read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вот так взбодрили летчики людей, надсаженных переправой и нестихающим,
изнурительным боем. Немцы принялись долбить изо всех видов оружия по
ликующему плацдарму, но ответно с новой силой грянула наша артиллерия с
левого берега. Земля снова закачалась вместе с людьми, впившимися в нее.
Чем дольше существовали на плацдарме люди, тем длиннее для них делались
дни и короче ночи. Если им дальше облегчения не будет, не схлынет постоянно
ломающая спину тяжесть -- не выдержать людям.

У немцев начался обед. Русские за обеденное время попили водички,
умылись, зарядили оружие, прилегли кто где.
-- Эй! Рус! Еван! Хлеб-соль, чай-цукер! Кушай с нами! Красные пироги
ставь на углы! Ха-ха-ха! -- кричали во время обеда с немецкой стороны, из
поймы речки Черевинки. Совсем рядом кричали: садануть бы гранатой по
зубоскалам. Да где она, граната?
-- Экие весельчаки! -- все время чувствующий себя виноватым перед
солдатами морщился майор Зарубин. -- Фольклор наш изучили когда-то.
-- Мошенники они и есть мошенники! Саранопалы! -- хлопал себя руками по
бедрам Финифатьев. -- Объедаются и дразнются! Ну не ироды! Да доведись по
еде вступать в соревнование социалистическо -- Олеха Булдаков взвод фрицев
умякает. Умякаш, Олеха?
Булдаков не отозвался. Он уволокся к артнаблюдателям и в стереотрубу
увидел человека, перебежками двигающегося по ручью. "Вроде Шестаков?"
Артиллерийские наблюдатели, как и немцы, прервались на обед, поскольку жрать
было нечего, праздно привалившись к стене ячейки, жуя горькие былки полыни,
дремали.
-- Ну чисто все знатко! -- восхищался и до визгу радовался сержант
Финифатьев. Этот наблюдательный прибор был для него седьмым или десятым
чудом света. Оттерев Булдакова от прибора, припал Финифатьев к окулярам и
сразу напрягся, сглотнул слюну -- с одного из тополей -- Финифатьев упорно
называл это дерево осокорем -- спускался человек. Спустился, отряхнул брюки
и, разминая ноги, поковылял к речке, стаскивая на ходу рубаху. Начал
умываться, ворохом бросая воду на себя. Взамен отдежурившего фрица совсем
ясно видный, хватаясь за вбитые скобы, быстро и по-обезьяньи ловко на
осокорь взобрался другой фриц.
-- Не-эмец! Вот дак ушлай! Вот дак курва! -- громко изумился сержант и
воззвал: -- Булдаков! Булдаков! Олеха!
-- Че те? -- нехотя откликнулся Булдаков, тоже прикемарив- ший в
пулеметной ячейке.
-- Иди-ко суда! Иди-ко! -- сошел на шепот Финифатьев. -- Тут шче
делается-то!
-- Да ну тя! Дай часок соснуть.
-- Я кому говорю?!
Ругаясь, Булдаков переполз по короткому ходу сообщения из пулеметного
гнезда в ячейку наблюдателей. Финифатьев, отстранясь, вытаращив глаза, молча
тыкал пальцем в стереотрубу. Бродяга, сплавщик, матрос с "Марии Ульяновой",
плут и боец, перед которым Финифатьев в общем-то всегда лебезил, потому как
считал, что по уму и отваге орясине этой генералом бы быть, Булдаков, если
повышал голос сержант, делался беспрекословным. Намочившийся в холодной воде
во время переправы, Булдаков маялся ревматизмом. Если фуфло это вологодское
затеяло очередную игруньку, попусту сжило его, только-только угревшего ноги,
обернутые телогрейкой, -- быть начальнику обложенным увесистым сибирским
матом, нюхать ему черный кулак, коий первый нумер подносил второму нумеру
под нос всякий раз, как тот выводил его из терпения.
-- Ты, парнечек, детскую сказку про Плюха и Плюса слыхал? Нет, конешно.
А я ие детям читал. Вслух.
-- Грамотные все вы, вологодские! Шибко грамотные! Тут дитю ноги
судорогой свело, а ты всякой херней тешишься!..
Финифатьев не внимал первому номеру, он узил сияющие глазки:
-- Есть в этой сказочке слова: "Видит он моря и горы и еще там какую-то
херню, но не видит ничего, што под носом у ево!" -- Ты на лесину, на
осокорь-то хорошо погляди-ы! -- уже со стоном выпевал Финифатьев.
Булдаков нехотя припал к окулярам и сразу ухватил дерево с
наблюдателем.
-- А-а, курвенство! У бар бороды не бывает... -- ноздри его побелели,
шипели горячими поршнями.
Финифатьев почти рыдал:
-- Это ж он, убивец, все насквозь зрит, мины пущает токо по цели!
Отобедал, блядь такая, и за работу, а? И ишшо дразнится, на пироги кличет.
-- Винтовку!
-- Счас, счас. Счас, Олешенька! Счас, милостивец! -- сдувая пыль с
затвора, сержант поплевал на него, передернул затвор, бережно вытер рукавом
прицельную планку, бормоча при этом: -- Счас, счас тебе Олеха и пирогов, и
блинов состряпат! А ну, сыпни, сыпни, миленок, под хвост врагу, штоб щекотно
ему там сделалось.
-- Не мешай! -- отрубил Булдаков. Передвинув хомутик на прицельной
планке винтовки, бережно ухоженной Финифатьевым, боец Булдаков начал
тщательно целиться.
-- Молчу, молчу! -- у Финифатьева, как у парнишки на охоте, напряженно
ждущего выстрела, открылся рот. Терпение первого номера, взбалмошного
раздолбая-чалдона, порази- тельно. Дождавшись артзалпов с левого берега и
разрывов на правом, он плавно нажал на спуск. Выстрел слышали только первый
и второй номер. На осокоре, в гуще ветвей и гнезд, завозилась наседка, вниз,
дымно клубясь, посыпалась труха. Вот из густеющей трухи, из гнезда вывалился
и птенец. Обняв ствол дерева руками и ногами, как Петька Мусиков столб
бердских нар, все быстрей, все стремительней наблюдатель катился вниз,
сшибая черные гнезда, пронзая загустевшую крону дерева. На спине его
задрался мундир, обнажив белое тело или рубаху. Руки фрица безвольно
разжались, он пошел турманом к земле. "Смородину исти!" -- понасмешничал
Финифатьев. Наблюда- тель же в полете ухватился за толстый сук осокоря,
поболтался на нем, будто делая физкультуру на турнике, и рухнул в гущину
речных зарослей.
"Завопил, небось, -- порешил Финифатьев, -- шибко любит повопить
подбитый фриц. А все оттого, что фюрер внушил ему, будто он и неустрашимый,
и непобедимый. Впрочем, и Ивану тоже, да и Тойво, и Жану, и Трестини, и
Донеску вдарит когда смертной пулей, поорать очень хочется".
-- Вот так-то оно и добро, ладно! -- подвел итог всему происшествию
сержант Финифатьев.
Булдаков молча выбросил из патронника гильзу, загнал туда новый
маслянисто поблескивающий патрон, поставил затвор на предохранитель,
высморкался и потребовал у Финифатьева:
-- Давай закурить!
-- Да где ж я возьму, Олеха? Нету табаку-те. Нету. Весь ты его вызобал,
когда воевал у пулемета.
-- Ничего не знаю. Ты -- командир. Обеспечь победителя!
-- Ох, Олеха, Олеха! Все-то тебе смехуечки! Уж такой вы сибирский
народ! Пазганете человека, высморкаетесь -- и вся тут обедня!
-- Нет, не вся. Закурить чалдону завсегда после удачи полагается и
выпить. Действуй давай!


В полдень же, сразу после бомбежки, еще до того, как Шестаков
отправился на поиски товарищей, позвонил полковник Сыроватко и сказал, что
сейчас на правый фланг, к артиллеристам, придет представитель большого
хозяйства кое-что обговорить. Совещание же командного состава, имеющегося на
плацдарме, нужно собирать тоже сегодня, после захода солнца, когда сделается
потише. Нужно что-то придумывать самим, самостоятельно принимать решение
насчет дальнейших действий. За рекой ни мычат, ни телятся, силы людей на
пределе.
Майор Зарубин попросил солдат пристально следить за поймой Черевинки,
не давать немецким пулеметчикам особо резвиться.
-- Какая-то очень уж важная птица к нам следует, -- заключил он.
-- Подполковник Славутич, -- махнув рукой возле крупной головы, на
которую была насунута солдатская пропрелая пилотка, доложился гость. --
Заместитель начальника штаба корпуса, -- и придержал рукой Зарубина,
встречно шевельнув- шегося. -- Лежите, лежите.
Кирзовые сапоги, замытые водой до белизны, были тоже не с ноги довольно
складного, но усталого пожилого подполковника. "Значит, переправлялся вместе
со всеми, и тонул, и утопил свое обмундирование", -- решил Зарубин, и ему не
то чтобы легче сделалось от этого, а как-то свободней сделалось.
В это время и сунулся в пещерку к Зарубину сержант Финифатьев, но,
увидев незнакомого командира, подался на попятную.
-- Чего вам, товарищ сержант? -- спросил Зарубин, зная, что попусту
бойцы из верхних окопов под берег не полезут, беспокоить его не станут.
-- Тут такое дело... -- начал Финифатьев и смешался. --
Немца-наблюдателя мы пазганули.
-- Какого немца? Где?
-- На лесине. В речке. А я все думал, думал, што-то немец глушит и
глушит нас минами, да все гушше и плотнея, гушше и плотнея.
-- Ну и что?
-- Дак наблюдателя-то Булдаков сшиб, ну такой большой- большой
матершинник он и трепло, а вот сшиб с лесины единым выстрелом.
-- Ну и...
-- Курить просит, ашшаульник этакой, за победу, говорит, завсегда,
говорит, поощрение полагается.
Вспомнив про баночку-завертушку, майор нащупал ее за телефоном, подал
сержанту:
-- Может быть, еще осталось?
-- Нам на завертку токо, на завертку, -- свинчивая крышку с кругленькой



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 [ 116 ] 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.