read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



друг с другом и опять отскакивали. Гриб? Гриб, конечно. Толстые волосатые
гифы - шевелящиеся, ощупывающие. Плантация, и не маленькая.
Роджер затормозил.
- Подпольная?
Шабан молча кивнул. Разумеется, подпольная, иных плантаций ползучего
гриба и не бывает. Странно, подумал он, не знал я ничего об этой
плантации. Наверное, новая. Ай да стервецы: под самым под боком у Коммуны!
Ловко.
- Будем давить? - спросил Роджер.
Давить? Да-вить? Шабан покачал головой. Нет, парень, давить плантацию
мы не будем. Смотри, чтобы тебя самого как-нибудь не задавили за одни эти
слова, это я тебе говорю. Тоже мне, законник.
- Нет. Поехали.
Роджер помялся. Понять, какой расклад происходит под этим высоким,
без единой морщинки, юным лбом, было невозможно.
- Но ведь мы же обязаны, верно?
Ну вот. Еще и непонятливый...
- Мы много кому чего обязаны, - буркнул Шабан. - Марш, я сказал.
Степь была суха, слякотный сезон в этом году запаздывал. Мутный
воздух высосал из земли аммиак и воду, глинистую почву раздирали трещины.
Иногда вездеход ломал сухие кусты или с треском давил вылезший из грунта
плоский листовидный корень. Один раз из развороченного гусеницей куста
выскочила настоящая ежиная ящерица - редкий теперь вид - и, встопорщив
колючки, прытко засеменила прочь. Роджер вильнул было рулем вслед за ней,
но она уже успела юркнуть в трещину, зато тут же на дорогу выползло
ползучее растение, похожее на непомерно большую морскую звезду, и Роджер
со вкусом раздавил его - угрожающее движение щупальцев-корней, хруст,
противный писк сока, брызнувшего из-под гусениц в пыльном облаке за кормой
несколько раз вздрогнула изувеченная плоть, и куст умер. Больше живности
не попадалось: в это время года все живое прячется в землю, а дикие толпы
убегунов откочевывают к северу и, на время объединившись, пробиваются
через чужие земли к океану, чтобы к началу теплых дождей вернуться назад в
оживающую степь, снова с племенными войнами, уже скорее между делом, чем
по необходимости. Изредка вдали показывались покинутые жилища - невысокие
конусы, похожие на кротовые отвалы, скрывающие в себе пещеры для целого
клана, но с выходом не на верхушке, а сбоку и под глиняным козырьком для
защиты от ливней. Попадались и развороченные конусы: не то они были
покинуты давно и успели обвалиться, не то были разрушены в племенных
войнах. Шабан вспомнил, как Менигон рассказывал о стремительных ночных
нападениях, когда дозорные не успевали поднять тревогу, а нападавшие, не
давая жертвам высунуться, заваливали вход и, выждав сутки-двое,
раскапывали и добивали всех, кто еще не задохнулся. Последняя большая
война была на памяти Менигона, и ее с огромным трудом пришлось
останавливать, ибо прекратился приток сил и даже прирученные начали
уходить с рениевых шахт. Тогда еще тоннеля не было и в помине, а шахты
работали вовсю, уходя штреками все глубже под горы, и с каждым ковшом
зачерпнутой в глубине породы прибавлялась маленькая, чуть заметная глазу
крупинка тяжелого тусклого металла.
Роджер, увлекшись, все-таки прозевал ориентир, и вездеход юзом сполз
в старую, с полкилометра шириной, воронку, свидетельствующую о том, что
людям пришлось-таки тогда вмешаться. Воронка и была ориентиром. Впрочем,
на твердом спекшемся склоне убегуны уже успели вырыть новое жилище - с
виду вполне целое и с очень высоким отвалом: по-видимому, в слякотный
сезон в воронке образовывалось что-то вроде озера. Шабан помнил свои
ощущения при посещении такого жилища: сыро, темно, гадко. Хуже, чем
снаружи. Понятно, отчего убегуны поклоняются Теплу и даже приносят Теплу
человеческие жертвы, если, конечно, считать убегунов людьми. Они всегда
идут туда-где-Тепло, по результатам спутниковой термографии удобно
определять места их скопления. Эти потомки людей, огрызки человечества
Первого Нашествия всегда охотнее работали за Тепло, чем за пищу. Одно
время контора, осененная идеей благотворительности, пробовала
расплачиваться с ними блоками для строительства разборных домов, но из
этой затеи ничего не вышло: в домах убегуны жить не желали. Почему-то. В
наибольшем ходу была гипотеза о том, что тепло домов убегуны считают
эрзацем и сторонятся его как противоестественного. Шабан склонялся к
другой версии: что они так и не поняли, как эти дома собирать.
Вездеход, буксуя, одолел подъем, и снова легла под гусеницы степь, а
Роджер, взяв круто в сторону, искал дорогу, точнее колею, оставленную ими
по дороге туда, и, найдя ее, дал полный газ. Шабан, устав от мелькания,
сам не заметил, как задремал. Проснулся он оттого, что затекло тело, и
удивился, увидев на приборной панели солнечное пятно. Он еще моргал
непроснувшимися глазами, еще пытался сообразить, сколько же времени он
проспал, но уже было ощущение, что что-то не то, что-то случилось не так,
как должно было случиться, и это ощущение становилось тем назойливей, чем
больше он приходил в себя. Наконец он увидел Роджера, уверенно и без
особой тряски ведущего вездеход, неглубокую прямую колею, справа и до
самого горизонта - степь, дрожание воздуха над высохшими озерами, слева -
хребет, сильно отодвинувшийся, но это было заметно только по
увеличившемуся пространству степи, отделившему вездеход от гор, а сам
хребет, подумал Шабан, действительно отсюда такой же, как и из ущелья,
правильно Роджер сказал. Но что-то было не так, не проходило ощущение
неправильности, все сильнее он чувствовал необходимость вмешаться, как-то
повлиять на результаты совершенной ошибки, и он уже не сомневался в том,
что ошибка была совершена. Он резко передернулся всем телом и замотал
головой, прогоняя сонную муть. Ага, вот оно! Солнце! Солнце висит над
вершинами. Почему оно здесь, подумал Шабан. Его не должно быть. Оно было
за горами, и весь наш путь пролегал в тени, и мы знали, что обратный путь,
несмотря на то, что солнце будет высоко, тоже пройдет в тени. Отклонились
в степь? Зар-раза! Некоторое время он мрачно смотрел на бегущую под днище
колею и чувствовал, как в нем накапливается холодное бешенство.
- А ну, стой!
Роджер удивленно обернулся, и то, что он прочитал на лице Шабана,
заставило его поспешно затормозить. На время вокруг ничего не стало видно:
мимо, клубясь и закручиваясь в вихри, пронеслись тучи поднятой вездеходом
пыли. Сволочь, думал Шабан, ненавидяще глядя на Роджера. Лопух безмозглый,
убожество. Кто-то из мудрых и убеленных сказал, что если хочешь убить
человека, сосчитай сначала до десяти. Другой советовал считать до ста. А
до скольких считать, если человек, на которого ты рассчитываешь, уверенно
хочет угробить и тебя, и себя? Ишь ты, не понимает. Глазами лупает, а
глаза голубые, испуганные, но это не тот испуг, не за жизнь свою глупую, а
опять боязнь получить нагоняй от строгого учителя. А за что, сам не
понимает. И при всем том, между прочим, уверен, что какое бы раззявство он
не учинил, я непременно и даже жертвуя собой буду спасать ему жизнь, будто
это стоит главным пунктом в моем контракте, будто это что-то настолько
ценное, что я прямо зачахну от огорчения, если жизнь ему не спасу. Загнусь
в трубочку. Нет, не понимает... До сих пор не понял.
- Это что? - злобно спросил Шабан, ткнув пальцем вперед.
- Колея.
- Вижу, что не девка. Это не наша колея. Это колея от колесного
вездехода. Наш след не такой и не здесь, а вот теперь хорошенько подумай,
чей это след. Учти, колея свежая, сегодняшняя. Надеюсь, это тебя и сбило с
толку, иначе я с тобой больше не езжу. Я не работаю со слабоумными... Так
чья это колея?
- Э-э... - сказал Роджер, моргая. - Кто-нибудь из наших, из
разведчиков?
Шабан ядовито фыркнул:
- Это на колесном-то вездеходе?
- Может, военные?
- Может, и военные, - согласился Шабан. - Только не наши. У наших
бездельников другой рисунок на покрышках. И когда это ты видел армейский
вездеход в трехстах километрах от Базы? Они и летают-то здесь только
парами и на максимальной скорости. А если это вторжение - мы бы уже знали.
Забудь.
- Тогда кто?
Это еще предстояло осмыслить. Ясно было только то, что такой след не
мог оставить ни один из известных Шабану типов машин. Может быть, все-таки
военные или охрана? Нет, чушь, ерунда. Вся их техника, даже та, что
никогда не покидала складов, известна наперечет, как бы они ни старались
уберечь свои липовые секреты. Конечно, им могли подбросить что-то новое,
но это значит, что вне всякого графика прибыл корабль - нет, шиш, не может
быть сейчас никаких кораблей. К тому же армия считает, что делать здесь
нечего: все-таки не охранный объект и не приграничная зона. А темные слухи
об исчезнувших машинах и людях армию никогда не занимали. Охрану тоже.
Это могли быть разведчики из другой зоны экспансии, ныне - из
сопредельного государства, охотники покопаться в чужих недрах, и это было
скорее всего. Хищники, дерзкие, хорошо вооруженные, знающие, на что идут.
Гончие. С этими лучше не встречаться, им не резон оставлять свидетелей,
напрашиваясь на уничтожающий удар. В таких случаях армия всегда
реагировала мгновенно. Шабан хорошо помнил последнее сообщение Хромца
Гийома, он услышал его, когда зашел для какого-то разговора в кабинет к
Позднякову, но разговора не получилось, а был только хриплый, с одышкой,
голос через спутниковую связь, последнее, что сказал Хромец в своей
неудачливой никудышней жизни: "...Загнали в ущелье... Третье ущелье слева
в Большом Каньоне. Слышите, третье! Дальше ледник, нам не уйти. У
Вейгельта перебиты ноги. Вездеход бросили, он разбит... Их много, все
вооруженные. Ждем помощи! Слышите, третье! Третье ущелье слева. Помощи!" -
и после нескольких секунд тишины: "Вот они. Сейчас нас будут добивать.
Третье ущелье, третье!.. Они подходят ближе... их очень много... они
медлят. А это для тебя, ты слышишь меня, Поздняков?.." - и голос,
взвившись криком, звучал еще долгую минуту, он шел из спрятанного в стене



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.