read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



бомбы... Так кому из них, спрашивается, НЕ повезло на экзаменах?..
Но он решил, что эта материя слишком скользкая да и подробного
разбора, пожалуй, не заслуживает.
Абастуманскую историю, когда он тащил и вытащил из пропасти Сережку
Орловского, не стал он подробно описывать, во-первых потому, что - опять
пропасть, горы, лопающиеся тросы - сколько можно? А во-вторых, эту
ситуацию было сложно описать чисто технически: где кто висел, кто за что
цеплялся, как Сережка лез вверх, а Станислава (Иосифа, конечно, Иосифа, а
не Станислава!) при этом сносило по отлогому каменному карнизу вниз... А,
да бог с ним со всем. Вылезли кое-как, и ладненько. Могли бы и не вылезти
- оба, или кто-то один. Правда, высота была все же, пожалуй, не
смертельная - метров пятнадцать, да и падать пришлось бы на крутой откос,
а не вертикально, и на каменную осыпь, а не на валуны...
И не сумел он все-таки заставить себя подробно описать, как тонули
они в Ладоге в марте пятьдесят второго. Было стыдно вспоминать это, и все
время тянуло как-то облагородить ситуацию, в которой ничего благородного
не усматривалось... Не помогало даже то обстоятельство, что все это должно
было произойти с неким неведомым Иосифом, а не с ним, Стасом
Красногоровым.
А между тем история эта была поучительная в высшей степени. И даже
сыграла в некотором роде свою положительную роль (как любил говаривать по
разным поводам Сеня Мирлин). Когда с Виконтом случился первый его
квазиинфаркт, они были одни в квартире, дед-бабка были в отъезде, а
Станислав прибежал к Виконту, услыхав по радио насчет ареста Берии. Они
жадно слушали "голоса", хихикали, делали друг другу многозначительные
гримасы ("Это ж надо же! Ну кто бы мог подумать? Английский шпион!..."),
Виконт раскопал где-то старую газету времен смерти Сталина, и они
рассматривали Берию на трибуне мавзолея и говорили друг другу: "Ну видно
же! Без всякого пенсне видно, что шпион..."
Виконт показался Станиславу бледнее обычного, а может быть, это
только теперь, задним числом, вспоминалось - ну чего ради стал бы он
разглядывать цвет лица Виконта, да еще при таких обстоятельствах. Они
выпили кофе со сливовым вареньем (фирменный напиток дома), и вдруг Виконт
стал мучнисто белым, вернее серым, как второсортные макароны, все веснушки
его проявились разом, и стали видны многочисленные черные на лице
пороховые точки, навсегда оставшиеся после давнего взрыва детонатора. "Что
это с тобой?" - спросил Станислав, не столько даже с опаской, сколько с
удивлением, но Виконт на эту тему говорить не собирался, - он только
огрызался, хотя видно было, что ему становится все хуже и хуже. Речь его
сделалась протяжной, как у пьяного, движения - неуверенны. И вдруг он как
большая кукла повалился с кровати на пол - головой вперед.
Даже вспоминать об этом - всего передергивает. Ведь это было впервые!
И ни с того, ни с сего. И нипочему. Побелел, повалился, и лежал ничком
совершенно неподвижный, подломив под себя руки, и тело у него стало
влажное и холодное, и даже, вроде бы, окоченение появилось...
Станислав сначала бросился делать ему массаж сердца, потом - кинулся
в прихожую, к телефону, вызвал "скорую", распахнул входную дверь настежь и
снова вернулся к остывающему уже, абсолютно неподвижному и бездыханному
телу... к покойнику... к трупу...
Искусственное дыхание... массаж сердца... дыхание "рот в рот". Вот
тут у него и заело. Белое, мокрое, холодное лицо... Абсолютно чужое,
постороннее, незнакомое... и пена на губах, а первое, что надо сделать -
открыть рот и вытащить язык, чтобы не западал...
Приступ неуправляемого отвращения охватил вдруг его... Не могу,
заметалось в голове, не буду, нет... И вот тут он и вспомнил, как лежал он
тогда на льдине, только что выбравшись, чудом выкарабкавшись из ледяной
жадно хлюпающей каши, не чувствуя тела, вообще ничего не чувствуя, но
слыша, как там, сзади, в черном убивающем месиве бьется и хрипит из
последних сил Леночка Прасковникова... дура, бездарная, некрасивая, ни на
что не годная, никому на свете не нужная... а ведь надо опять бросаться в
ледяную кашу, плыть, захлебываясь, коченея, уходя в ледяную топь с
головой... умирать, но плыть... вытаскивать эту проклятую идиотку, будь
она проклята... Он знал, что обязан это сделать, и понимал, что он этого
НЕ СДЕЛАЕТ, потому что ХОЧЕТ ЖИТЬ ДАЛЬШЕ, потому что выкарабкался он
чудом, второго чуда ему не будет, и теперь он намерен жить, жить дальше и
всегда... И тут кто-то, всевидящий и милосердный, выключил ему сознание.
Но оставил память... Леночка утонула. Он пережил это. (Все они тогда
пережили это). Он и смерть Виконта переживет, не так ли? А почему бы и
нет? В конце концов, что такое этот Виконт? Да это и не Виконт уже, это
мокрый, коченеющий, остывший кусок мяса. И все. И боле - ничего... Какого
хрена, пусть доктора разбираются, им за это деньги плотят...
Отвращение к себе пересилило отвращение к предстоящему - он разжал
Виконту челюсти, вытащил слюнявый, весь в пене, язык и стал делать дыхание
"рот в рот"... Когда прибыла "скорая", Виконт уже дышал, а Станислав без
единой мысли в голове сидел рядом и держал его за скользкую от пота
руку...

Труднее всего оказалось вырулить в финал. Уже все было ясно: в какой
последовательности гнать эпизоды; откуда взялась Марья; как осеняет
постепенно Иосифа, как осознает он свое особенное положение, как начинает
искать Предназначение, перебирает варианты, ничего не может выбрать... И
вдруг Марья говорит ему, что беременна. Сначала он просто шокирован: как
так? Столько предосторожностей, столько самоограничения, столько неудобств
и - все зря?.. Но Марию смущает вовсе не это. Она не сразу, но все-таки
решается сказать ему, что тут вообще концы с концами не сходятся, не
получаются сроки, ведь он последние два с половиной месяца сидел в горах,
так что у них вообще ничего не было и быть не могло...

Сеня Мирлин гы-гыкал, хакал и взрыкивал в приступе критического
сарказма. Ну-ну-ну, приговаривал он со смаком. Да-а, да-а, соглашался он с
невыносимо сальным удовольствием. Еще бы! А как же! Что первое приходит
морячку, вернувшемуся из трехлетнего плавания, при виде родной жены с
годовалым ребеночком? Ну, разумеется, он в восторге! Он же сразу понимает,
что это - редчайший случай самопроизвольного зачатия! Партеногенез!
Авдотья моя, ты у меня научно-медицинский уникум, спасибо тебе за это,
роднуля, бля!..
Станислав, сдерживаясь, холодно объяснил ему, что стандартные реакции
не могут быть предметом литературы, все эти страсти по пустякам, все эти
бытовые истерики, высосанные из пальца... "Возвращается муж из
командировки, а у него под кроватью..." Анекдоты меня не интересуют,
объявил он высокомерно.
А сам написал, между тем, именно анекдот! - гаркнул Сеня, тут же
налившись кровью. И кстати, страсти по пустякам - это и есть черный хлеб
великой литературы. В литературе, между прочим, известны случаи, когда
из-за какого-то сопливого платочка людей убивали. А у тебя же получился
сущий анекдот: он - Иосиф, она - Мария, а, значит, ребенок у них -
обязательно от Святаго Духа! Неужели ты сам не ощущаешь, что это -
чистейший анекдот, причем - неприличный?..
Станислав взбесился. Он, разумеется, чувствовал, что получилось у
него не то и не так, как задумывалось, но при этом же он чувствовал, что
прав все-таки он, а не этот циник с лошадиными зубами. Как объяснить ему,
что у Марии - глаза ребенка, лицо ребенка, душа ребенка, Мария не умеет
лгать, - точно так же, как ты, мордатый, не умеешь красть, при всех своих
прочих недостатках?.. У меня же Иосиф сначала, как и ты, как я, как все,
норовит сорваться в пошлость, но у него перед глазами, не твоя лошадиная
морда с зубами, а ее лицо, ее испуг, ее любовь... Грязной скотиной надо
быть, сальной и поганой, чтобы в этой ситуации поверить в грязное...
Сеня слушал его, оскалив желтые свои могучие зубья, словно собирался
сорвать колпачок с очередной пивной бутылки, потом сказал непонятно:
- Ну да, ну да... "Отелло не ревнив, он доверчив"... - и вдруг
заорал: - Так ты все это мне и напиши! Ты же ничего этого не написал, ты
же мне здесь анекдот изложил и больше ничего... Говоришь лучше, чем
пишешь, а потом сам же и раздражаешься! Демосфен, пальцем деланный!..
Гомер очкастый, доморощенный...

Ничего переделывать Станислав не стал. Просто - не сумел. Перечитал,
вычеркнул несколько лишних эпитетов, убрал совсем эпизод с дракой в поезде
и рассуждение о том, что такое Иосиф - библейский Иосиф - в судьбе Марии и
Христа, зачем он нужен и почему появился в предании. Все остальное
оставил, как было. "Пусть клевещут..."
Пересилил мучительный страх, дал прочитать Лариске, - но чтобы тут
же, при нем. Она читала, а он садил сигарету за сигаретой и украдкой,
искоса, за нею наблюдал. Она поразительно была похожа на его Марию.
Господи, думал он панически. Хоть бы ей понравилось. Хоть немножко. Ну,
пожалуйста!.. Он и сам не понимал до сих пор, оказывается, как это все
важно для него - словно судьба его сейчас должна была решиться... Она
перевернула последнюю страницу, посмотрела на него влажными глазами, потом
встала, подошла, прижалась губами, и он ощутил приступ первобытного
счастья - это было как удушье, как сладкий обморок, и он заплакал, умирая
от стыда и облегчения.
Потом наступил черед Виконта. Этот - категорически отказался читать в
присутствии автора, брюзжа и раздражаясь, забрал рукопись к себе домой, и
Станислав до четырех утра, как полный идиот, ждал его звонка. Черта с два.
Не на таковского напал...
Он позвонил вечером следующего дня, пригласил к себе, выставил
настоящего "наполеона" в бутылке неземной красоты, разлил в дедовские
бокалы, поднял свой и, глядя поверх хрусталя, сказал: "Ты победил, мой



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.