read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



там за забором, то ничего особенного-обыкновенная старая загородка.
Низкие гнилые столбы, перекладины, а к ним приколочены железные
полосы с круглыми отверстиями-отходы какой-то мастерской или завода.
И все же это была граница между обыкновенным миром и чем-то
неведомым.
Журка опять вздохнул длинным дрожащим вздохом и, пригибаясь,
пошел вдоль забора. И почти сразу нашел место, где несколько полос
были оторваны и отогнуты. За лазейкой темнела сплошная чаща кустов и
травы.
- Раз, два, три,- беззвучным шепотом сказал себе Журка, и ноги у
него ослабели. Тогда он снова жалобно и сердито сказал:
- Раз, два, три...- и через дыру в заборе сразу всем телом
свалился в заросли.
Посидел среди веток. Прислушался. Отдышался. Шевельнулся
наконец. Сердитая кладбищенская крапива куснула его сквозь тонкие
трикотажные штаны. Но это лишь обрадовало Журку: если крапива
жалится так пообыкновенному, как на простом дворе, то и остальное
должно быть здесь обыкновенным. Нестрашным... Не очень
страшным...очень страшным...
Журка медленно выпрямился. Сердце попрыгало и настроилось на
более ровный ритм.
Под старыми деревьями кладбища было гораздо темнее, чем на
улице, но белесый свет пробивался и сюда. А может быть, это
назревало уже раннее июньское утро? Кусты, оградки и памятники
смутно различались в полумраке. Страшными они не казались. Журка
прислушался к тишине каждой клеточкой натянутых нервов и вдруг ясно
ощутил, что кругом очень пусто. Нет никого. И, значит, нет опасности.
На недалекой насыпи ободряюще простучал поезд.
Журка вышел из кустов и, цепляясь штанами за колючую траву и
ржавые прутья решеток, стал пробираться среди холмиков. Он уже не
боялся. Ну, разве что самую капельку. Наверно, все запасы страха в
его организме уже израсходовались накануне, и теперь бояться было
нечем. Вместо боязни Журка чувствовал сердитую досаду на колючки.
Наконец он даже опечалился: если страха нет, значит,, нечего и
преодолевать. И тогда велика ли заслуга, что он пройдет через
кладбище? Но тут же успокоил себя: "Главное, что все-таки пройду. Я
же не виноват, что перестал бояться..."
Крепко ободрав штаны и рукава, он выбрался на широкую дорожку и
зашагал по ней торопливо, но без боязни (правда, по сторонам
старался не смотреть). Затем опять полез через кусты-чтобы сократить
свой путь до забора, который тянулся вдоль насыпи. Насыпь была
совсем недалеко. Опять прогремел поезд. И - сквозь эхо этого
веселого грохота Журка не услышал, а скорее угадал стонущий жалобный
звук.
Журка замер. Каждая жилка в нем замерла, каждый самый крошечный
нерв. Эхо улеглось, поезд прогрохотал уже в дальних далях, а стон -
на этот раз ясный, настоящий-прозвучал опять.
Напрасно Журка думал, что весь его страх кончился. Оказывается,
полчища этого страха сидели в засаде, и теперь они кинулись на
Журку, навалились, затоптали, как конница. Журка упал лицом в ломкие
колючие стебли.
"Не надо! Не надо!-отчаянно думал он.- Ну, пожалуйста, не
надо..." Но протяжный и тихий, надрывающий душу звук опять донесся
из-за ближайших кустов.
Значит, непонятное и жуткое все же существует. И вот оно
настигло Журку, который осмелился не поверить в ночные тайны,
позабыть о страхе...
"Я сейчас, сейчас...-торопливо сказал себе Журка.- Сейчас до
забора, а там уже не страшно... "
Там насыпь, поезда с их бодрой грохочущей жизнью, простор,
огоньки. Там все привычное, свое. Только собрать силы и сделать
бросок...
Стон опять прошел над кустами. Это был живой стон. Жалоба
измученного человека или зверя. И под пластами страха, под
отчаянными мыслями о бегстве у Журки пробилась слабенькая мысль:
"А все-таки что там? Или кто там? Ведь ни стонущих мертвецов, ни
привидений все-таки не бывает. Значит, кто-то живой".
"Кто?"
"А если кого-то ранили и ограбили бандиты? Или собака попала в
капкан (говорят, какието злодеи ловят собак и шьют из их шкур шубы и
рукавицы). Или заблудился и застрял в ржавых решетках теленок?"
Журка поднял голову. Рассвет уже набрал силу, но деревья и
кресты виднелись еще сортно. Из-за них опять долетел стон.
"Не пойду,-подумал Журка.-Ни за что! Я и так выполнил клятву, я
прошел кладбище".
"Не прошел, а пробежал, как заяц. И опять струсил" .
"Ну и пусть. Я больше не могу!"
"А что скажешь Ромке?"
"Но я же... я просто помру, если пойду..."
"Ну и помирай, скотина, трус несчастный! Иди и помирай!"
Журка всхлипнул, встал на четвереньки и начал пробираться на
стоны... Страх слегка отступил перед его отчаянной решимостью. Журка
поднялся на ноги. Стон-медленный, бессильный, с каким-то
писком - раздался совсем недалеко. И Журка понял, что рядом мучится
маленькое живое существо.
"Марш! " -приказал он себе. И выбрался на открытое место. Здесь
было уже довольно светло. Журка увидел косо торчащий крест и
услышал, что стон идет от него. На кресте чернела фигурка, похожая
на маленького растопыренного человечка. Журка сделал короткий вдох
и, обрывая веревки страха, прыгнул к этому кресту.
На кресте был растянут шнурками кот. Он время от времени дергал
головой и стонал.
- Сволочи! - со злым облегчением и рванувшимися слезами сказал
Журка. Он не удивился. Онслышал раньше, что есть такие гады среди
шпаны, которые издеваются над кошками, голубями и собаками. Вот,
значит, что придумали, проклятые!не удивился. Он слышал раньше, что
есть такие гады среди шпаны, которые издеваются над кошками,
голубями и собаками. Вот, значит, что придумали, проклятые!
О страхе Журка забыл. Торопливо отыскал среди могил треснувшую
бутылку, грохнул ее о каменный памятник, осколком резанул по
шнуркам. Не сумел удержать кота, и он шмякнулся в траву. Попытался
приподняться и опять застонал.
- Сейчас, сейчас, котик,- всхлипывая, сказал Журка, сорвал с
себя через голову майку, закутал в нее кота, поднял и, царапая голые
локти, напрямик, через шиповник и боярышник, рванулся к забору...
...Дома Журке пришлось рассказать о своих приключениях. Маме.
Все-все. Даже о том, почему его понесло ночью на кладбище. Мама
Журку не ругала. Только побледнела, несколько раз охнула, очень
крепко взяла его за руки и попросила больше таких испытаний
характера не устраивать. Журка охотно обещал. Папа, когда услыхал от
мамы эту историю, помотал головой, хмыкнул и сказал:
- Во герой... Даже не верится.- И стал вспоминать, как в детстве
лазил с мальчишками в подвал старого монастыря. Тоже ночью. И тоже
было страшно. А Журка подумал: "Это ведь с мальчишками все-таки..."
Кот выжил. Сутки лежал на подстилке, ничего не ел и постанывал,
потом начал подниматься, лакать молоко. И наконец окреп, сделался
обыкновенным здоровым котом. Почему его назвали Федотом, никто не
мог объяснить. Как-то само собой получилось - Федот, вот и все.
Характер у Федота оказался спокойный, немного ленивый и
добродушный. Играл он с Журкой неохотно, зато сидеть у него на
коленях и мурлыкать очень любил. Был у него только один недостаток:
иногда он уходил гулять и пропадал суток по трое. Но тут уж ничего
не поделаешь, такова кошачья натура. После гулянья Федот возвращался
поцарапанный, грязный, и мама с Журкой мыли его в тазу. Федот не
возражал, только прижимал уши и жмурился, чтобы мыло не щипало его
зеленые глаза.
Когда переезжали, никому, даже папе, в голову не пришло оставить
Федота, отдать кому-нибудь, чтобы не было в пути лишних забот. Он
поехал в поезде со специальным билетом.
На новом месте Федот освоился очень быстро. Научился вылезать в
форточку и греться на широком кирпичном карнизе. Судя по всему, эта
квартира ему нравилась...
- Иди сюда, Федотушка,- сказал Журка. Федот охотно протопал по
Журке и устроился у него на груди. Благодарно заурчал, когда Журка
почесал ему за ухом. Журка устало вытянулся под одеялом и решил, что
пора засыпать. Напоследок он посмотрел в ночное окно.
Окно было открыто. Журка лежал к нему ногами и видел в сумраке
комнаты четкий синий прямоугольник с развилкой тополя, похожей на
два великанских растопыренных пальца или на громадную рогатку.
Тополь рос метрах в трех от окна, и нижняя часть развилки находилась
как раз на уровне подоконника. Если отыскать подходящую доску (и
дождаться, когда уйдет куда-нибудь мама), можно попытаться сделать
трап, чтобы пробираться из окна прямо на дерево...
Кажется, Журка начал дремать, потому что увидел себя со
стороны-как он залез на тополь: от левого "пальца" развилки
отделился человек...
Журка заморгал, прогоняя дремоту. Но от этого морганья человек
не исчез. Наоборот, он будто увеличился. Его фигура отчетливо
рисовалась внутри громадной "рогатки". Словно кто-то тушью на
темно-синей, бумаге вывел силуэт высокого тощего черта.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.