read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Верней, возьмите вашу дочь Сесилию; д'Эстерваль должен уединиться с мадам де
Жернанд, Доротея запрется вместе с Лореттой и Марселиной, Виктор с помощью
Констана позабавится с Жюстиной.
Мы проследуем за нашей героиней, поэтому не узнаем, какие мучения
перетерпели все остальные. Мы только отметим, что наша несчастная
авантюристка увидела в кабинете приспособление для пыток, широко применяемое
итальянскими палачами. Ее усадили копчиком на вершину адской машины, все
конечности подняли вверх и привязали их в таком положении; вся тяжесть тела
приходилась на хрупкий и очень чувствительный отросток, отчего Жюстина
испытывала настолько острую боль, что она вылилась в жуткий сардонический
смех. Маленький злодей блаженствовал почти полчаса, глядя на ужасное зрелище
и заставляя Констана ласкать себя, затем побежал к отцу.
- Ах, друг мой, - забормотал он, задыхаясь от восторга, - не знаю, к
какой пытке ты приговорил Сесилию, но клянусь тебе, что нет ничего
сладостнее той, которую испытала Жюстина; посади на эту штуку мою сестру,
заклинаю тебя.
Верней, которого ничто не могло удовлетворить и который не получил
ожидаемого удовольствия от страданий Сесилии, привязанной к необычному
станку, отвязал ее и отвел к итальянскому агрегату.
- После этого мы будем сношать их обеих, - прибавил он.
Совершив вдвоем последнее преступление, они оба нашли успокоение - один
во влагалище дочери, другой в заднем проходе Жюстины - и кончили
одновременно, терзая прелести той и другой жертвы, уже сломленных предыдущим
эпизодом с божественным оракулом.
Настал главный момент программы. До сих пор дети Вернея и его дочери
Лоретты оставались, если можно так выразиться, в бездействии. Кульминация
шабаша заключалась в том, чтобы растоптать цветы невинности этих прелестных
детей. Все в этом необыкновенном жертвоприношении было по душе Вернею: эти
предметы были совсем еще малы, как и подобает, по его мнению, настоящим
жертвам, кроме того, они приходились ему и детьми и внуками одновременно.
Какой счастливый случай для человека, все удовольствия для которого
зижделись на кровосмешении! И вот наконец они предстали перед злодеем,
готовые утолить его преступную похоть: Лоретта, их мать, и мадам де Верней
должны были держать их, Виктору предстояло увлажнить проходы и направить
посох отца в пещерки сладострастия брата и сестренки. В ожидании начала
Верней, чтобы размяться, предавался пассивным удовольствиям Содома: его по
очереди сношали Джон и Констан, а Жюстина целовала его в губы и массировала
ему член. За несколько минут наша кроткая героиня вернула к жизни этого
пострадавшего во имя Цитеры, и две самые звонкие пощечины, какие она
получила за эти дни, ознаменовали его признательность. Окончательно
возбудившись, распорядитель одним прыжком накрыл тельце своей семилетней
внучки. Первым делом он пожелал пробить брешь в задней крепости, и Виктор с
удивительной ловкостью ввел чудовищное отцовское орудие в крохотное
отверстие, но несмотря на искусство одного и мощь другого натиск не принес
результатов. Однако неподвижная жертва не могла оказать никакого
сопротивления, ее поражение было лишь делом времени, и действительно, так
оно и случилось; монстр, благодаря обильной смазке, за три резких толчка
исчез в узкой щелке, где справляются наслаждения Гоморры. Лоретту тотчас
сменила Марселина: теперь она держала жертву и чтобы увеличить удовольствия
отца, наслаждавшегося его дочерью, она прижимала к его лицу великолепные
ягодицы, более близкие ему по родству, чем прелести, которые он в тот момент
осквернял. Помощь Виктора больше не требовалась, и он пристроился к отцу
сзади: таким образом Верней оказался между двух плодов, выросших из его
семени. Но жестокость кровосмесителя, который ни минуты не мог обойтись без
дополнительных ощущений, потребовала, чтобы Жернанд на его глазах истязал
Марселину, то есть бабушку девочки, чей анус он столь усердно обрабатывал, и
тот, славившийся своей кровожадностью, выбрал, чтобы скорее достичь
результата, для пышного зада молодой женщины плеть о девяти хвостах с
железными наконечниками.
- Еще я бы хотел, - сказал Верней, продолжая работать всем телом, -
чтобы д'Эстерваль занялся задницей моей супруги и отделал ее как следует.
- Может быть, и я окажу эту же услугу Лоретте? - предложил Брессак. -
Тем более, что ее поза благоприятствует этому.
- Ну конечно, - откликнулся Верней, - только пусть Доротея сношает
Виктора своим прекрасным хоботком.
- Хорошо, - вставил Джон, - а я тем временем прочищу зад Доротее. Ну а
я, - сказал Констан, - если не возражаете, буду содомировать Жюстину.
- Но с одним условием, - заметил Верней. - Ты должен собрать вокруг
себя педерастов, и пусть они расположатся так, чтобы я мог целовать им
ягодицы.
- Нет ничего проще, - послышался голос одной из служанок. - Мы с
подругами будем обходить вас и возбуждать розгами.
- Нет, нет, - запротестовал Верней, - будет лучше, если вы вчетвером
оголитесь передо мной; я хочу видеть ваши старые морщинистые задницы рядом с
прекрасными полушариями: для истинного сластолюбца это самый приятный и
возбуждающий контраст. И помните, потаскухи, что вы должны испражняться,
мочиться и громко пускать газы, когда прольется моя сперма.
Отдав все необходимые распоряжения, блудодей, дрожа от нетерпения,
решил одним махом сорвать оба цветка. Чудовищные намерения этого зверя
осуществились за считанные секунды, и бедная маленькая Роза, лишенная всех
признаков невинности, отправилась безутешными слезами на груди своей матери
оплакивать свое бесчестие.
Ее место занял Лили. Композиция сменилась, но ее питали та же
похотливость, то же бесстыдство. Кризис приближался к концу, который
предвещали громогласные богохульные ругательства. Верней извергнулся и,
вытащив испачканный член из зада внучки, вставил его в рот Жюстине.
- Теперь, сынок, ты будешь сношать моих детей, - приказал он Виктору, -
я чувствую в себе достаточно сил, чтобы прочистить тебе задницу за это
время, только пусть моя жена лижет мне анус, а я приласкаю эту же пещерку
моей сестре.
Скоро закончились последние конвульсии этой сладострастной сцены, и
после короткого отдыха приступили к последнему акту беспримерных оргий.
Святое небо, какими ужасами он увенчался!
Посреди салона, поставили круглое кресло на пять ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
Окончание оргий. - Ученая беседа. - Расставание. - Бегство Жюстины
Компания сластолюбцев, собравшихся на следующий день продолжить свои
гнусности, была весела, как обычно, словно накануне не было самых ужасных из
всех мыслимых жестокостей. Вот что значит душа распутника! Полное пресыщение
всем на свете, абсолютная глухота ко всему, кроме своих пороков, и самое
преступное безразличие - вот что влечет ее к новым злодействам или к
сладостным воспоминаниям о старых. В тот день и в два последующих Роза и
Лили выдержали на своих хрупких плечах всю тяжесть сладострастия этих
монстров. Что касается Жернанда, он потерял голову от Марселины, своей
сестры, чей зад находил самым прекрасным в мире, и за это время десять раз
пускал ей кровь, то и дело прикладываясь к ее ранам, насыщая свою бездонную
глотку ее кровью.
- Мне кажется, - заметил Брессак, восхищенный таким изысканным вкусом,
- мне кажется, дядюшка, что это придает вашей фантазии особую прелесть. Если
человек любит кровь, он должен насытиться ею - это и есть антропофагия в
чистом виде, а меня, признаться, антропофагия всегда возбуждала.
Тогда все последовали примеру Вернея, даже Доротея испила кровь
Марселины. Эти ужасы чередовались с прогулками, во время одной из них
Брессак обнаружил девочку четырнадцати лет, прекрасную как весна, и похитил
ее, чтобы позабавить общество. Подарок этот был принят с восторгом, и трудно
припомнить пытки и унижения, которые бы не претерпела несчастная. Однажды
вечером зашел разговор об этой счастливой находке, и вдруг мадам де Жеранд
осмелилась высказать свое суждение:
- Вы полагаете, господа, что если бы родители этой бедняжки были так же
могущественны, как вы, они не наказали бы вас за ваше омерзительное
поведение? И если их нищета - это единственная причина вашей безмятежности,
значит вас можно назвать законченными злодеями.
- Знаешь, друг мой, - обратился Верней к брату, - если бы такие слова я
услышал от своей жены, я бы поставил ее на колени перед всеми и приказал бы
лакею избить ее до полусмерти, но поскольку мадам мне не принадлежит, я
ограничусь тем, что разобью ее замечания в пух и прах.
- Это будет чудесно, - оживился хозяин замка, - но имейте в виду, что я
тоже не претендую на снисходительность, а посему предлагаю, чтобы мадам де
Жернанд выслушала достойную отповедь моего брата, испытывая при этом
страдание: мы поставим ее на четвереньки, заставим повыше задрать ягодицы,
установим две свечи поближе к ее заднице, которые будут медленно поджаривать
ее, пока будет продолжаться лекция.
Раздались дружные крики "браво", мадам де Жернанд приняла указанную
позу, и Верней начал так:
- Прежде всего надо раз и навсегда взять за неоспоримую основу любого
суждения на подобные темы тот факт, что природа намеренно создала класс
людей, подчиненных другому классу по причине своей слабости или своего
происхождения: исходя из этого, если предмет, приносимый в жертву человеком,
дающим волю собственным страстям, принадлежит к упомянутому слабому и
недоразвитому классу, тогда этот жрец совершает не более зла, чем владелец
фермы, убивающий своего поросенка. Если кто-то сомневается в этом, пусть он
бросит взгляд на нашу землю, пусть попробует отыскать на ней хотя бы один
народ, который бы не имел в своей среде такой презренной касты: такими были
евреи для египтян, илоты для греков, парии для брахманов, негры для
европейцев. Какой смертный наберется нахальства утверждать вопреки
очевидности, что все люди рождаются равными в смысле прав и силы? Только,
пожалуй, такой мизантроп как Руссо мог выдвинуть подобную парадоксальную
мысль, потому что, будучи сам слаб от природы, он предпочел опустить до
своего уровня тех, до кого он не осмелился возвыситься. Но по какому праву,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [ 117 ] 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.