read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



должна была в воскресенье вернуться с рубежа и, наверно, очень беспокоится о
дочери.
Мне запомнились большие, красиво нарезанные куски душистого арбуза,
лежавшего на белом больничном столе, и то, что Валя, смеясь, рассказывала о
каком-то краснофлотце, с которым она условилась встретиться на набережной,
если не будет тревоги, и то, что я слушала ее с удивлением перед могуществом
молодости, которая в этом городе, в эти дни назначает свидания. Все это
запомнилось мне с такими подробностями потому, что это была последняя минута
той напряженной, очень трудной, но все-таки укладывающейся в определенный
порядок жизни, которою до сих пор жил Сталинград. Завыла сирена, девушки
заторопились, они должны были немедленно вернуться на пост. Я сказала, что
зайду к Клавиной маме, и она сперва не соглашалась, стеснялась, а потом
торопливо набросала несколько строк, и девушки подписались "твои дочери
Клава и Валя".
Они не были сестрами - почему они так подписались? Почему, прощаясь, мы
заглянули друг другу в глаза? Я видела этих девушек третий или четвертый раз
в жизни - почему в эту минуту мне было так трудно с ними расстаться? Тревоги
объявлялись каждый день, по нескольку раз в день, откуда же взялось это
чувство, что объявлена какая-то особенная, не похожая на другие, тревога?
Оно не обмануло меня... Воздушная тревога, объявленная в середине дня 23
августа, больше не отменялась.
Я проводила девушек до подъезда госпиталя, вернулась к себе и увидела
их через окно. Они бежали вдоль забора - на той стороне улицы стоял
деревянный двухэтажный дом, обнесенный забором. Но что-то изменилось за те
две-три минуты, пока я их провожала: тень упала на город, и улица, которую
только что ярко освещало солнце, была теперь в этой странной, быстро
надвигавшейся тени. Я услышала крик: "Немцы, немцы!" Женщина с ребенком на
руках торопливо вышла из-за угла, за ней мальчик лет пятнадцати с лопатой,
которую он неловко держал перед собой, и в том, как женщина взглянула на
небо, а потом с отчаяньем прикрыла головку ребенка рукой, был ужас перед
этой догоняющей тенью. Я тоже посмотрела на небо - над городом шло, не знаю
сколько, но, должно быть, не меньше тысячи самолетов. Тень надвинулась, и
вместе с грохотом рванувшегося воздуха черный столб земли взметнулся перед
деревянным домом. Все исчезло в этом столбе - женщина, мальчик с лопатой,
забор и самый дом, рассыпавшийся дождем досок, стропил, рваных кусков
железа. Вихрь отбросил меня, я упала, больно ударилась, но сейчас же
вскочила и бросилась во двор, на улицу, где - я это знала - была ранена или
убита эта женщина, прикрывавшая голову ребенка рукой.
Девушки-дружинницы, которые ушли довольно далеко, успели вернуться,
пока, успокаивая раненых, я пробиралась между койками, стоявшими на дворе.
Грузовик с аварийной командой вылетел из-за угла. Рвущийся, свистящий
воздух, грохот зениток, искры, рассыпавшиеся снопами в черно-дымной пыли...
Мы не расставались весь день, весь вечер, эти девушки и я, - приводили
в чувство угоревших, перевязывали раненых, перевозили тяжело раненных, если
удавалось устроить их в переполненные санитарные машины. Как в причудливом,
болезненном сне, помнится мне бомбоубежище на набережной, где вдоль стен
сидели, задыхаясь от дыма, полуголые, обожженные люди. Взрывы стали
удаляться, и по траншее девушки провели меня к Волге. Нужно было умыться...
А потом мы снова пошли по щелям, где лежали и сидели в почерневшей одежде
задохнувшиеся, обожженные люди, и снова приводили их в сознание и
перевязывали, перевязывали без конца.
...Не только не ослабевал грохот рвущихся бомб, но усиливался с каждой
минутой. Не только не утихал, рассыпаясь искрами, дымный вихрь, от которого
тлела и загоралась одежда, но поднимался все выше, со всех сторон охватывая
город.
Я вспомнила, что в подвале СЭЛа, в несгораемом шкафу могли остаться
культуры особо опасных инфекций и, хотя можно было не сомневаться, что
Мельников и Пирогова сделают то, что в подобных случаях полагается делать, я
все-таки беспокоилась и решила зайти.
Светало - и непередаваемая картина горящего города медленно открывалась
перед нами. Еще не отпылали деревянные здания, еще пламя, бледное в утреннем
свете, страшно показывалось из окон. Проволока судорожно скрутилась в
спирали вокруг упавших телеграфных столбов. Копоть низко летела над
мостовой, заваленной осколками кирпича, сломанной мебелью, изогнутыми
крючьями бетонной арматуры.
...Чуть слышный стон донесся из полуразбитого дома. Мы осторожно
заглянули в подъезд и увидели небо сквозь рухнувшую, прогоревшую крышу.
Прислушались - стон повторился. Осторожно, стараясь не касаться
наклонившихся стен, мы вошли в одну комнату, потом в другую. Никого! Как
будто самый дом простонал в последней, предсмертной муке.
- Татьяна Петровна, здесь, - негромко сказала Клава.
И мы увидели высоко, почти на уровне плеч, чуть заметные в груде мусора
кончики ног, носки женских туфель.
Женщина была завалена в узком пространстве под лестницей между первым и
вторым этажом. Казалось, что весь второй этаж лежит на ней - и он
действительно рухнул бы вниз, если бы его не поддерживала накренившаяся
балка перекрытия.
Нечего было и думать, что удастся вытащить эту женщину своими силами, и
я послала девушек за аварийной командой. Но, быть может, удастся нащупать
голову, освободить дыханье?..
Два марша лестницы сохранились, и я стала подниматься очень осторожно,
потому что ступени так и ходили под ногами. Первая, вторая... Вдруг
наступила тишина, и с каким-то болезненным чувством услышала я эту режущую
тишину после беспрерывного грохота и гула. Третья, четвертая... Перила
качнулись, я хотела вернуться, но стон повторился, и на этот раз отчетливо
послышалось:
- Помогите!
Пятая и шестая. Теперь я была на площадке, но дотянуться было все-таки
трудно и пришлось - очень осторожно - подняться еще на одну ступеньку.
Где-то здесь должна быть голова - и я действительно нащупала ее в груде
щебня. Так! А теперь освободим дыханье.
Лестница качалась, но мне почему-то больше не было страшно.
- Разожмите рот.
Рот был набит известкой, и пришлось присесть на корточки, иначе было
трудно работать. Я отбрасывала известку одной рукой, а другой держалась за
перила.
- Вы слышите меня? Разожмите рот!
Что-то глухо скрипнуло за моей спиной, и стена, которую подпирала балка
перекрытия, стала медленно оседать, перестраиваясь перед моими глазами. Я
схватилась за перила, но и они стали уходить, так что прыгнуть можно было
только под накренившуюся стену. Но я вывернулась, прыгнула в сторону - и
последнее, что мне запомнилось в этот день, в этот час, было странное
ощущение, что я лечу не вниз, а вверх, туда, где в рваной бесформенной дыре
светлело небо, озаренное нежным светом восходящего солнца.


СОСЕДКА
Не стану рассказывать о том, как со сломанными ребрами меня вытащили
из-под рухнувшего дома, - скажу только, что плохо было бы мое дело, если бы
я не послала девушек за аварийной командой. Но дело было все-таки плохо.
Сказалось ли напряжение последнего дня или усталость, постепенно нарастая,
дошла до своей высшей точки, но мертвая неподвижность, полное, глубокое
безразличие овладели мной. Я потеряла сознание ненадолго, голова, по
счастливой случайности, была почти не ушиблена, ранений много, но легкие.
Почему же мне было так трудно заставить себя поднять руку, выпить глоток
воды, произнести хоть слово?
Первую неделю нечего было и думать о том, чтобы вывезти меня из
Сталинграда. Тысячи самолетов продолжали бомбить город, и, чтобы добраться
до переправы, нужно было пройти вдоль падающих зданий, по расплавленному
асфальту, в котором вязли ноги, пройти, не задохнувшись в дыму. Об этом со
спокойным мужеством говорили раненые, назначенные к эвакуации и лежавшие
вместе со мной в бомбоубежище областного театра. А я... странно вспомнить и
немного смешно, но едва раздавался грохот сброшенных бомб, как меня
мгновенно охватывал сон, с которым невозможно было бороться. Я засыпала,
поднося ложку ко рту, не договорив фразу...
Давно сбились, перепутались дни и ночи, но когда бы я ни открывала
глаза, толстое озабоченное лицо Белянина неизменно склонялось надо мной. Он
ухаживал за мной трогательно, самоотверженно: доставал откуда-то воду, когда
был разбит городской водопровод, таскал ко мне врачей и со страшным,
зверским выражением лица требовал от них, чтобы мне стало лучше. Он же,
доложив о моем положении командующему Сталинградским фронтом, отправил меня
на самолете в Москву.
...Это было первое утро, когда мне вновь захотелось вспоминать,
сравнивать, думать. Осторожно, чтобы не спугнуть это чувство, я повела глаза
направо - кроватный столик, покрытый салфеткой. Потом налево - дверь,
освещенная солнцем. Голова начинала кружиться, когда я смотрела на эту
ослепительно белую дверь.
Больше я не сомневалась в том, что все это уже было когда-то: точно так
же я лежала на спине и боялась вздохнуть. Точно так же мне казалось, что в
этой комнате я не одна и что, если осмотреться вокруг, можно увидеть того,
кто ровно дышит где-то рядом со мной. Но тогда мамонты поднимались и
спускались по лестнице, и с медленно бьющимся сердцем я долго прислушивалась
к их удалявшимся, тяжело переступавшим шагам. Это было, когда Митя нечаянно
ранил меня и я лежала у Львовых.
...Дверь внезапно распахнулась, и высокий человек в шапочке и халате
стремительно ворвался в комнату. Он не вошел, а именно ворвался, и за ним,
уступая друг другу дорогу, торопливо вошли другие врачи. В тихой палате
сразу стало тесно и шумно. Один из врачей стал что-то говорить о моих



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 [ 115 ] 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.