read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Да открой же свои глазоньки, да глянь, кто возле тебя! Так уж хотел
повидать сыночка перед смертью, да не повидал, а теперь сыночек рядом с
тобой, а ты и не взглянешь, и не увидишь. Разве так уж нагляделся на белый
свет, что не хочешь и глаз открыть? Да разве так уж наработался, что сложил
свои рученьки изгореванные? Да и разве так уж наговорился, что не скажешь и
слова своему сыночку?..
Карналь крепился.
Через Педанивскую балку, вечно заболоченную, машина проехать не могла.
Свернуть стороной, чтобы степью, не было уже времени. Дальше понесли гроб на
руках. Карналь взялся первым. Его осторожно отстранили:
- Нельзя тебе, Петрику. Обычай не велит.
Он крепился и дальше.
Солнце уже было на закате. Задержалось как будто для того, чтобы
напоследок посветить людям в их скорбном деле. Печальная процессия выбралась
из Педанивской балки на плоскую просторную гору. С одной стороны Педанивская
балка, с другой - темное море приднепровских лесов, еще дальше - беспределье
вод, на далеком куцеволовском берегу вереница первых вечерних огней.
Красивое место выбрали озеряне для своего последнего отдыха. "I Днiпро, i
кручi..."* Могилу отцу выкопали возле обелиска славы. Под ним покоились те,
кто освобождал село в сорок третьем. "Рядовой Майоров и 96 воинов"...
Странное сочетание: Майоров, а рядовой. Погиб совсем молодым, как и его
девяносто шесть товарищей. Чтобы умирали тут только стариками. Ох, Майоров,
Майоров, как виноваты мы перед тобой на веки вечные!
______________
* Т.Шевченко. "Завещание".
Карналь крепился изо всех сил. И сверх сил.
Но когда опустили гроб на холмик свежевырытой земли, когда он невольно
заглянул в могилу и увидел, как она по-степному безмерно глубока, безнадежно
бездонна, упал возле мертвого отца на колени и заплакал тяжко, неумело, рвал
сердце себе и всем. Батьку мой, батьку, рыдаю над тобой в своем одиночестве,
без тебя, без тебя навсегда, навеки! Батьку!
Его тихо утешала мачеха, поднимала с колен Людмила, даже Юрий встал
рядом и бормотал:
- Петр Андреевич, Петр Андреевич, ну, прошу вас... ну, не надо... Петр
Андреевич, дорогой...
Нужно было держаться.
"О, серед нас було стiльки орлiв, що хитали небо, мов стрiху дiдiвських
осель, та й вони на материнських могилах безкрило ридали, склавши опаленi
крила на вiко труни..."
Карналь наконец стал распознавать лица. Увидел Алексея Кирилловича,
своего заместителя, молодого доктора наук Гальцева, надежду науки и надежду
его, Карналя, Мишка-лесника, его Шурку, Федора Левковича, секретаря райкома
Миколу Федоровича...
Солнце уже садилось за горизонт, но стало словно бы светлее - светилось
небо, светилось все вокруг, тишина наступила такая, точно улеглись все
ветры, исчезли все шорохи, вздохи, шепоты. Зинька открыла траурный митинг,
предоставила слово секретарю территориальной парторганизации Василю
Гнатовичу ("Ох, Василь Гнатович, Василь, Васюня, катались мы когда-то с
тобой босиком на льду на радостях, что Резерфорд расщепил атомное ядро, а
отцы наши все равно умирают и после того..."). Он говорил долго и с
неожиданной для Карналя страстью. Рассказал, как Андрий Карналь организовал
первый в их селе колхоз. Как еще в гражданскую прятал комбедовские документы
от банд. Как во время оккупации не покорился фашистам. Как всегда умел
работать. Как любил людей и как любили его люди. Один из самых старейших и
самых уважаемых. Основатель. Ветеран.
Говорил доктор наук Гальцев. Больше о нем, об академике Карнале.
Поведал, может, впервые этим людям, кем стал их земляк, сын этого простого
деревенского человека, на похороны которого сошлось все село.
Клялись у могилы Андрия Корниевича Карналя пионеры.
Карналь крепился. Даже тогда, когда в последний раз поцеловал
захолодевшее - все в неземном холоде - батьково чело и когда жестокие
молотки отозвались скорбным тупым стуком - забивали крышку гроба.
Опускали гроб на длинных рушниках, как велел давний обычай, по обычаю
каждый подходил к могиле, бросал пригоршню земли. Взял и Карналь пригоршню
сырой земли, нагнулся над ямой, а высыпать на батька не мог - не разжимались
сведенные судорогой пальцы. Земля сыпалась и сыпалась из людских рук, аж
звенела, жестокая, совсем не похожая на ту, на которой он родился, бегал
босиком в коротенькой рубашонке. Она билась о гроб, как об его сердце. Звук
тяжелый и мучительный. Начало забывания.
Эту землю, которая забирала у него отца, он мгновенно возненавидел.
"Альфа и омега, колыбель и мавзолей, земля, - из тебя пошел и в тебя
вернусь. Собственные планеты лепят жуки-скарабеи. Ах, суета... Из тебя пошел
и в тебя вернусь..." А та, давняя и вечная, стояла у него перед глазами в
молодой красе, единственная на свете, удивляла и чаровала. Ночи золотые от
ясных звезд; могучая растительность в широких плавнях; тысячелетние дубы на
Тахтайской горе, опаленные молниями, но вечные в своей твердости;
беспредельные разливы днепровских весенних вод и миллионошумный посвист
птичьих крыл над ними; вольготные ночи с таинственными звуками в их глубинах
и вековечными страхами; радостные рассветы, которые несут надежду; шелковое
дуновение ветра над солнечными полями; аромат отав осенью; зимы белые, как
лебединое крыло, - ни забыть этого, ни расстаться с ним.
Темнело быстро, угнетающе, невыносимо, но Карналь как бы просматривал
темноту насквозь, видел отчетливо, до боли в глазах, всех, кто подходил,
чтобы поддержать его, видел высокую пирамидку из венков на могиле отца,
сравнявшуюся высотой с обелиском рядового Майорова и его девяносто шести
товарищей. Горестные обелиски памяти.
Родные окружили Карналя. Людмила с Юрием, мачеха, дядя Дмитро и тетя
Галя, двоюродный брат Игорь, еще брат Женько, племянники, кажется, даже
внуки. Должен бы ты быть старым, Карналь, а чувствуешь себя безутешным в
горе мальчиком.
Подошел секретарь райкома партии Микола Федорович, обнял Карналя,
склонился ему на плечо. Дядя Дмитро пробормотал где-то в темноте:
- Коммунисты не плачут!
Ох, плачут, дядьку Дмитро, плачут! Ведь они - самые человечные из
людей!
Алексей Кириллович, невидимый и как бы неприсутствующий, прошептал, что
есть машина. Карналь нерешительно промолвил:
- Может, пешком?
Кто-то сказал, что можно и пешком, но лучше машинами. Уже ночь. А на
усадьбе ждут люди. Многие уже туда поехали. Помянуть деда Андрия. Как велит
обычай.
Юрий вместе с Людмилой тоже подошли, Юрий неожиданно прошептал:
- Простите, Петр Андреевич.
Карналь не понял:
- Что?
- Простите за все... Тут я понял столько, что и за всю жизнь бы не...
Простите...
Людмила громко заплакала, Карналь привлек к себе ее голову, запутался
пальцами в толстой шерстяной шали. Он опять крепился, должен был теперь
крепиться долго-долго.
- Садитесь в машины, - сказал всем. - Мы с Одаркой Харитоновной просим
вас...
В отцовском дворе за длинными столами уже сидело полколхоза. Еще
полколхоза на улице, у ворот, полно людей было в саду, во дворах Ковальских,
Слисаренко, Живодеров. Все хотели выпить последнюю чарку за деда Андрия,
сказать доброе слово.
Длиннющий стол в виноградной беседке, стол в хате. Сияние
электричества. Отец всегда водил сына по усадьбе, хвалился: "Тридцать шесть
электролампочек". Даже в курятнике имел электролампочку. Как американский
фермер. Мировой уровень.
Сияло электричество, густо зеленела лапчатая виноградная листва. В
хате, где стол накрыт был для родных, Карналь с ужасом увидел, что под
потолком, в окнах, всюду - тысячи мух. Ни выгнать, ни истребить, ни спастись
от этих вестниц смерти, серых, надоедливых, невыносимых.
- Давайте выйдем на люди, - сказал он и повел Одарку Харитоновну за тот
стол, что в беседке.
Старушка, всхлипывая, рассказывала, как умер батько. Мучился все лето с
ногой. Немного полежал, чего с ним не бывало никогда в жизни. "Как дед
Корний, - подумал Карналь. - Тот тоже никогда не хворал, прожил восемьдесят
шесть лет, в сорок третьем, когда внук Женько принес запал от гранаты, дед
выхватил у малыша опасную игрушку - и оторвало руку не Женьку, а деду. Деда
повезли в больницу за двенадцать километров, и единственное, что он сказал
врачу, пока тот обрабатывал рану, было: "Ох, iстоньки хочеться". А в
восемьдесят шесть неожиданно заболела у него нога, покраснела, стала жечь,
дед лежал на печи, стонал: "Ох, моя ноженька!" Через три дня умер. Гангрена.
А у батька, оказывается, тоже что-то с ногой".
Карналь должен был бы спросить мачеху о недуге отца, но не спрашивал,
ждал, пока она сама скажет. Тут лишнего не говорят.
- Полегчало, забыл, пошел снова в колхоз. На постоянную работу. В
амбар. Там на ногах целый день, а дома - тоже. Потом вздумал почистить
погреб. Все он казался ему неглубоким. Полез - никто и не видал. Да как
взялся бросать оттуда глину - целый самосвал, наверное. И тут стало ему
плохо. Запекло под сердцем, есть ничего не мог. Все вспоминал тебя, Петрик,
ждал. За ночь отпустило, повезли в Светлогорск, в больницу. Там уж и поел
немного, и ночь переспал. А утром пришел доктор. "Ну, как вам, дедушка?" А
он то ли слышал, то ли нет, говорит: "Подведите меня к окну. Может, сынок
едет..."
Карналь не видел ни новой Светлогорской больницы, ни молодого врача, ни
сестры, но представлял себе, как было в то утро, потому что знал своего



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 [ 112 ] 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.