read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"компромиссной и запоздалой" и ничего уже не могла спасти...
Ни о какой "идейности" Юденича нет и разговора. Колчак... Колчак пов-
торил ход большевиков и их союзников, разогнав в Омске остатки Учреди-
тельного собрания. Сначала, в первые месяцы, он получил огромную под-
держку сибиряков - Советская власть, подступившая было к сибирякам со
своими "европейскими" догмами, которые за Уралом решительно не работали,
была не просто свергнута в считанные дни: даже благонамеренные коммунис-
тические историки употребляли гораздо более близкое к истине слово "па-
ла". Сибирский паровой каток грузно покатился на запад, сметая жиденькие
большевистские заслоны, и накал борьбы был такой, что солдаты двадцати-
девятилетнего колчаковского генерала Пепеляева взяли Пермь фактически в
штыки - голодные, необмундированные, почти не имевшие патронов и артил-
лерийской поддержки...
Но вот потом Сибирь отвернулась от Колчака - опятьтаки в считанные
недели. Когда пропитанный кокаином адмирал взялся восстанавливать в По-
волжье старое помещичье землевладение, от него моментально ушли татары,
башкиры, черемисы. Когда в Сибири началась волна реквизиций и прямого
террора, там без малейшего участия большевиков возникли партизанские ар-
мии в десятки тысяч человек, сражавшиеся не "за красных", а всего-навсе-
го против Колчака. (Потом многие из партизанских командиров с тем же та-
лантом и размахом будут сражаться против красных, а другие, подобно Ще-
тинкину и Кравченко, как-то очень уж быстро погибнут, но это другая ис-
тория...) Именно это масштабнейшее партизанское движение, а не потуги
бездарного Тухачевского, и обеспечили поражение Колчака.
Кстати, барон Будберг, занимавший высокий пост в гражданской адми-
нистрации Колчака, в своих мемуарах опровергает укоренившееся представ-
ление о том, что слово "большевизм" непременно должно быть связано с
прилагательным "красный". Будберг утверждает, что нельзя забывать и о
"белых большевиках" - атаманах вроде Семенова и Анненкова, ничуть не ус-
тупавших "красным большевикам" в пренебрежении законностью и порядком, в
методах расправы с противниками и просто инакомыслящими...
И, разумеется, не стоит принимать серьезно утверждения об интервенции
иностранных войск в Россию.
По большому счету, не было никакой интервенции. Все три прибалтийских
карлика, провозгласив независимость, чуть ли не мгновенно сговорились с
большевиками и в обмен на гарантии с их стороны разоружили на своей тер-
ритории белогвардейские части (потом, в тридцатые, карлики жестоко расп-
латятся за прошлое, но их жалкий писк ни в ком уже не встретит поддержки
и понимания...).
Немцы, правда, вооружали и экипировали Краснова, но это было каплей в
море.
Англичане высадились в Архангельске отнюдь не для борьбы с большеви-
ками, а для того, чтобы прибрать к рукам огромные склады вооружения и
армейского имущества, которые большевики могли, по мнению англичан, пе-
редать немцам. И приплыли бритты в Архангельск... по приглашению тамош-
него Совета (за что потом большевики расстреляли его председателя). Пос-
ле капитуляции Германии англичане преспокойно снялись с якоря и уплыли,
предав белое движение на Севере.
Аналогичным образом держались и финны - перерезав собственных крас-
ных, в дальнейшем озаботились лишь охраной своих рубежей, не сделав ни
малейших попыток помочь реально белой гвардии. За что и поплатились по-
том советским вторжением и потерей изрядного куска территории.
Американцы и японцы на Дальнем Востоке, такое впечатление, больше
ревниво следили за действиями друг друга (чтобы, не дай бог, не усилился
чрезмерно соперник), нежели всерьез боролись с большевиками.
Чехи преспокойно устранились от войны с красными в Сибири. Все бы ни-
чего (в конце концов, не обязаны были), но вдобавок поручик Гайда, про-
изведший сам себя в генералы, спер изрядную часть колчаковского золотого
запаса. И в обмен на разрешение вывести награбленное без досмотра сдал
партизанам Колчака - в компании с французами. Именно это золото легло в
основу созданного чуть погодя "Легия-банка", благодаря ему кукольная
страна Чехословакия и просуществовала худо-бедно двадцать лет, пока не
прикатил вермахт. Вообще чехи в двадцатом столетии явили миру печальней-
ший пример атрофии инстинкта государственности. Создать мощные укрепра-
йоны в Судетах, возле которых любой враг мог топтаться месяцами, создать
армию, немногим уступавшую вермахту, - и позорно задрать лапки кверху,
едва стукнули кулаком по столу в Берлине. Поневоле вспоминается кусок из
пародийной "Всемирной истории", сочиненной до революции юмористами жур-
нала "Сатирикон": "И все у них было както несерьезно, по-детски - будто
игра в куклы. Страны были маленькие, ничтожные, а тянулись за большими,
подражали взрослым: так же устраивали политические восстания, казнили
противников и, конечно, вводили реформацию. Но все было у них на детский
рост: вместо войн - стычки, вместо казней - пустяки. Да и реформация бы-
ла какая-то не такая... Что же это за история?" [41].
Французы? Эти в свое время (есть точные свидетельства) грозили
обстреливать с военных кораблей части Деникина, если те войдут в Одессу.
Греки... Как я ни ломал голову, не могу до сих пор понять, каким вет-
ром занесло в Новороссию греческие части и какого черта они там искали.
Не иначе вспомнили времена Александра Македонского, комики...
Одним словом, если бы "интервенты" сражались с большевиками серьезно,
по-настоящему - большевики не могли не пасть. Однако все иностранные
державы преследовали свои, мимолетные, шкурные интересы, не имевшие ни-
чего общего с реальной борьбой против большевизма, - что дало большеви-
кам лишний козырь...
Можно еще упомянуть, что у красных оказалась масса как гражданских
чиновников царского времени, так и царских офицеров в немалых чинах. Ко-
нечно, кое-кого, как о том справедливо пишут, затащили на службу шанта-
жом, взяв близких в заложники. Но вряд ли это справедливо в подавляющем
большинстве случаев. Слишком многие пришли добровольно - и генерал
Бонч-Бруевич, брат ленинского сподвижника, и генерал Брусилов, и блестя-
щий генштабист, генерал от инфантерии Поливанов, бывший помощник военно-
го министра Российской империи Редигера. Здесь и столбовой дворянин Ту-
хачевский, и царский полковник Шапошников, будущий шеф генштаба при
красном царе Сталине, и десятки других...
Между прочим, впоследствии, когда Советская Россия из замышлявшегося
Лениным "депо мировой революции" превратилась трудами Сталина в обычную
империю, где "большевистская идеология" сохранялась лишь для вывески,
слишком многие из эмиграции осознали это перерождение - и приняли его!
Сейчас кое-кто то и дело пытается реабилитировать подонка Власова,
оправдывая его тем, что он-де был "против" Сталина. И это, мол, все ис-
купает. Однако не мешает напомнить строчки "Войны и мира", посвященные
бегству русских из Москвы перед сдачей ее Наполеону: "Они ехали потому,
что дли русских людей не могло быть вопроса: хорошо или дурно будет под
управлением французов в Москве. Под управлением французов нельзя было
быть: это было хуже всего".
Точно так же люди из родовитейших русских фамилий, равно так и бывшие
вожди белого движения, категорически отказались сотрудничать с Гитлером.
К немцам привычно подался их старый клиент Краснов, но Деникин брезгливо
отказался от всяких контактов с фюрером. Княгиня Вика Оболенская сража-
лась во французском Сопротивлении - и погибла. Князь Феликс Юсупов, в
свое время отказавшийся вступить в белую гвардию, отверг все попытки
гитлеровцев заманить его к себе на службу. Его сообщник по убийству Рас-
путина, великий князь Дмитрий Павлович, живя в Швейцарии, печатно при-
ветствовал победы Советской Армии над гитлеровцами. Он же, кстати, пи-
сал: "Наша родина не могла быть управляема ставленниками по безграмотным
запискам конокрада, грязного и распутного мужика. Старый строй неминуемо
должен был привести Романовых к катастрофе".
Наконец, стоит упомянуть о позиции церкви по отношению к большевикам.
Много жутких фактов о истязаниях и убийствах красными православных свя-
щенников (и не их одних) обнародовано в последние годы. Однако есть и
еще один аспект проблемы, долгое время остававшийся в тени...
Свидетельствует митрополит Вениамин, участник Московского Церковного
собора 1917-1918 гг.: "...вторым, весьма важным моментом деятельности
Собора было установление взгляда и поведения Церкви по отношению к со-
ветской власти. При борьбе Советов против предшествующей власти Керенс-
кого Церковь не проявила ни малейшего движения в пользу последнего. И не
было к тому оснований. Когда Советы взяли верх, Церковь совершенно легко
признала их власть. Не был исключением и митрополит Антоний, который
после так ожесточенно и долго боролся против нее вопреки своему же преж-
нему воззрению. Но еще значительнее другой факт. При появлении новой
власти всегда ставился вопрос о молитве за нее на общественных богослу-
жениях. Так было при царях, так, по обычаю, перешло к правлению Керенс-
кого, когда Церковь вместо прежнего царя поминала "благоверное Временное
правительство", так нужно было поминать и новую власть. По этому вопросу
Собором была выработана специальная формула, кажется, в таком виде: "О
стране нашей российской и о предержащих властях ее"".
(Между прочим, тот же Собор под давлением своих членов из интеллиген-
тов принял решение "об облегчении и умножении поводов к брачным разво-
дам" - как ни сопротивлялась фракция крестьянских делегатов.)
Итак, церковь молилась за большевиков, церковь, как далее пишет Вени-
амин, участвовала в отпевании всех погибших во время Октябрьского пере-
ворота, как большевиков, так и их противников. В 1919 г. патриарх издал
указ, согласно которому служители церкви не должны были вмешиваться в
политическую борьбу а "занимались бы своим прямым делом: богослужением,
проповедью Евангелия, спасением души". (Кстати, Вениамин свидетельству-
ет, что при известии о расстреле бывшего царя у белогвардейцев "не было
глубокой печали".)
Я не собираюсь никого осуждать. Просто-напросто факт остается фактом:
если называть вещи своими именами, русская православная церковь практи-
чески сразу же самоустранилась от борьбы, не положив на чашу весов свой



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 [ 119 ] 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.