read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Можно, конечно, яростно обличать подлость и цинизм как британцев, так
и германцев (при том, что и британский, и германский императоры были
родственниками Николая). С одной стороны, нет никаких сомнений: и те, и
другие поступили довольно подло.
С другой же... Николай сам довел дело до такого финала, когда превра-
тился в живого мертвеца, ненужного никому - ни иностранным владетельным
домам, ни кому бы то ни было в собственной стране. Нелишне вспомнить,
что ни одно из белых движений не рассматривало всерьез свою борьбу как
сражение за права Николая, никто не собирался восстанавливать его на
троне. Так что знаменитое высказывание Свердлова о расстреле царской
семьи: большевики, мол, "не хотели оставлять монархистам живого знаме-
ни", можно смело назвать полнейшей глупостью. Никто из противников
большевиков и не рассматривал Николая в качестве знамени.
"Кто хочет себя погубить, тот погубит", - сказал Шульгин.
Мне жаль расстрелянных в Екатеринбурге детей. Но нет ни капли жалости
к дворянину Романову (поскольку после отречения он был всего лишь дворя-
нином, и не более того, и утверждать, будто "большевики убили царя",
как-то смешно).
Он сам погубил все и всех, став могильщиком старой России, а потому
иного отношения и недостоин.
ПОСЛЕ ФЕВРАЛЯ
Существовали ли после Февраля другие варианты будущего, альтернатива
Октябрю?
Вряд ли. Смешно и думать, что Россия, освободившись от исчерпавшей
себя монархии, могла по мановению некоей волшебной палочки каким-то чу-
дом превратиться в демократическое, свободное, умиротворенное госу-
дарство. Во-первых, противоречий накопилось слишком много. Вовторых,
попросту не существовало силы, способной бы противостоять большевикам.
Единственную попытку переломить ситуацию - "мятеж генерала Корнилова" -
моментально свел на нет сам Керенский, предпочитавший Корнилову союз с
большевиками.
А там и самого Керенского, оказавшегося еще бездарнее и ничтожнее Ни-
колая, просто-таки вышвырнули пинком под зад. Почти бескровный переворот
наглядно свидетельствует, что правительство Керенского не пользовалось
ни малейшей поддержкой. И взятие власти большевиками отнюдь не было нео-
жиданностью. Нечто подобное предсказывалось еще 20 августа 1917 г. на
заседании ЦК кадетской партии: "... в стране начинается распад... ре-
зультаты бездействия власти... власть возьмет в руки тот, кто не побоит-
ся стать жестоким и грубым... мы дождемся диктатуры... в правительстве
уже считаются с возможностью применения военных для - получения хлеба от
крестьян... Вспышки социального бунтарства на окраинах будут не столько
результатом дурных пастырей и разных негодяев, сколько следствием разру-
хи и взаимного непонимания... Будут ли поводом голодные бунты или выс-
тупление большевиков, но жизнь толкнет общество и население к мысли о
неизбежности хирургической операции..."
Большевики не побоялись резануть скальпелем по живому, только и все-
го... Впрочем, стоит ли сводить все к понятию "большевики"? Отчего-то
совершенно забылось, что Октябрьский переворот устроили три силы, еще
несколько месяцев после того действовавшие во взаимном согласии. Больше-
вики, левые эсеры, анархисты - две последних партии отнюдь не уступали
большевикам в численности, если не превосходили. В последние годы приня-
то ругать знаменитого "матроса Железняка", разогнавшего Учредительное
собрание. Но Александр Железняков вовсе не был большевиком! Он - актив-
ный член партии анархистов. И погиб на гражданской, командуя опять-таки
анархистским боевым отрядом. Левые эсеры какое-то время были не просто
союзниками большевиков, но и занимали довольно ответственные посты в ЧК
- а посему несут свою долю вины за красный террор...
Собственно, в октябре 17-го в России случилось то, о чем Энгельс пи-
сал Вайдемейру еще 12 апреля 1853 г.: "Мне кажется, что из-за беспомощ-
ности и вялости всех остальных партий в одно прекрасное утро наша партия
будет вынуждена взять власть, чтобы проводить в конце концов то, что не
отвечает непосредственно нашим интересам, а отвечает общереволюционным и
мелкобуржуазным интересам; таким образом, побуждаемые пролетарскими мас-
сами и связанные своими собственными толкованиями и в большей или
меньшей степени выражаемыми в партийной борьбе декларациями и планами,
мы будем вынуждены делать коммунистические эксперименты и прыжки, для
которых лучше всего сами знаем, что не время. При этом мы потеряем голо-
вы - будем надеяться, только в физическом смысле - наступит реакция, и
до того, как мир будет в состоянии дать историческую оценку подобным со-
бытиям, начнут считать нас не только чудовищами, но и глупцами..."
Как ни относись к Энгельсу, а он все предсказал удачнейше, масон кля-
тый. Власть валялась на земле. Большевики взяли и подняли. Потом нача-
лись "коммунистические эксперименты", прыжки, которым было "не время". А
чуть позже появился Сталин, опять-таки предсказанный множеством теорети-
ков, от Виктора Гюго до белоэмигрантов.
Перестрелял особо упертых революционеров и принялся строить обычную
империю...
Были ли шансы у противников большевиков победить в гражданской войне?
Крайне сомнительно. Нелепо и смешно считать, будто красные победили
лишь благодаря "превосходству в военной силе" или "железной дисциплине".
Для гражданской войны эти категории не имеют никакого значения.
Когда нет фиксированной линии фронта, когда солдаты всех противо-
борствующих лагерей являются уроженцами одной страны - никакая "железная
дисциплина" не способна повлиять на что бы то ни было. История гражданс-
кой войны пестрит примерами, когда красные части (не только полки, но и
дивизии!), решив вдруг расплеваться с Советской властью, крайне легко
приводили свои намерения в исполнение - в два счета вырезали комиссаров
и чекистов (сколько там было тех и других? Горсточка по сравнению с воо-
руженной солдатской массой...) и уходили, куда заблагорассудится. Благо
палитра не исчерпывалась красным и белым цветом - были еще махновцы,
григорьевцы, антоновцы, прочие атаманы, просто воевавшие против всех на
свете "зеленые"... То же самое, кстати, происходило и во всех других ла-
герях...
Причина в другом - у большевиков была идея, способная овладеть масса-
ми, а у их противников, всех, вместе взятых, таковой идеи не нашлось.
Можно тысячу раз повторять, что идеи большевиков были ошибочными, непра-
вильными, лицемерными, ложными, маскировавшими их истинные намерения...
Не в том суть. Большевики смогли предоставить своим сторонникам идею - а
их противники не смогли. Точка. Чрезвычайки и комиссары - дело деся-
тое...
Имеет смысл подробно рассмотреть то, что творилось в стане Деникина и
Врангеля. Потому что свидетель событий очень уж осведомленный и занимав-
ший в белом движении довольно высокий пост - митрополит Вениамин был
"епископом армии и флота" и членом врангелевского "совета министров"...
"Какими же принципами руководствовалось белое движение? ...сознаюсь:
у нас не было не только подробной политико-социальной программы, но даже
самые основные принципы были не ясны с положительной стороны. Я и сейчас
не помню каких-нибудь ярких лозунгов: а как бы я мог их забыть, если бы
они были? А что помню, то было не сильно, не увлекало. Можно сказать,
что наше движение руководилось скорее негативными, протестующими мотива-
ми, чем ясными, положительными своими задачами. Мы боролись против
большевиков - вот общая наша цель и психология... Что касается полити-
ческого строя, то он был неясный, "не предрешенческий: вот покончить бы
лишь с большевиками, а там "все устроится". Как? Опять Учредительное
собрание, прежде разогнанное Железняковым? Нет! Об Учредительном собра-
нии и не упоминалось. Что же? Монархия с династией Романовых? И об этом
не говорилось, скорее этого опасались, потому что едва ли народные массы
воротились бы к старому. Конституция? Да, это скорее всего. Но какая,
кто, как - было неизвестно... Какие социально-экономические задачи? Тут
было ясно: восстановление собственников и собственности. Ничего нового
при генерале Деникине не было слышно..."
"...когда зашла речь о династии Романовых, генерал Врангель в после-
дующем обмене мнениями бросил горячую фразу, которая страшно поразила
даже его сотрудников-генералов:
- Россия - не романовская вотчина!
"Мне показалось, что народ наш смотрит на дело совсем просто, не с
точки зрения идеалов политической философии славянофилов и не по рецеп-
там революционеров, а также и не с религиозной высоты догмата Церкви о
царепомазаннике, а с разумной практической идеи - пользы. Была бы польза
от царя, исполать ему! Не стало - или мало - пусть уйдет! Так и с други-
ми властями - кадетскими, советскими. Здоровый простой взгляд".
Иными словами, от большевиков слишком многие могли рассчитывать полу-
чить пользу. Которой не увидели от белых...
"Можно не соглашаться с большевиками и бороться против них, - писал
Вениамин, - но нельзя отказать им в колоссальном размере идей полити-
ко-экономического и социального характера. Правда, они готовились к это-
му десятилетия. А что же мы все (и я, конечно, в том числе) могли проти-
вопоставить им со своей стороны? Старые привычки? Реставрацию изжитого
петербургского периода русской истории и восстановление "священной
собственности", Учредительное собрание или Земский собор, который ка-
ким-то чудом все разъяснит и устроит? Нет, мы были глубоко бедны идейно.
И как же при такой серости мы могли надеяться на какой-то подвиг масс,
который мог бы увлечь их за нами? Чем? Я думаю, что здесь лежала одна из
главных причин всего белого движения - в его безыдейности! В нашей без-
думности!"
На юге белые спохватились, наконец, провести земельную реформу, когда
"Добровольческая Армия была разбита на всех фронтах и у белых остался
лишь крымский клочок". Естественно, она была, по выражению Вениамина,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 [ 118 ] 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.