фляги, консервных банок, следов
подействовала не только на него или Дика. Больше всех изменился Томас.
Словно до этого момента он и сам не очень верил в то, что когда-то был
за перевалом, где едят из блестящих банок и во флягах бывает коньяк. И
этот чужой, но желанный для Олега, чужой и, в общем, ненужный для Дика
мир отдалил Томаса.
- Пошли, - сказал Томас, поднимаясь. - Теперь я почти поверил, что
мы дойдем, хоть самая трудная часть пути впереди.
Они пошли дальше. Марьяна держалась ближе к Дику, она беспокоилась,
не плохо ли ему. У Марьяны есть это качество - всех жалеть. Иногда
Олега оно трогало, а сейчас злило. Ведь видно же, что Дик здоров,
только глаза блестят и говорит громче, чем обычно.
- Это дверь, - сказал Томас, который шел рядом с Олегом. - Дверь,
за которой начинаются мои воспоминания. Ты понимаешь?
- Понимаю, - сказал Олег.
- До этого я мог только представлять, - продолжал Томас. - И я
совсем забыл об этом привале. Твоя мать несла тебя на руках. Она
совсем выбилась из сил, но никому тебя не отдавала. И ты молчал. Дик
орал, понимаешь, как положено голодному и несчастному младенцу. А ты
молчал. Эгли все крутилась возле твоей матери, они же были еще совсем
девчонками, лет по двадцать пять, не больше, и раньше дружили. Эгли
все хотела проверить, живой ли ты, а мать не давала. У нее ничего не
оставалось в жизни, только ты.
Томас вдруг закашлялся, его согнуло пополам. Он уперся ладонью о
каменную стену, и Олег заметил, какие желтые и тонкие у Томаса пальцы.
Дик с Марьяной ушли вперед и скрылись за поворотом.
- Давайте я понесу мешок, - сказал Олег.
- Нет, сейчас пройдет. Сейчас пройдет... - Томас виновато
улыбнулся. - Казалось бы, я должен руководить вами, подавать пример
подросткам. А тащусь еле-еле... Знаешь, мне показалось, что, если я
глотну коньяку, все пройдет. Это наивно...
- А вы выпейте еще, - сказал Олег.
- Не надо. У меня температура. Добраться бы до перевала. Мне бы в
больницу - покой и процедуры, а не восхождение и подвиги.
Часа через два ущелье кончилось. Ручей маленьким водопадом слетал с
невысокого, метра в два, обрыва. Но взобраться на него оказалось
непростым делом. Томас так ослаб, что его пришлось втаскивать наверх.
Козу поднимали на веревке, и перепуганное животное чудом никого не
покалечило, отбиваясь тонкими бронированными ногами.
Было странное ощущение: два дня они поднимались узким полутемным
ущельем, слыша только журчание воды, и вдруг оказались во власти
простора, какого Олегу не приходилось видеть.
Покрытое снегом, с редкими каменными проплешинами плоскогорье
простиралось на несколько километров, упираясь в стену гор. С другой
стороны, скатываясь бесконечным крутым откосом, оно вливалось в
широкую долину, сначала голую, каменистую, затем на ней возникали
точки кустов и деревьев, а далеко-далеко к горизонту эти точки
сливались, густея, в бесконечный лес. Там, в четырех днях пути, был
поселок. Правда, его отсюда не разглядишь.
- Вот тут, - сказал, все еще стараясь отдышаться, Томас, - тут мы
поняли, что спасены. Мы шли от гор, какой там шли - ползли, волоча
больных, замерзая, ни во что уже не веря, и внезапно вышли к краю
этого плоскогорья. Оно, как видите, чуть поднимается к краю и потому,
пока мы не добрались сюда, мы не знали, что есть надежда. Шел снег,
метель... кто же был первым? Кажется, Борис. Ну да, Борис. Он ушел
вперед и вдруг остановился. Я помню, как он вдруг замер, но я так
устал, что не понял, почему он стоит. Когда я подошел к нему, он
плакал, и лицо его обледенело. Видимость в тот день была плохая, но
иногда снежная пелена рассеивалась, и мы поняли, что там, внизу, в
долине, есть деревья. Значит, есть жизнь...
Дул ветер, к счастью, несильный, коза начала скакать, резвиться,
радуясь простору, подбрасывая мохнатый зад, оставляя глубокие
треугольные следы на снежной простыне. Остановилась возле бурой
проплешины, стала разрывать смерзшуюся землю роговой нашлепкой на
носу, вздыхая, ахая и блея, - видно, почуяла что-то с(r)едобное.
- Здесь нет дичи, - сказал Дик с осуждением. Он обращался к Томасу,
будто тот был в этом виноват.
- Дня через три, если все будет нормально, дойдем, - сказал Томас.
- Или через четыре.
- А говорят, что вы шли две недели.
- Мы шли тринадцать дней. Была зима, было много больных и раненых,
а сейчас мы налегке. Удивительно, как будто вчера было - мы стоим с
Борисом и смотрим вниз...
До темноты удалось достичь гор.
x x x
Ночью похолодало, был мороз. Дик с Олегом положили Марьяну и Томаса
посередине. Томас так вымотался за день, что даже не спорил. Он был
горячим, но никак не мог согреться, и, когда он начинал заходиться в
сухом кашле, Олег обнимал его, а Марьяна давала напиться микстуры от
кашля, которую она приготовила. Марьяна не спала, и, чтобы скоротать
ночь, они шептались с Олегом, а Дик, которому хотелось спать,
ворочался. Потом сказал:
- Завтра дневки не будет, ясно?
- Ну и что? - спросил Олег.
- Заставлю идти, как бы вам ни хотелось дрыхнуть.
- Не бойся, - сказал Олег, - из-за нас задержки не будет.
- Из-за кого бы то ни было.
Олег не стал спорить. Он понимал, что Дик имеет в виду Томаса. Он
думал, что Томас спит, не слышит. Но Томас услышал и сказал:
- По-моему, у меня пневмония, простите, что так неудачно
получилось, друзья.
Они разбили палатку в большой нише, тут было теплее, чем на
открытом месте, и коза топталась рядом, вздыхая, потом начала шуршать,
ковырять в земле.
- Чего она ищет? - прошептала Марьяна.
- Улиток, - сказал Олег. - Я видел, как она нашла улитку.
- Я думала, им тут холодно.
- Мы же живем, значит, и другие могут.
- Ничего здесь нет, - сказал Дик, - спите.
Закашлялся Томас. Марьяна опять дала ему напиться. Слышно было, как
его зубы стучат о край кружки.
- Надо было тебе вернуться, - сказал Дик.
- Поздно, - сказал Томас, - до поселка мне не дойти.
- Дурак ты, Дик, - сказала Марьяна, - законы забыл.
- Я ничего не забыл, - громко заговорил Дик. - Я знаю, что мы
должны заботиться о больных. Я знаю, что такое долг, не хуже тебя
знаю. Но мне все твердили одно и то же: если мы сейчас не дойдем до
перевала, если мы не принесем железо и инструменты, поселок может
погибнуть. Это не я придумал. Я не верю, что поселок погибнет. Мы
отлично живем без всяких штук. Я из своего арбалета могу свалить
медведя за сто шагов.
- Еще бы, - сказал Олег, - у тебя же железные наконечники на
стрелах. Если бы Сергеев их не ковал, как бы ты свалил медведя?
- Я могу сделать наконечник из камня. Тут дело не в материале, а в
умении. Теперь нас погнали сюда, в горы...
- Тебя никто не гнал, ты сам пошел, - сказал Олег.
- Сам. Но вы знаете - вот-вот зарядит снег. И если мы будем
тянуться еле-еле, мы можем не вернуться обратно.
- А что ты предлагаешь? - спросил Олег.
Ни Томас, ни Марьяна в их спор не вмешивались, но внимательно
слушали его. Олегу казалось, что даже коза затихла, слушая.
- Я предлагаю оставить здесь Марьяну с Томасом. Дать им одеяла и
пищу. А мы с тобой налегке добежим до перевала.
Олег не ответил. Он понимал, что Томаса оставить нельзя. Нельзя
лишать Томаса цели. Это его убьет. Но вдруг Дик подумает, что он
боится идти дальше вдвоем?
- Ты испугался? - спросил Дик.
- Я не о себе, - сказал наконец Олег. - Если Томас будет болен, он
не сможет защитить Марьяну. А Марьяна его. А если звери? Если здесь



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.