read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Они присоединились к остальным, и Жюстина осталась одна со своей
госпожой.
Между тем и остальные участники не бездействовали, но более терпеливые,
чем братец Жернанда, испытывая не столь острую потребность растрачивать
энергию, они все еще находились в стадии предварительных упражнений, когда
вернулись Верней и Доротея. Д'Эстерваль, Брессак и Жернанд находились в
апартаментах мадам де Верней. Злодеи раздели бедную женщину, не дав ей
отдохнуть после поездки. Жестокий Жернанд убеждал свою свояченицу в том, что
ей совершенно необходимо кровопускание и что оно освежит ее. Операция уже
почти начиналась, когда оба персонажа, чьи шалости мы столь красочно
описали, явились к мадам де Верней. Эта красивая дама убедила бы любого из
мужчин, что не существует на свете более совершенного создания. Ни единого
неверного или небрежного штриха в пропорциях, вся свежесть, вся грация
богини красоты - столько прав на милосердие, на ^всеобщее восхищение
заслужили свояченице Жернанда еще больше оскорблений и презрения со стороны
распутников, главным образом от хозяина замка. После самого тщательного
обследования прелестей этой великолепной женщины начались истязания. Брессак
и Д'Эстерваль усердствовали не меньше, чем Жернанд: все по очереди щипали,
кусали, хлестали по щекам несчастную жертву, ее роскошные груди и ягодицы
покрылись многочисленными ранами, ее заставляли подставлять то рот, то
вагину, то зад. Жернанд предпочел рот, Брессак выбрал анус, а Д'Эстерваль -
влагалище;
Верней содомировал Доротею и кончил в третий раз, лаская ягодицы
племянника, которого он не переставал возносить до небес.
- Теперь отобедаем, друг мой, - обратился Верней к брату, - пора
восстановить силы. Говорят, пьяницы знакомятся только с бокалом в руке, а
вот сластолюбцы должны делать это с членом в заднице: ничего не поделаешь -
такова наша участь.
После обильнейшей и изысканнейшей трапезы компания разделилась, и
господин де Жернанд, приказав Жюстине следовать за ним, направился в сад,
где в тенистой беседке имел с ней следующий разговор.
Вначале он потребовал подробно рассказать обо всем, что его брат делал
с графиней, когда же Жюстина бегло рассказала о происшедшем, он попросил
уточнить некоторые детали. Тогда Жюстина пожаловалась, что с ней обращались
с той же суровостью, что испытала мадам де Жернанд.
- Покажи, не скрывай ничего. И он долго и восхищенно рассматривал следы
жестокого обращения.
- Надеюсь, моя жена пострадала не меньше? - спросил бессердечный муж.
- Еще больше, сударь.
- Ага, это хорошо; я был бы огорчен, если бы мой брат пощадил эту
потаскуху.
- Неужели вы ее настолько ненавидите, сударь?
- Безумно, Жюстина. Долго она у меня не задержится, я еще не встречал
женщины, которая внушала бы мне такое отвращение. А известно ли тебе,
девочка, что Верней много развратнее, чем я?
- Вряд ли это возможно, сударь.
- Тем не менее это так: дороже всего для его распутной души
восхитительные наслаждения инцеста, сопровождаемые удовольствиями
жестокости. Ты даже не представляешь, Жюстина, в чем заключается его самая
большая страсть.
- Малолетние предметы, плеть, ужасы...
- Это всего лишь эпизоды: повторяю, дорогая, что инцест - это и есть
самое сладостное удовольствие моего брата. Завтра ты увидишь, как он будет
наслаждаться этим злодейским пороком пятью или шестью различными способами.
Та красивая женщина, которую ты приняла за горничную мадам де Верней -
кстати, ей около сорока лет, - так вот, Жюстина, это одна из наших сестер,
тетя Брессака, сестра его матери, чью смерть ты так долго оплакивала. Нашу
семью можно сравнить с семейством Эдипа, милая Жюстина: нет ни одного
порока, которого бы ты не нашла среди нас. Мы потеряли родителей, когда были
совсем юными, злые языки даже утверждают, что они умерли не без нашей
помощи. В сущности здесь нет ничего неправдоподобного, так как мы позволяли
себе такие вещи... У нас было три сестры: одна, вышедшая замуж еще до смерти
наших родителей, произвела на свет Брессака, вторая пала жертвой нашего
злодейства, третью ты уже видела, ее зовут Марселина. Мы скрыли от нее, кем
она родилась, и воспитывали как будущую служанку; мой брат, женившись,
приставил ее к своей жене. Юная особа, также прибывшая вместе с мадам де
Верней, - дочь Марселины и моего брата, то есть одновременно и его
племянница и его дочь. Она - мать двух малолетних детей, которыми ты так
любовалась и которые обязаны жизнью опять-таки моему брату. Оба еще
девственники, и Верней хочет сорвать эти цветочки в моем доме и особое
наслаждение думает получить от младшей девочки, которая, стало быть,
является для него дочерью, внучкой и племянницей в одном лице. Больше всего
он любит топтать эти химерические кровные узы и не щадит даже своих законных
детей.
- Я уже слышала об этом, сударь.
- Но это надо видеть, Жюстина; надо видеть, как он воспитал сына, как
тот, по примеру отца, попирает все общественные институты. Ты увидишь, как
мальчик обращается со своей матерью, как он отвергает все религиозные и
моральные предрассудки; это прелестный ребенок, я от него без ума, мне
хотелось позабавиться с ним нынче вечером, но его отец хочет, чтобы он
отдохнул до завтрашнего дня.
- До завтрашнего дня, сударь?
- Да, завтра у нас будет грандиозный праздник: день рождения моей жены,
не исключено, что Парки пожелают перерезать нить судьбы... Как знать? Сам
Господь Бог, тот Бог, в чье невероятное существование ты так веришь, не
может предугадать, что придет в голову таким злодеям, как мы.
. - О сударь, - встревожилась Жюстина, - я была бы вам признательна,
если бы вы обошлись без меня в завтрашней оргии! Ведь у вас много служанок,
неужели я вам так необходима?
- Нет, нет, твоя бесконечная добродетельность будет нам очень нужна:
только смесь этого превосходного качества и пороков, которые мы ей
противопоставляем, порождает настоящее сладострастие. К тому же твоя нежная
и любимая госпожа будет нуждаться в твоих услугах. Так что ты должна
присутствовать, Жюстина, непременно должна...
- Какое это несчастье, сударь, - участвовать в таких отвратительных
делах! Как вы не можете понять, что нет ничего более ужасного, чем участь
мадам де Верней? Как можно развращать таким образом собственную семью!
- Могу я спросить у тебя, Жюстина, что такое семья; что такое тот
священный институт, который глупцы именуют кровными узами?
- Надо ли отвечать на этот вопрос, сударь? Могут ли быть на свете люди,
не знающие и не уважающие этих уз?
- Такие существуют, дитя мое, и я - один из них. Поверь мне, умоляю
тебя, поверь, что нет ничего абсурднее этих уз; знай, что мы ничем не
обязаны нашим родителям, и они ничего не должны нам.
- Избавьте меня от того, что вы можете сказать по этому поводу, сударь,
- живо запротестовала Жюстина, - я наслушалась довольно этих софизмов, и ни
один из них не убедил меня. Если инцест, одно из величайших преступлений,
какое только может совершить человек, составляет основу наслаждений вашего
брата, стало быть, этот человек есть и будет самым жестоким и самым отврати-
тельным в моих глазах существом.
- Инцест, преступление... Объясни пожалуйста, милая девочка, каким
образом поступок, являющийся естественным в одной половине земного шара,
может считаться преступным в другой? Почти во всей Азии, на большей части
Африки и Америки ты могла бы самым законным образом выйти замуж за своего
отца или сына, а я - взять в жены собственную мать или дочь. Где ты найдешь
союз более сладостный, Жюстина? Что может лучше этого скрепить связи любви и
природы? Только боязнь того, что семьи, объединившись таким способом,
сделаются слишком могущественными - только такая боязнь вынудила наших
законодателей сделать инцест преступлением, но не надо путать две вещи: не
надо принимать за законы природы то, что диктует политика. Даже если
согласиться на минуту с твоими общественными системами, я ни за что не
пойму, как это возможно, чтобы природа не одобряла подобные альянсы. Ведь в
ее глазах быть не должно ничего более священного, чем смешение крови! Давай
же не будем обманываться, Жюстина, на сей счет: все чувства любви, братские
или отцовские, когда их разделяют представители разного пола, являются по
своей сути плотскими желаниями. Если отец или брат, обожающий свою дочь или
сестру, покопается в своей душе, он увидит, что нежность, которую он
испытывает, есть не что иное, как желание совокупиться. Так пусть он уступит
ему и поймет, каким неземным наслаждением вознаградит его природа. И если
сама природа бросает его в бездну сладострастных ощущений, как можно
говорить, что такие поступки ее оскорбляют? Поэтому надо множить без конца и
без страха кровосмесительные связи: чем ближе нам предмет наших желаний, тем
приятнее им наслаждаться.
- Так вы можете оправдать все, что угодно, ответила Жюстина, - но если
ваш злой гений потакает вашим страстям в этом мире, что будете вы делать в
тот роковой день, когда вам придется предстать перед Всевышним, творцом
вселенной?
- Твой голос вопиет в пустыне, Жюстина, - засмеялся Жернанд, - ты
хочешь противопоставить очевидным истинам банальные рассуждения. Ступай
лучше проверить, готовы ли мои наперсники, и приведи их в мои апартаменты; я
скоро приду, а ты тем временем призови на помощь твою жалкую совесть и твои
великие принципы и приготовься присутствовать завтра на необыкновенном
празднестве сладострастия.
Мадам де Жернанд, смертельно уставшая и морально и физически, ожидала с
нетерпением Жюстину, чтобы узнать от нее кое-какие подробности насчет
завтрашнего дня. И наша героиня сочла за долг ничего не скрывать.
- Ax! - промолвила несчастная супруга, и горючие слезы брызнули из ее
глаз. - Быть может, завтра будет последним днем моей жизни. Надо готовиться
к самому худшему, раз эти душегубы собрались все вместе. О, Жюстина,
Жюстина! Нет ничего опаснее, чем люди без чести, без совести, без принципов.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 [ 112 ] 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.