read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



пустом месте. Но для того чтобы развернуть ее, нужны были люди, а новые
сотрудники никогда не занимались антимикробными веществами, и обучить их
казалось делом нелегким. Один из них, Петр Петрович Зубков, был
паразитологом, всю жизнь бродившим где-то в пустынях Средней Азии и
интересовавшимся древней архитектурой Самарканда куда больше, чем своей
наукой. Другой - обыкновенный санитарный врач, заботившийся доселе лишь о
чистоте московских дворов. Зато нашелся - это было важно - хороший
хозяйственник, тот самый энергичный, усатый, воинственный Кочергин, которого
Крамов в свое время без всякой причины уволил из института.
В начале марта Никольский, которому минуло 83 года и который уже давно
не то что "ушел на покой" (он не любил этого выражения), но почти не
работал, явился в институт, сказал: "Ну-ка, покажите, что у вас тут есть?" -
и проворно облазил все наше хозяйство.
- Хороши разбойнички, - с довольным видом сказал он, увидев редкий
прибор, который по необъяснимой причине остался после эвакуации в
Мечниковском институте. - Стащили?
- Николай Львович, такую вещь бросить! Это уже только перед концом
света.
Он помолчал.
- Штат укомплектовали?
- Какое! Ведь мы сейчас вообще без определенного штата работаем,
Николай Львович. На хозрасчете. Людей можно было бы сколько угодно взять. Да
где их найдешь? Вот нам, например, фармаколог нужен - просто до зарезу!
Дед снял очки, подышал на них и стал долго протирать большим носовым
платком.
- А микробиолог не нужен?
- Вы говорите о Караеве?
- При чем тут Караев? - сердито наморщив большой мясистый нос, спросил
Николай Львович. - Караев еще человек молодой, а я вам хочу предложить
работника со стажем.
Караеву было лет шестьдесят, так что нетрудно было, кажется,
догадаться, кого имеет в виду дед, предлагая мне "работника со стажем". Но я
все еще не понимала.
- Пожалуйста, Николай Львович, - сказала я с глупым, любезным
выражением. - Кого бы вы ни рекомендовали - найдем работу. Вот сейчас мы,
например, раневой фаг налаживаем. Может быть, в эту лабораторию? Или...
Дед сурово засопел.
- Вам бы этого... немного отдохнуть, Татьяна Петровна, - сказал он. - А
то вот тоже на днях зашла к нам молочница, а моя старуха берет у нее молоко
и платит, я вижу, десять копеек. И говорит: "Это тебе за две кружки, а на
три копейки ты нам в другой раз картофеля принесешь, ну там еще морковочки
да капустки". Вдруг назад отъехала лет этак на сорок. Теперь я для нее
путевку хлопочу. Отдохнуть надо. Так вот, может быть, и вам бы...
- Николай Львович, - я вскочила и поцеловала его. - Вы хотите работать
у нас?
- А что же, мне в такое время сложа руки сидеть? - сердито сказал дед.
- Дадите дело - возьму. А на нет и суда нет. Пойду восвояси.
К сожалению, дед успел побывать у нас только несколько раз. Узнав, что
он хочет работать, нарком уговорил его взять на себя руководство одним из
вернувшихся в Москву институтов.
В апреле 1942 года мы получили план и выполнили его с превышением.
Препарат мы научились готовить в сухом виде, что дало возможность
перебрасывать его воздушным путем на любые расстояния. Потом (благо в нашем
распоряжении было все здание на Ленинградском шоссе) мы организовали еще
одну лабораторию - по раневому фагу...
Нужно было поставить производство, которое было одним из тысяч больших
и маленьких производств, связанных с войной, и вокруг лаборатории,
затерянной в пустом, холодном здании эвакуированного института, стали
собираться люди - техника и люди.
Зимой сорок первого года многие москвичи оставались ночевать на работе
- одни были на казарменном положении, другим не хотелось возвращаться в
опустевшие, без жены и детей, заброшенные квартиры. Оставался, когда я была
в отъезде, и Андрей. Но с тех пор как я вернулась в Москву, решено было
непременно ночевать дома, хотя дома было холодно и темно и приходилось
возиться с "буржуйкой", а на работе - сравнительно тепло и старинная
лампа-молния, которую откуда-то достал Кочергин, горела по уговору до
полуночи...
В марте после оттепели ударил мороз - очевидно, зима, как и полагается
военной зиме, отступила стратегически, чтобы с новыми силами перейти в
наступление.
Погода стояла солнечная, с крепким, скрипящим под ногами снегом - и
вдруг капель начинала стучать по корочкам льда, намерзшим под водосточными
трубами.
В эту ночь, пасхальную, пятого апреля, разрешено было ходить без
пропусков, и мы с Андреем, встретившись у моего института, прошли пешком до
Серебряного переулка. Пусто было на улицах, снежные сугробы лежали
нетронутые, как в поле, и холодно было смотреть на их овальные тени.
Накануне я узнала о смерти Оли Тропининой от голода в Ленинграде, и
страшные вести, которые до сих пор были все-таки только вестями, впервые
предстали передо мной во всем их бессмысленном, бесчеловечном значении.
Мы почти не виделись со студенческих лет, но следили друг за другом и
как-то гордились теми особенными, милыми, хотя и сдержанными, отношениями,
которых у меня никогда не было ни с кем, кроме Оли. И эта прекрасная, умная
женщина умерла, потому что отдавала свой хлеб старику отцу, который пережил
ее несколькими часами.
Весна 1942 года, - пожалуй, это было самое трудное время. В марте
почему-то ничего не выдавали по февральским талонам, в коммерческих столовых
стало пусто, хоть покати шаром, за хлеб на рынке спекулянты просили по 100
рублей за килограмм, и наше хозяйство, и без того не очень-то прочное,
окончательно развалилось. Вероятно, оно все равно развалилось бы, потому что
я давным-давно отвыкла от хозяйства и теперь, во время войны, никак не могла
заставить себя думать о том, что приготовить к ужину или к обеду. Впрочем,
обед и ужин происходили обычно в один и тот же очень поздний час, когда,
возвращаясь с работы, мы с Андреем вынимали из портфеля небогатый паек,
состоявший иногда из селедки и куска пшенной каши.
...Все было под рукой в этой комнате: белье, книги, посудный шкафчик,
который, разумеется, не шел в сравнение с новым буфетом, стоявшим в будущей,
когда кончится война, столовой. Обеденный стол, в зависимости от
обстоятельств, превращался то в письменный, то в кровать, когда оставался
ночевать кто-нибудь из друзей, приезжавших с фронта. Это было настоящее -
тесная, заваленная вещами, книгами, газетами комнатка, в которой соединилось
все необходимое для двух очень занятых людей, редко бывавших дома. А те
большие, светлые, просторные комнаты, в которых мы так и не успели пожить, -
будущее. Случалось, что я заглядывала в это "будущее" и с грустью убеждалась
в том, что матовые стены выглядят уже не так красиво, как прежде, на потолке
здесь и там появились трещины, белила пожухли. Бывали солнечные, веселые
дни, когда казалось, что от настоящего до будущего только шаг - распахнуть
дверь и вбежать навстречу яркому зимнему солнцу! Но трудно, ох как трудно
сделать этот шаг! Далеко было до светлого, прекрасного, просторного
будущего. Ох, как далеко!


В СТАЛИНГРАД
Нарком предлагает на выбор два самолета, и я выбираю более поздний - в
шесть тридцать утра. Плохо только одно: Андрей на заседании, и туда, где
происходит это заседание, нельзя позвонить. Ну что ж, придется оставить
записку: "Михаил Алексеевич расскажет тебе, в чем дело. Вылет с Центрального
аэропорта, шесть тридцать. Если успеешь - приезжай. Хлебные карточки - в
столе. Каша - в газете под подушкой. Обнимаю тебя". Записку - условлено - я
прикалываю к абажуру настольной лампы, ключ - тоже условлено - оставляю
соседям. Смена белья, полотенце, мыло, зубная щетка, пачка печенья. Кажется,
все. Нарком сказал, что он ждет меня дней через десять. Самолет специальным
приказом прикомандирован ко мне.
Спускаюсь по лестнице. Темно, хоть глаз выколи! За углом водитель,
приоткрыв дверцу, окликает меня.
Сегодня дежурит Коломнин - вот что удачно! Нужно поговорить, на время
командировки он заменит меня.
...Коломнин горбится, на узкие плечи накинуто старенькое пальто, грудь
впалая, худое лицо в морщинах. Мы работаем не спеша: времени вдруг оказалось
много. Из лабораторного оборудования - самое необходимое. Из медикаментов -
набор проверенных противохолерных сывороток. Среди пленных, взятых под
Сталинградом, отмечены случаи холеры.
- Татьяна Петровна, возьмите с собой раневой фаг. Когда еще
представится случай испытать его в боевой обстановке!
Я смотрю в его умные, терпеливые глаза много видевшего, много думавшего
человека. Наши опыты над лечебными свойствами зеленой плесени были прерваны.
В атмосфере всеобщего напряжения, недоверия, арестов не только трудно -
небезопасно было заниматься внеплановой работой, которая была объявлена (на
внутриинститутской дискуссии) "антинаучным бредом". Теперь раневой фаг -
наша главная надежда в борьбе против нагноения ран, заражения крови. Но
работа не кончена, количество добытого препарата ничтожно.
- Возьмите, Татьяна Петровна. Приготовим новый.
Легко сказать - приготовим новый! Но Коломнин настаивает, и я
соглашаюсь.
- Товарищам кланяйтесь.
- Непременно.
- Деду привет.
- Передам.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 [ 111 ] 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.