read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



му было поручено создать резерв зерна, за взятку переуступил свои полно-
мочия иностранцу Лидвалю - а тот вообще сорвал поставки. Наумов, говоря
о голоде, особо подчеркивал "неподготовленность административных верхов,
их неспособность обеспечить снабжение, учет и размещение по стране имею-
щихся запасов". Так стоит ли удивляться, что по всей стране горели поме-
щичьи усадьбы и идиллические "дворянские гнезда"?
О "готовности" России к первой мировой войне авторитетно может пове-
дать А.И. Деникин: "Положение русских армии и флота после японской вой-
ны, истощившей материальные запасы, обнаружившей недочеты в организации,
обучении и управлении, было поистине угрожающим. По признанию военных
авторитетов, армия вообще до 1910 г. оставалась в полном смысле слова
беспомощной. Только в самые последние перед войной годы (19101914) рабо-
та по восстановлению и реорганизации русских вооруженных сил подняла их
значительно, но в техническом и материальном отношении совершенно недос-
таточно. Закон о постройке флота прошел только в 1912 году.
Так называемая "Большая программа", которая должна была значительно
усилить армию, была утверждена лишь... в марте 1914 г. Так что ничего
существенного из этой программы осуществить не удалось: корпуса вышли на
войну, имея от 108 до 124 орудий против 160 немецких и почти не имея тя-
желой артиллерии и запаса ружей".
В числе главных причин этого Деникин называет "нашу инертность, бю-
рократическую волокиту, бездарность военного министра Сухомлинова - "со-
вершенно невежественного в военном деле".
Ситуация усугублялась еще и тем, что русская армия то и дело шла в
наступление совершенно не подготовившись - поскольку союзники, терпевшие
поражение за поражением, панически просили помочь, и полк за полком ло-
жился костьми, спасая "цивилизованных" французов и англичан...
По исконному российскому обычаю, когда дела шли плохо, вместо крити-
ческого и беспристрастного анализа в пожарном темпе выискивали "изменни-
ков" и "супостатов". Иная клевета, родившаяся в начале первой мировой,
не умерла до нашего времени...
И советские историки, и антисоветски настроенные эмигранты частенько
прохаживались в адрес "изменника и предателя" генерала Ренненкампфа,
якобы главного виновника сокрушительного поражения армии генерала Самсо-
нова в Мазурских болотах. Главный упор, как легко догадаться, делался на
немецкое происхождение Ренненкампфа - других доказательств попросту не
было.
Однако А.И. Деникин дает совершенно иную картину событий, безогово-
рочно реабилитируя Ренненкампфа, к которому относился с большим уважени-
ем, и возлагает вину на самого Самсонова, допустившего ряд серьезнейших
промахов. И нашедшего в себе силы застрелиться после гибели своей ар-
мии...
Кстати, в одном из крупных поражений русских войск в Карпатах был
прямо повинен генерал Брусилов, но впоследствии, уже служа у красных,
свалил все на генерала Корнилова, прекрасно понимая, что опровергнуть
его ложь никто не в состоянии...
Принято считать, что к Февральской революции положение на фронтах на-
ладилось. Больше стало пушек, снарядов, другой военной техники. В подт-
верждение любят цитировать и Черчилля, и Деникина.
Все так. Однако при этом упускается из виду одна простая вещь: готов-
ность к успешному продолжению военных действий вовсе не означает автома-
тически, что в государстве все благополучно, что оно здорово. Лучше всех
в Европе в 1939 г. к большой войне оказалась подготовленной Германия -
но свидетельствует ли это о здоровье государственного организма и нации?
Скорее наоборот...
Воз увяз в трясине. Монархия в феврале рухнула. Многозначительная де-
таль: петербургский градоначальник генерал Хабалов, которому было пору-
чено подавить беспорядки, даже не в состоянии был напечатать увещевающие
воззвания. С превеликими трудами выпустив несколько экземпляров листо-
вок, послал городовых наклеить их "гдe-нибудь". Дальше ехать некуда...
Шульгин писал: "Дело было в том, что во всем этом огромном городе нельзя
было найти несколько сотен людей, которые бы сочувствовали власти... и
даже не в этом... Дело было в том, что власть сама себе не сочувствова-
ла. Не было, в сущности, ни одного министра, который верил бы в себя и в
то, что он делает" [215].
Ставка Николая на бездарности ничем другим закончиться и не могла...
Столыпин сказал однажды: "Никто не может отнять у русского государя свя-
щенное право и обязанность спасать в дни тяжелых испытаний богом вручен-
ную ему державу". Но дело как раз в том, что Николай сам, добровольно,
снял с себя это право. "Отрекся, как роту сдал", - не без брезгливости
замечает Шульгин.
Можно, конечно, сваливать все на измену командующих фронтами. В самом
деле, все они, поголовно, на вопрос о желательности отречения ответили
положительно: великий князь Николай Николаевич (Кавказский фронт), гене-
рал Брусилов (Юго-Западный фронт), генерал Эверт (Западный фронт), гене-
рал Сахаров (Румынский фронт) генерал Рузский (Северный фронт), адмирал
Непенин (командующий Балтийским флотом). Колчак, командующий Черноморс-
ким флотом, от посылки аналогичной телеграммы воздержался, но с мнением
других "согласился безоговорочно", как и начальник штаба Ставки генерал
Алексеев.*
* Исключая великого князя и Брусилова, все они потом погибнут - рево-
люция подобна Сатурну... Непеннна убьют матросы. Колчака расстреляют си-
бирские партизаны, имевшие мало общего с большевиками. Рузского по при-
говору суда расстреляют в Ессентуках. Эверта вскоре убьют на фронте сол-
даты. Алексеев, надломленный поражениями, умрет на Дону. Все они полага-
ли, что из кувшина, с которого столь неосмотрительно сорвали печать, вы-
нырнет нечто пристойное, с европейской конституцией в лапках. А вынырну-
ло клыкастое чудовище. И совершенно некого винить. Просто не могло быть
другого финала...
Но возникает другой вопрос: смогли бы высшие военные чины столь легко
отречься от императора, с которым связывали бы хоть какие-то надежды?
Вряд ли. Просто-напросто ничтожный "Ники" потерял всякий авторитет.
Вдумайтесь: никто не выступил в его защиту. У Людовика XVI, по крайней
мере, нашелся полк швейцарцев и несколько десятков дворян, открывших ру-
жейный огонь по рвущимся в Тюильрн восставшим. Дветри сотни человек все
же выступили с оружием в руках.
У Николая не было и этого. Мэсси, правда, упоминает о некоем "предан-
ном эскадроне кавалергардов", якобы двое суток скакавшем по снежному
бездорожью из Новгорода на защиту царя и династии, но это больше похоже
на одну из тех легенд, что в избытке сопровождают любое крупное истори-
ческое событие...
Все бросили. Все оставили. Морис Палеолог отмечает: "Одним из самых
характерных явлений революции, только что свергнувшей царизм, была абсо-
лютная пустота, мгновенно образовавшаяся вокруг царя и царицы в опаснос-
ти.
При первом же натиске народного восстания все гвардейские полки, в
том числе великолепные лейб-казаки, изменили своей присяге верности. Ни
один из великих князей тоже не поднялся на защиту священных особ царя и
царицы: один из них не дождался даже отречения императора, чтобы предос-
тавить свое войско в распоряжение инсуррекционного правительства*. Нако-
нец, за несколькими исключениями, тем более заслуживающими уважения,
произошло всеобщее бегство придворных, всех этих высших офицеров и са-
новников, которые в ослепительной пышности церемоний и шествий выступали
в качестве прирожденных стражей трона и присяжных защитников императорс-
кого величества" [145].
* Речь идет о Кирилле и его гвардейском флотском экипаже.
И тут же французский посол приводит мнение некоей русской "госпожи
P.": "Да это он нас покинул, он нас предал, он не исполнил своего долга,
это он поставил нас в невозможность защищать его. Не его предали родня,
гвардия и двор, а он предал весь свой народ".
Оставшаяся для нас загадочной "госпожа Р." была права. Бездарный,
жалкий, трусливый Ники предал свой народ - и тем, что отрекся с вопиющим
нарушением существовавших тогда законов о престолонаследии. И тем, что
культивировал возле себя таких же бездарей, как сам. И тем, что оставал-
ся глух к любым попыткам объяснить ему истинное положение дел...
Остались подробные записи о беседе с царем монархиста Родзянко, прямо
заявившего Николаю: "Никакая революционная пропаганда не может сделать
того, что делает присутствие Распутина в царской семье. Влияние, которое
Распутин оказывает на церковные и государственные дела, внушает ужас
всем честным людям. А на защиту проходимца поставлен весь государствен-
ный аппарат, начиная от верхов Синода и кончая массою филеров... Явление
небывалое!"
Царь отделался по своему обыкновению пустыми фразами. Как обычно. Он
предал Столыпина, он предал Кутлера, предал Витте, пригрел у трона то-
больского конокрада... Более ничтожной и пустой личности на троне Рос-
сийской империи еще не бывало.
Потом начали предавать его. 10 апреля 1917 г. последовал холодный по-
луофициальный ответ английского министерства иностранных дел Керенскому,
пытавшемуся "сплавить" царя с семьей на берега Альбиона: "Правительство
Его Величества не настаивает на своем прежнем приглашении царской
семьи". Более того, когда распространились слухи, что Николая с семьей
готова принять Франция, английский посол в Париже лорд Френсис Берти
срочно отправил письмо в секретариат французского МИД, где о "Ники" и
"Алисе" высказался так: "Она должна рассматриваться как преступница или
преступная одержимая, а бывший император как преступник за свою слабость
и покорность ее подсказкам".
Когда к германскому послу Мирбаху пришли русские монархисты, умоляя
вызволить царя из Екатеринбурга, Мирбах преспокойно заявил: "Судьба
русского императора в руках его народа. Раз мы проиграли, лучшего мы не
стоим. Это старая, старая история - горе побежденному!"



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [ 117 ] 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.