read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Бельмор?
- Я намерен дойти до предела, - ответил граф. - Хотя я очень утомлен,
но останавливаться не собираюсь.
- Чудесно, мы тоже будем наслаждаться этим зрелищем.
Президент еще раз осмотрел всех мальчиков и выбрал из них десятерых не
старше семи лет. Затем он потребовал такое же количество девушек, но я
попросила позволения участвовать в оргии, и он приказал привести только
девятерых. Все они были в возрасте от восемнадцати до двадцати одного года,
и я заметила, что их выбрали из тех, кого Бельмор в пылу злобы только что
приговорил к смерти или к сдиранию кожи. Привели также десятерых мужчин,
подобранных только по выдающимся размерам члена, которым предстояло
содомировать графа во время спектакля. И вот кровавая вакханалия началась.
На плечи одной из девушек - кстати, граф посоветовал мне не быть
первой, чтобы я могла, по крайней мере, полюбоваться процедурой со стороны,
прежде чем принять в ней участие, - посадили ребенка и привязали таким
образом, что оба тела теперь составляли одно целое потом девушка с живым
грузом на спине легла на софу, выставив ягодицы вверх. Бельмор осмотрел,
пощекотал, несколько раз укусил и ущипнул маленький зад ребенка и похлопал
по тому же месту девушку другую девочку - одну из трех, отобранных для этой
цели, - посадили между раздвинутых ног той, что держала на себе мальчика, а
Бельмор, опустившись коленями на мягкую подушку, начал облизывать ее
влагалище в это время его содомировал один из мужчин, а Клервиль с
удовольствием порола содомита хлыстом. Некоторое время спустя граф поднял
голову, и теперь два палача принялись за привязанного ребенка: они со
знанием дела кололи его кинжалом, и горячая алая кровь струилась в ложбинку
между ягодицами, куда, не отрываясь, жадно смотрел граф.
- А ну-ка, напрягись и испражняйся, - приказал он девушке и потянулся к
ее ягодицам. - Скорее испражняйся мне в рот!
Девица повиновалась, развратник прильнул губами к ее заднему проходу и
начал поглощать кровь, льющуюся из тела жертвы, и дерьмо, вылезающее из
задницы девушки. Ни один участник не прекратил своего занятия до тех пор,
пока не вытекла вся кровь. Когда ребенок испустил дух, девушка поднялась и,
со своей ношей на спине, встала в изголовье софы к графу задом, чтобы он мог
видеть дело своих рук. Только я была освобождена от этой части церемонии: я
легла на софу третьей, и когда поднялась, мертвого ребенка отвязали. Всех
десятерых замучили тем же способом, а в это время десять содомитов
содомировали президента, десять девушек испражнялись, и еще трое сосали по
очереди графский член. Бельмор кончал им в рот, кончал, не прерывая своих
занятий, и весь спектакль прошел без единой паузы и заминки. Клервиль
выбилась из сил, обрабатывая хлыстом задницы десятерых содомитов графа. Что
касается Нуарсея, он оставался довольно спокоен и довольствовался тем, что
созерцал необычное зрелище и терзал ягодицы двух исключительно
очаровательных шестнадцатилетних проституток, которые по очереди обсасывали
его.
- У вас удивительно интересная страсть, - заметил Нуарсей Бельмору,
когда тот испытывал последний оргазм, - но с разрешения вашей светлости я
могу показать, как можно внести в нее разнообразие. Для этого мне
потребуется десяток девочек пяти-шести, самое большее семи лет, и столько же
юношей лет восемнадцати. Мне кажется, члены этих содомитов еще не опали, и я
могу взять их на себя.
И Нуарсей приступил к приготовлениям. Одного из юношей он положил на
спину и к его груди привязал девочку, но привязал так, что ее несозревшее
влагалище упиралось юноше в лицо, да так сильно, что ему было трудно дышать.
- Обратите внимание, - сказал Нуарсей, - что в моем случае, тот, кто
несет на себе жертву также получает свою долю страданий, между тем как в
предыдущем случае девушка совсем не испытывала боли, и, на мой взгляд, это
очень существенное дополнение согласитесь, что таким образом мы получим в
два раза больше жертв и заодно усилим их муки.
Нуарсей опустился перед юношей на колени и взял в рот его член палачи
вооружились кинжалами и подступили к девочке сосательницы занялись членом
Нуарсея, а содомит закупорил ему зад скоро полилась кровь, окрасившая
юношеский орган, который сосал распутник, а еще через некоторое время он
проглотил жуткую смесь крови и спермы. Наконец, было покончено с десятой
девочкой таким образом, двадцать детей отдали жизни, чтобы удовлетворить
этот чудовищный каприз.
- Мне еще больше понравился вариант Нуарсея, - призналась я, - и будь
не столь поздний час, я бы сама разыграла подобный спектакль.
Бельмор нисколько не обиделся и даже сердечно поздравил своего друга с
удачной выдумкой.
- Тем не менее, - добавил он, - я придерживаюсь прежнего мнения, потому
что мне, к сожалению, больше по душе приносить в жертву маленьких мальчиков,
хотя готов признать, что это, может быть, дурной вкус.
- Совершенно с вами согласна, - поддержала его Клервиль, - на всем
белом свете нет ничего приятнее, чем мучить мужчин любого возраста.
Подумайте сами, в чем смысл торжества сильного над слабым? И в чем вы видите
здесь развлечение? Зато сколь сладостны победы, которые слабому полу удается
одержать над сильным.
Потом, обращаясь к обоим либертенам с необыкновенной страстностью,
которая делала ее еще прекраснее, Клервиль добавила:
- О, жестокие мужчины! Можете сколько вашей душе угодно истреблять
женщин - мне наплевать, лишь бы я могла за каждую из них замучить десяток
ваших собратьев.
На том мы и расстались. Нуарсей и Бельмор вернулись в женский сераль, и
только позже мы узнали, что они растерзали еще дюжину жертв самого разного
возраста и самыми разными способами. Мы же, вместе с Клервиль, остались в
серале, населенном мужским полом, и не вышли оттуда, пока не совокупились по
нескольку десятков раз каждая и не совершили немало жестокостей, о которых
нет смысла рассказывать, так как вы достаточно хорошо знаете такие вещи.
Через несколько дней после развлечений, которыми мы наслаждались в
клубе вместе с Бельмором и его другом, любезный президент Братства сказал
мне, что Клервиль была права, когда уверяла его, что он не будет
разочарован, познакомившись со мной и граф, сказочно богатый человек,
предложил мне пятьдесят тысяч франков в месяц всего лишь за два вечера в
неделю, которые я должна буду посвящать только ему. Коль скоро со стороны
Сен-Фона я не предвидела никаких препятствий, я не нашла причин отказать
Бельмору и сказала, что буду рада служить столь приятному господину,
добавив, как бы между прочим, что предлагаемой им суммы недостаточно даже
для того, чтобы покрыть расходы на ужины. Граф молча выслушал мои слова,
удвоил ставку и, кроме того, согласился оплачивать все дополнительные и
непредвиденные расходы, которые, кстати, обещали быть немалыми: в каждый
свой визит распутник желал иметь трех великолепных свежих женщин, чьи тела
он намеревался терзать сам или же наблюдать за пытками, и такое же число
маленьких мальчиков после их убийства он собирался еще два или три часа
потешиться со мной наедине и только после этого покинуть мой дом. Таковы
были его условия, и сделка состоялась.
Не считая Нуарсея и Сен-Фона, я знала немногих мужчин, столь
развращенных как граф Бельмор. Все в нем было развращено до крайности: и
темперамент, и вкусы, и принципы. Его необыкновенно злодейское воображение
не давало ему покоя и заставляло его придумывать вещи, превосходящие по
чудовищности все, что я до сих пор видела, о чем слышала и втайне мечтала.
- Богатое воображение, которым ты восхищаешься во мне, Жюльетта, -
сказал он мне однажды, - это как раз то, что покорило меня в тебе: я редко
встречал в женщине столько сладострастия, столько фантазии и энергии, и ты,
наверное, заметила, что самые сладкие удовольствия я получаю с тобой в те
минуты, когда каждый из нас дает полную свободу своей фантазии, когда мы оба
стремимся к таким мерзким утехам, которые, к сожалению, осуществить
невозможно. Ах, Жюльетта, как восхитительны удовольствия, рождающиеся в
воображении, и как счастлив тот, кто неотступно следует за его прихотливыми
образами! Да, милый ангел, как жаль, что людям не дано знать, что бурлит,
что рождается у нас в голове в минуты высшего, неземного вдохновения, когда
наши страстные, пылающие души погружаются в пучину самой гнусной похоти!
Какие восторги мы испытываем, когда, возбуждая друг друга, творим призраков,
которые начинают плодиться сами до бесконечности, как неистово мы ласкаем,
как лелеем и холим их, окружаем множеством отвратительных подробностей! Вся
земля в нашей власти в такие чудные мгновенья, ни одна живая тварь не смеет
противиться нам, и каждая из них по-своему доставляет нам удовольствие,
каждая утоляет одну из бесчисленных прихотей нашего кипящего воображения. Мы
опустошаем планету и вновь заселяем ее новыми тварями, и опять приносим их в
жертву мы способны на любое злодейство, и мы совершаем их, не пропуская ни
одного мы порождаем бесчисленные ужасы и умножаем их во сто крат, все самые
чудовищные злодеяния в мире, внушенные самыми мрачными духами ада и тьмы,
меркнут перед теми, что зреют в нашей голове... "Счастливы люди, - сказал
Ламеттри, - которые благодаря своему безудержному воображению постоянно
живут предчувствием удовольствий!" Знаешь, Жюльетта, порой мне кажется, что
самая безумная реальность недостойна образов, в которые мы ее облекаем, и я
думаю, что мы получаем много больше наслаждения от того, что мы не имеем,
нежели от того, что держим в руках: вот твой божественный зад, Жюльетта, я
могу трогать его, любоваться его красотой, но воображение мое - творец,
более вдохновенный, чем Природа, и мастер, более искусный, чем она, - рисует
мне другие зады, которые еще прекраснее твоего, и мое удовольствие,
испытываемое от этой иллюзии, стократно превосходит то, что готова
предоставить мне живая реальность. Красота, которую ты мне предлагаешь, -
всего лишь красота, а воображение предлагает мне настоящее великолепие с
тобой я могу делать только то, что доступно любому другому смертному, а с
предметом, рожденным в моем мозгу, я сделаю то, что не приснится и богам.
Неудивительно, что с таким воображением граф оказывался во власти
необыкновенно сумасбродных порывов я знала очень мало людей, которые
творили бы свои сумасбродства с подобным совершенством и изяществом. Однако
мне еще многое надо рассказать вам, поэтому я не буду останавливаться на
всех ужасах, которые мы совершили вместе с моим новым покровителем, не буду



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 [ 115 ] 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.