read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



природы снова готовы разъединиться, и это разъединение подорвет основы
общества, религии и политики. Что же произойдет тогда? Ощущение породит
своих лжепророков, и они будут превозносить ощущение. Чувство породит
своих лжепророков, и они будут превозносить чувство. Познание породит
своих лжепророков, и они будут превозносить разум. Последние станут гор-
децами и будут походить на Сатану. Вторые станут фанатиками и будут оди-
наково готовы впасть в зло и шагнуть навстречу добру, но без критерия
уверенности и без правил. Остальные станут тем, чем, по словам Гомера,
сделались спутники Одиссея от прикосновения волшебного жезла Цирцеи. Не
иди ни по одной из этих трех дорог, ибо, взятые в отдельности, они ведут
к пропастям: первая ведет к материализму, вторая - к мистицизму, третья
- к атеизму. Есть лишь одна верная дорога к истине - та, что отвечает
всем сторонам человеческой природы, всей совокупности ее проявлений. Не
сходи с нее. А для этого неустанно изучай доктрину и ее великую формулу.
- Ты учишь меня тому, о чем у меня уже было некоторое представление,
но завтра я лишусь тебя. Кто наставит меня в теоретическом познании ис-
тины и тем самым в применении ее на практике?
- У тебя останутся другие надежные руководители. Прежде всего читай
"Книгу Бытия" и старайся понять ее смысл. Не принимай ее за учебник ис-
тории, за памятник хронологии. Нет ничего нелепее такого представления,
а между тем оно существует и среди ученых и среди школьников и во всех
христианских общинах. Читай Евангелие одновременно с "Книгой Бытия" и,
пропустив ее через свое сердце, пойми Евангелие через "Книгу Бытия".
Странная участь! Евангелие так же любимо и так же непонятно, как "Книга
Бытия". Это великие книги! Но есть и другие. Благоговейно собери все,
что осталось нам от Пифагора. Прочитай также писания, приписываемые бо-
жественному теософу Трисмегисту, чье имя я носил в Храме. Не думайте,
друзья мои, что я сам осмелился присвоить себе это достопочтенное имя.
Таков был приказ Невидимых. Произведения Гермеса - педанты по глупости
считают их придуманными каким-то христианином второго или третьего века
- заключают в себе древнеегипетскую науку. Настанет день, когда они бу-
дут разъяснены, истолкованы и когда люди по достоинству оценят эти па-
мятники, еще более драгоценные, нежели памятники Платона, ибо Платон по-
черпнул свои знания именно оттуда, и следует добавить, что он сильно
погрешил против истины в своей "Республике". Читай же Трисмегиста, Пла-
тона, а также тех, кто после них размышлял о великом таинстве. Среди
последних советую тебе прочитать труды благородного монаха Кампанеллы,
который перенес жесточайшие пытки за то, что, подобно тебе, мечтал об
устройстве человеческого общества, основанного на истине и науке.
Мы слушали молча.
- Не думайте, - продолжал Трисмегист, - что, говоря о книгах, я, по-
добно католикам, идолопоклоннически воплощаю жизнь в надгробиях. Нет, я
скажу вам о книгах то же самое, что вчера говорил о других памятниках
прошлого. Книги и памятники - это остатки жизни, которыми жизнь может и
должна питаться. Но жизнь существует всегда, и вечное триединство лучше
запечатлено в нас самих и в звездах неба, чем в книгах Платона или Гер-
меса.
Сам того не желая, я направил разговор по другому руслу.
- Учитель, - сказал я, - вы только что употребили такое выражение:
"Триединство лучше запечатлено в звездах неба..." Что вы хотели этим
сказать? Я понимаю слова Библии о том, что слава божья сверкает в блеске
небесных светил, но не вижу в этих светилах доказательства общего закона
жизни, который вы зовете Триединством.
- Это потому, - ответил он, - что физические науки пока еще мало раз-
виты у нас, или, вернее, ты еще не изучил их на том уровне, на каком они
находятся в настоящее время. Слышал ли ты об открытиях в сфере электри-
чества? Разумеется, слышал, ибо они привлекли внимание всех просвещенных
людей. Так вот, заметил ли ты, что ученые, столь недоверчивые, столь
насмешливые, когда речь идет о божественном триединстве, наконец сами
признали его в связи с этими явлениями. Ибо они говорят, что нет элект-
ричества без теплоты и света, и наоборот, - словом, они видят здесь три
явления в одном, чего не хотят допускать в боге!
И тут он начал рассказывать нам о природе и о необходимости подчинять
все ее явления одному общему закону.
- Жизнь одна, - сказал он. - Существует лишь акт бытия. Надо только
понять, каким образом все отдельные существа живут милостью и вмеша-
тельством всеобъемлющего Существа, не растворяясь в нем.
Я был бы счастлив и дальше слушать, как развивает Трисмегист эту не-
исчерпаемую тему. Но в течение некоторого времени Спартак, казалось,
уделял словам Трисмегиста меньше внимания. Не то чтобы они не интересо-
вали его, но ведь напряжение ума старца не могло длиться бесконечно, а
Спартаку хотелось, пока это было возможно, снова навести его на излюб-
ленный предмет.
Рудольштадт заметил этот оттенок нетерпения.
- Ты уже не следишь за моей мыслью, - сказал он. - Разве наука о при-
роде кажется тебе недоступной в том виде, в каком понимаю ее я? Если
так, ты ошибаешься. Я не менее, чем ты, уважаю нынешние труды ученых,
посвященные исключительно проведению опытов. Но, продолжая работать в
этом направлении, нельзя создать науку, можно создать только перечень
названий. И не я один думаю так. Я знавал во Франции философа, которого
очень любил. Это был Дидро. Он часто восклицал по поводу нагромождения
научных материалов, не объединенных общей идеей: "Это работа каменотеса,
не больше того, но я не вижу здесь ни здания, ни архитектора". Знай же,
что рано или поздно наша доктрина займется естественными науками - из
этих камней придется созидать. Но неужели ты думаешь, что физики могут
сегодня по-настоящему понимать природу? Отделив природу от наполняющего
ее бога живого, способны ли они прочувствовать, познать ее? Так, напри-
мер, они принимают свет и звук за материю, тогда как...
- Ах! - вскричал Спартак, прерывая его. - Не думайте, что я отвергаю
ваше восприятие природы.
Нет, я чувствую, что истинная наука будет возможна только через поз-
нание божественного единства и полного подобия всех явлений. Но вы отк-
рываете нам все пути, и я трепещу при мысли, что скоро вы умолкнете. Мне
хотелось бы, чтобы вы помогли мне сделать несколько шагов хотя бы по од-
ному из них.
- По которому? - спросил Рудольштадт.
- Меня занимает будущее человечества.
- Понимаю. Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе мою утопию, - улыбаясь,
ответил старец.
- Именно за этим я и пришел к тебе, - сказал Спартак. - За твоей уто-
пией. Новое общество - вот что скрывается в твоем мозгу, в твоей душе.
Нам известно, что братство Невидимых искало его основы и мечтало о них.
Весь этот труд созрел в тебе. Сделай же так, чтобы мы могли воспользо-
ваться им. Дай нам твою республику. Если только это покажется нам воз-
можным, мы попытаемся ее осуществить, и тогда искры твоего очага начнут
волновать мир.
- Дети, вы просите, чтобы я рассказал о моих мечтах? - сказал фило-
соф. - Хорошо, я попробую приподнять края завесы, которая так часто
скрывает будущее и от меня самого. Быть может, это будет в последний
раз, но сегодня я должен сделать еще одну попытку, ибо верю, что благо-
даря вам не все золотые грезы моей поэзии будут утрачены!
И тут Трисмегиста охватил порыв какого-то божественного восторга.
Глаза его засияли, как звезды, а голос зазвучал, как ураган, подчиняя
нас себе. Он говорил более четырех часов, и речь его была прекрасна и
чиста, как священный гимн. Из религиозных и политических творений, из
произведений искусства всех веков он составил самую великолепную поэму,
какую только можно вообразить. Он разъяснил все религии прошлого, пролил
свет на все тайны храмов, поэм и законодательных установлении; рассказал
о всех усилиях, стремлениях и трудах наших предшественников. В предме-
тах, всегда казавшихся нам мертвыми и обреченными на забвение, он вновь
нашел элементы жизни и даже из мрака мифологии сумел извлечь проблески
истины. Он растолковал нам древние мифы; с помощью ясных и искусных до-
водов он сумел раскрыть перед нами все связи, все точки соприкосновения
различных религий. Он показал нам, в чем состоят подлинные нужды челове-
ка, более или менее понятые законодателями, более или менее осуществлен-
ные народами. Он заново восстановил перед нашим мысленным взором
единство жизни в человечестве и единство догмата в религии; и из всех
этих частиц, рассеянных в древнем и новом мире, он создал фундамент сво-
его будущего мира. Словом, он заполнил все разрывы общей связи частей,
которые так долго задерживали нас в наших изысканиях, и заполнил лакуны
истории, столь нас устрашавшие. Он развернул в одну бесконечную спираль
тысячи священных покровов, окутывавших мумию науки. И когда мы с быстро-
той молнии ухватили суть того, чему он поучал нас столь же молниеносно,
когда мы увидели общую картину его мечты, когда прошлое - отец настояще-
го - возникло перед нами как светозарный муж из Апокалипсиса, он умолк,
а потом сказал нам с улыбкой:
- Теперь вы поняли прошлое и настоящее. Должен ли я помочь вам пос-
тичь также и будущее? Разве дух святой не сияет перед вашими очами? Раз-
ве вы - не видите, что все то, о чем человек мечтал и чего жаждал, воз-
можно и достижимо в будущем уже потому, что истина вечна и безусловна,
вопреки слабости наших органов, предназначенных для восприятия и облада-
ния ею. И все-таки она принадлежит нам благодаря надежде и желанию; она
живет в нас, она извечно существовала у людей в зачаточном состоянии,
ожидая Высшего оплодотворения. Истинно говорю вам - мы тяготеем к идеа-
лу, и это тяготение бесконечно, как сам идеал.
Он говорил еще долго, и поэма его будущего была столь же великолепна,
как и поэма прошлого. Я не стану пытаться воспроизвести ее здесь: я бы
только испортил ее, ибо надо быть самому охваченным огнем вдохновения,
чтобы передать то, что оно породило. Возможно, мне понадобятся два или
три года, чтобы правильно записать то, что нам рассказал Трисмегист за



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 [ 114 ] 115 116 117 118 119 120 121 122
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.