read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



неизвестные люди ехали на телегах.
-- Где тут заводы подводные лодки делают?-- спросил Пухов
гармониста-мастерового.
-- А ты кто такой?-- поглядел на него мастеровой и спустил
воздух из музыки.
-- Охотник из Беловежской пущи!-- нечаянно заявил Пухов,
вспомнив какое-то старинное чтение.
-- Знаю!-- сказал мастеровой и заиграл унылую, но нахальную
песню.-- Вали прямо, потом вкось, выйдешь на буераки, свернешь
на кузницу -- там и спроси французский завод!
-- Ладно! Дальше я без тебя знаю!-- поблагодарил Пухов и
побрел без всякого усердия.
Шел он часа три, на город не смотрел и чувствовал свою
усталую, сырую кровь.
Какие-то люди ездили и ходили,-- вероятно, по важному
революционному делу. Пухов не сосредоточивался на них, а шел
молча, изредка соображая, что Шариков -- это сволочь: заставил
трудиться по ненужному делу.
Около конторы французского завода Пухов остановил какого-то
механика, евшего на ходу белую булку.
-- Вот -- видишь!-- подал ему Пухов мандат Шарикова.
Тот взял документ и вник в него. Читал он его долго,
вдумчиво и ни слова не говоря. Пухов начал зябнуть, трепеща на
воздухе оскуделым телом. А механик все читал и читал -- не то
он был неграмотный, не то очень интересующийся человек.
На заводе, за высоким старым забором, стояло заунывное
молчание -- там жило давно остывшее железо, съедаемое ленивой
ржавчиной.
День скрывался в серой ветреной ночи. Город мерцал редкими
огнями, мешавшимися со звездами на высоком берегу. Густой ветер
шумела как вода, и Пухов почувствовал себя безродным,
заблудившимся человеком.
Механик или тот, кто он был, прочитал весь мандат и даже
осмотрел его с тыльной стороны, но там была голая чистота.
-- Ну, как?-- спросил Пухов и поглядел на небо.-- Когда
цеха управятся с заказом?
Механик помазал языком мандат и приложил его к забору, а
сам пошел вдоль местоположения завода к себе на квартиру.
Пухов посмотрел на бумажку на заборе и, чтобы не сорвал ее
ветер, надел на шляпку высунувшегося гвоздя.
Обратно на вокзал Пухов дошел скоро. Ночной ветер и
какая-то дождливая мелюзга доконали его самочувствие, и он
обрадовался дыму паровоза, как домашнему очагу, а вокзальный
зал показался ему милой родиной.
В полночь тронулся поездной состав неизвестного маршрута и
назначения.
Осенний холодный дождь порол землю, и страшно было за пути
сообщения.
-- Куда он едет?-- спросил Пухов людей, когда уже влез в
вагон.
-- А мы знаем -- куда?-- сомнительно произнес кроткий голос
невидного человека.-- Едет, и мы с ним.
5
Всю ночь шел поезд,-- гремя, мучаясь и напуская кошмары в
костяные головы забывшихся людей.
На глухих стоянках ветер шевелил железо на крыше вагона, и
Пухов думал о тоскливой жизни этого ветра и жалел его. Он
соображал еще о мельницах-ветрянках, о пустых деревенских
сараях, где сейчас сквозит буря, и об общей беспризорности
огромной порожней земли.
Поезд трогался куда-то дальше. От его хода Пухов
успокаивался и засыпал, ощущая теплоту в ровно работающем
сердце.
Паровоз подолгу гудел на полном ходу, пугая темноту и прося
о безопасности. Выпущенный звук долго метался по равнинам,
водоразделам и ущельям и ломался оврагами на другой страшный
голос.
-- Пухов!-- тихо и гулко послышалось Пухову во сне.
Он сразу проснулся и сказал:
-- А?
Весь вагон сопел в глубоком сне, а под полом бушевали
колеса на большой скорости.
-- Ты чего?-- вновь спросил Пухов тихим голосом, но знал,
что нет никого.
Давно забытое горе невнятно забормотало в его сердце и в
сознании -- и, прижукнувшись, Пухов застонал, стараясь поскорее
утихнуть и забыться, потому что не было надежды ни на чье
участие. Так он томился долгие часы и не интересовался
несущимся мимо вагона пространством. Разжигая в себе отчаяние,
он устал и пришел к своему утешению во сне.
Спал Пухов долго -- до полного разгара дня. Солнце
подсушило осенние кочки и сияло горящим золотом, ровной
радостью и звенело высоким напряженным тоном.
По полю изредка и вразброд стояли худые смирные деревья.
Они рассеянно помахивали ветками, бесстыдно оголенные перед
смертью,-- чтобы зря не пропадала их одежда.
В эти последние дни перед снегом вся живая зелень
поверхности земли была поставлена под расстрел холода,
заморозков и длинной ночной тьмы. Но -- предварительно --
скупая природа раздевала растения и разносила ветрами
замерзшие, полуживые семена.
Листья утрамбовывались дождями в почву и прели там для
удобрения, туда же укладывались для сохранности семена. Так
жизнь скупо и прочно заготовляет впрок. От таких событий у
очевидца Пухова слюни на губах показывались, что означало
удовольствие.
Ездоки поездного состава неизвестного назначения проснулись
на заре -- от холода и потому, что прекратились сновидения.
Пухов против всех опоздал и вскочил тогда, когда начала
стрелять отлежанная нога.
Так как еды у него не было, то он закурил и уставился в
пустую позднюю природу. Там ликовал прохладный свет низкого
солнца и беззащитно трепетали придорожные кусты от плотного
восточного утренника. Но дали на резком горизонте были чисты,
прозрачны и привлекательны. Хотелось соскочить с поезда,
прощупать ногами землю и полежать на ее верном теле.
Пухов удовлетворился своим созерцанием и крепко выразился
обо всем:
-- Гуманно!
-- Сосна пошла!-- сказал какой-то сведущий старичок, не
евший три дня.-- Должно, грунт тут песчаный!
-- А какая это губерния?-- спросил у него Пухов.
-- А кто ж ее знает -- какая! Так, какая-нибудь,-- ответил
равнодушно старичок.
-- А тогда куда ж ты едешь?-- рассерчал на него Пухов.
-- В одно место с тобой!-- сказал старичок.-- Вместе
вчерась сели -- вместе и доедем.
-- А ты не обознался -- ты погляди на меня!-- обратил на
себя внимание Пухов.
-- Зачем обознаться? Ты тут один рябой -- у других кожа
гладкая!-- разъяснил старичок и стал расчесывать какую-то зуду
на пояснице.
-- А ты лаковый, что ль?-- обиделся Пухов.
-- Я не лаковый, мое лицо нормальное!-- определил себя
старичок и для поощрения погладил бурую щетину на своих щеках.
Пухов пристально оглядел старика в целом и плюнул рикошетом
наружу, не обращая на него дальнейшего внимания.
Вдруг загремел мост,-- и в вагон потянуло свежей проточной
водой.
-- Что это за река, ты не знаешь, как называется?-- спросил
Пухов одного черного мужика, похожего на колдуна.
-- Нам неизвестно,-- ответил мужик.-- Как-нибудь
называется!
Пухов вздохнул от голодного горя и после заметил, что это
-- родина. Речка называется Сухой Шошей, а деревня в сухой
балке -- Ясной Мечою; там жили староверы, под названием
яйценосцы. От родины сразу понесло дымным запахом хлеба и
нежной вонью остывающих трав.
Пухов погустел голосом и объявил от сердечной доброты:
-- Это город Похаринск! Вон агрономический институт и
кирпичный завод! За ночь мы верст четыреста угомонили!
-- А тут -- не знаешь, товарищ,-- меняют аль нет?-- спросил
чуть дышавший старичок, хотя у него не было чего менять.
-- Здесь, отец, не променяешь -- у рабочих скулья жевать
разучились! А рабочих тут пропасть!-- сообщил Пухов и стал
подтягивать ремешок на животе, как бы увязывая себя за
отсутствием багажа.
Старый серый вокзал стоял таким же, как и в детстве Пухова,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [ 12 ] 13 14 15 16 17 18 19
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.