read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Было. Я очень неровная, капризная, вечно меня тянуло куда-то. То мне
весело, и муж хорош, и работой увлечена, и жизнь прекрасна. А то хоть на
белый свет не гляди - все скучно, немило! Муж ребенка очень хотел, а я нет,
но он в конце концов убедил, между прочим, тем, что я тогда перестану
метаться. И вот тут-то я встретилась с Дмитрием Дмитричем.
Длинный больничный день подходил к концу, ночная сиделка уже пришла и
поздоровалась громогласно и добродушно, дневная стала собираться домой, и
Елизавета Сергеевна, которая ела очень мало, подозвала ее и сунула хлеб в
карман халата.
- Встретились мы в одном доме, и он мне сперва не понравился - какой-то
резкий, недовольный, хмурый. Говорит нехотя, свысока. Мы с ним сразу
поссорились, помнится, из-за шефа. Я у Б. работала, вы о нем слышали?
- Еще бы! Превосходный хирург.
- И человек превосходный. Дмитрий Дмитрич отозвался о нем иронически.
Ну, а я, разумеется, на дыбы! Так мы и расстались - с отвратительным
впечатлением друг от друга. А через несколько дней я встретила его на улице.
Это было вечером, зимой. Холод резкий, а он идет в летнем пальто, шляпа
откинута, в руке трость и пьяный. Не очень, но навеселе, он ведь первое
время вообще пил в Ростове. И, сама не знаю почему, мне вдруг захотелось,
чтобы он... ну, хоть вспомнил бы, что я существую на свете! "Дмитрий
Дмитрич, застегнитесь". И вижу, он обрадовался, хотя за то время, что мы не
виделись, конечно, не подумал обо мне ни разу. Он ведь такой, знаете...
- Какой?
- Когда видит, тогда и любит.
Она сказала это с грустным и сердитым выражением и, когда я
отрицательно покачала головой, посмотрела на меня искоса и тоже сердито.
- Ладно... Ну, разлетелся он, поцеловал руку - знаете, как он умеет с
женщинами, когда хочет понравиться. От него немного пахло вином, но и это
было приятно. "Вы меня пожалели, Елизавета Сергеевна? И не боитесь? Ведь это
опасно!" - "А я, Дмитрий Дмитрич, не из пугливых!" И мы пошли - сама не знаю
куда, зачем... Мне только хотелось, чтобы это было всегда - острый ветер, от
которого щеки кололо, снежинки, залетавшие в рот. И чтобы он вел меня под
руку и говорил, говорил - со мной, обо мне, для меня. - Елизавета Сергеевна
замолчала, вздохнула. - Потом мы не виделись долго, около года. И не было ни
единого дня, когда бы я не думала о нем, ни единого часа. Он всегда был со
мной, и когда иной раз случалось, что я ненадолго забывала о нем, поверите
ли, мне было стыдно, точно я совершила какое-то святотатство.
- Девочки, пора спать, спокойной ночи, - сказала, зайдя в палату,
дежурная сестра.
- Спокойной ночи.
Сестра ушла и вернулась.
- Как вы себя чувствуете, доктор? спросила она Елизавету Сергеевну.
- Очень хорошо, благодарю вас.
- У вас лицо взволнованное.
- Вам показалось. Спокойной ночи.
Мы помолчали.
- Татьяна Петровна, мы все лежим, и я даже не знаю, какая вы. Высокая
или маленькая? - спросила вдруг Елизавета Сергеевна.
- Скорее маленькая. А вы?
- А я - большая.
- Так я и думала. Свет погасить?
- Зачем? Скоро одиннадцать.
В одиннадцать свет выключали.
- Потом родился Игорь, - продолжала Елизавета Сергеевна. - И все
потускнело, отступило. Я должна была все делать сама, стирать и готовить.
Муж и всегда-то меня любил, а тут просто не отходил ни на шаг, и я начала
относиться к нему сердечнее, мягче. И когда стали говорить, что Дмитрий
Дмитрич собрался в Москву - потом оказалось, что не совсем, а на конференцию
ВИЭМа, - я даже удивилась: так спокойно встретила это известие, так
равнодушно. Этот разговор был, между прочим, при муже, и он, помнится, с
тревогой посмотрел на меня. Я ему улыбнулась и подумала: "Все кончено,
навсегда, навсегда".
Свет погас, и в больнице стало по-ночному тихо. Надоедливая дверь, весь
день хлопавшая под нашей палатой, хлопала теперь редко. Радио, бормотавшее,
певшее, игравшее в наушниках, лежавших у меня на груди, замолчало.
- И вот... Это было осенью тридцать девятого года. Я узнала случайно,
что Дмитрий Дмитрич должен быть в театре, и решила пойти - из какой-то
лихости, что ли! Мне хотелось доказать себе, насколько я к нему равнодушна.
Он опоздал, я не видела, как он вошел в темноте. Но точно кто-то сильно
толкнул меня в самое сердце, когда он вошел. Я знала, знала наверно, что вот
только что его не было в зрительном зале, а сейчас он здесь, где-то близко,
и смотрит на сцену, и видит то же, что я. И мне уже было все равно, что нас
могут заметить, что в театре много общих знакомых, что завтра о нас станут
говорить в мединституте. Я только ждала, когда кончится действие, чтобы, не
медля ни минуты, найти его и сказать, что стоит ему сказать одно слово,
только одно, и я...
Елизавета Сергеевна замолчала. Я слушала ее и не могла справиться с
грустным, щемящим чувством.
- Так что я его ни в чем винить не могу. Все сама, только сама. И вы
знаете, Татьяна Петровна, нельзя сказать, что в моей жизни не было счастья.
Но если все это счастье подобрать до последней крупинки и положить на одну
чашу весов, а наши немногие встречи с Дмитрием Дмитричем на другую...
- Немногие?
- Да. Мы скоро расстались. Я разошлась с мужем, рассталась с сыном, он
и теперь у моей матери в Канске - есть такой городок в Сибири. А с Дмитрием
Дмитричем так ничего у нас и не вышло.
- Почему?
- Не знаю. Мы очень разные люди. Мне все казалось, что я не могу жить
без него, а ему без меня иногда даже лучше. Он мне рассказал о Глафире
Сергеевне и уверил, что давным-давно забыл и мечтать о ней. И все-таки я
знала, что он любил ее совсем не так, как меня, - и мучилась, сходила с ума,
ревновала. Он не был счастлив со мной, - вздохнув, сказала Елизавета
Сергеевна. - И очень хорошо, что мы разошлись. Так мне и надо.
Елизавета Сергеевна простудилась, когда ее возили на рентген, и два дня
пролежала с высокой температурой. Она бредила - отталкивала кого-то, звала
на помощь, оправдывалась, умоляла и несколько раз тоненьким, жалобным
детским голоском позвала Митю. На третий день температура упала, и она
очнулась, обессиленная до такой степени, что едва могла вымолвить слово.
Вскоре и меня повезли на рентген. В длинном коридоре, повернувшем под
углом и снова оказавшемся длинным-предлинным, сидели и лежали на койках
раненые, и с чувством неловкости я подумала о том, как, в сущности, нам с
Гордеевой хорошо в отдельной, светлой палате. Подумала и сказала.
- Еще бы, - отозвалась сердитая, катившая мое кресло сиделка.
Перед лифтом, который должен был поднять меня в рентгеновский кабинет,
мы застряли, и я вдруг увидела себя в зеркале - вот так вид! Забинтованный,
измученный монгольский мальчик с широкими скулами и провалившимися глазами
смотрел на меня... Хороша голубка!
Сердитая сиделка кричала на другую сиделку, загородившую нам дорогу
узлами с бельем, та оправдывалась и тоже кричала. Санитары молча растащили
узлы и с размаху вкатили меня в большой, грязноватый лифт. Не отрывая
взгляда от монгольского мальчика, я успела подмигнуть ему одним глазом и
теперь, поднимаясь на лифте, думала: что бы это могло означать, что я ему
подмигнула? Выздоравливаю - вот что! Иначе бы не мигала!
Печальный пример Елизаветы Сергеевны научил меня, и я упорно
отказывалась снять шерстяной платок до тех пор, пока меня не поставили перед
аппаратом. Я сказала рентгенологам, что у них в кабинете все простуживаются,
но меня им простудить не удастся. Бодрый, красноносый врач в халате, надетом
на что-то теплое, толстое - должно быть, на ватник, - засмеялся и сказал,
что, когда больной является к нему с подобной претензией, можно заранее
сказать, что дело идет на поправку. Потом он посмотрел мои кости, и
действительно оказалось, что дело быстро идет на поправку.
Друзья бывали у меня очень часто - и в приемные и в неприемные дни.
Лена Быстрова, которую я не видела с начала войны и по которой очень
скучала, приехала на несколько дней из Казани - похудевшая и помолодевшая,
хотя прядь над высоким лбом стала теперь совсем седая.
Войдя в палату, она остановилась у двери, глядя прямо на меня и не
узнавая, - это больно кольнуло меня.
- Лена, это я! Неужели я так изменилась?
Она бросилась ко мне:
- Нет, нет! Просто свет ударил в глаза.
Это была неловкая минута: Лена уверяла меня (не очень искренне), что я
не изменилась, а я не слушала - расстроилась, что она не узнала меня.
Катенька Стогина - вот о ком она вспоминала через каждые два-три слова,
вот кем была глубоко, болезненно занята! Ее отец был ранен, лежал в
госпитале, где-то под Тюменью и, по-видимому, после выздоровления, останется
работать в тылу. Лена боялась, что он возьмет к себе Катеньку. И дрогнувшим
голосом она сказала, что заранее старается приучить себя к этой мысли,
старается - и не может.
Она достала из сумочки фотографию Катеньки, и толстенькая девочка с
огромным бантом взглянула на меня, доверчиво улыбаясь.
- Здорова?
- Совершенно. А помнишь...
- Еще бы! Ты даже не представляешь себе, как много я думаю о твоей
Катеньке. И не только я. Ты была в институте?
- Была и все знаю. Ох, ты даже не представляешь себе, как мне хочется
поскорее вернуться в Москву!
Накануне Коломнин приезжал ко мне, и мы как раз говорили, что в нашем
коллективе, особенно перед войной, уже была не только профессиональная, но и
психологическая цельность и что теперь, когда лаборатория разорвана на две



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [ 117 ] 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.