read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Беспощадный супруг, возможно, продолжал бы дольше истязать свою
несчастную жену, если бы нетерпеливый Верней не набросился, как хищный
зверь, на жертву, чтобы, по его словам, полнее насладиться ею в таком
состоянии отчаяния и ужаса. Злодей ворвался в вагину и принялся яростно
долбить ее и осыпать грязными поцелуями уста, искаженные горечью и болью,
уста, которым теперь суждено было открыться лишь для жалобных стонов...
- Погоди, - сказал брату Жернанд, усмиряя его пыл, - приговор мы должны
вынести впятером: ты будешь сношать ее спереди, Брессак - сзади, я - в рот,
д'Эстерваль и Виктор - подмышками. Подайте перо и бумагу, я начну первым.
И монстр не спеша, не переставая сношать свою несчастную супругу, то и
дело поглядывая на нее, написал что-то на бумажке. То же самое сделал
Виктор: так же флегматично, положив бумагу на спину тетки, он уточнил, какую
пытку, более всего радующую его черную душу, он для нее приготовил. Не
заставили себя ждать и остальные, и чтобы сделать эти мерзости как можно
более изощренными, Жернанд, знавший привязанность Жюстины к своей госпоже,
написал, что приговор произнесет наша героиня. Бедняжка начала читать
ужасные слова и тут же запнулась, не в силах продолжать; ей пригрозили, что
в случае отказа ее ждет такая же смерть, что ее отказ ни к чему не приведет,
и она прочитала текст до конца.
Услышав приговор, мадам де Жернанд упала в ноги своему палачу. Но увы,
подобные души не ведают жалости! Несчастная получила сильный пинок в грудь,
сопровождаемый ругательствами, и вся компания отправилась в зал, где
происходила описанные выше ужасы и где все было приготовлено для новых.
Прежде всего ее заставили попросить прощения у Господа и у поклонников
злодейства за свои прегрешения. Убитая отчаянием женщина, которая вообще
перестала соображать, произнесла нужные слова. Начались истязания. Каждый
мучил ее сообразно своему декрету, в это время два покорных предмета
возбуждали мучителя или исполняли его похотливые капризы, когда он делал
короткую передышку. Вокруг хлопотали помощницы-старухи.
Церемонию начал Верней. Его обслуживали Жюстииа и Доротея. Он истязал
жертву в продолжение двух часов, когда она дошла до кульминации страданий,
распутник, подстегиваемый рукой д'Эстерваля, извергнулся в зад Жюстины, чью
промежность в этот момент ощипывала одна из старух, чтобы ее движения были
более живыми и возбуждающими.
Следующим был Виктор, сопровождаемый Лореттой и мадам де Верней:
читатель уже понял, что молодой негодяй пытал свою тетю, изливая похоть на
своей матери и сестре. В какой-то момент мадам де Верней обуял невыносимый
ужас, и сын сразу заметил это. Монстр как раз держал в руке стальную иглу,
которой колол ягодицы тетки, и он с размаху вонзил ее в обе груди матери,
разразившись грязной бранью. Общество возмутилось - это было серьезное
нарушение порядка; операцию прервали, чтобы наказать виновницу и по навету
сына его мать тотчас приговорили к четыремстам ударам хлыстом, которые
измочалили ее тело, углубив раны, полученные прежде. Флагелляцию совершили
четверо опытных злодеев, а Виктор попросил оставить для него материнскую
грудь, которую истерзал сам, пока Жернанд сосал ему член, а его отец
сократировал его. После наведения порядка пытки возобновились. Начинающий
злодей увлеченно занимался ими целых три часа и испытал за это время два
оргазма: один раз, когда мастурбировал, второй, когда содомировал мать, а
сестра лизала ему задний проход.
Затем жертва перешла в руки своего мужа; он изрезал ее ланцетом и
сбросил сперму в рот педерасту, выколов последним ударом правый глаз
несчастной женщины.
Д'Эстерваль, кажется, превзошел всех; его семя приняла Жюстина, причем
он жестоко помял ей груди, едва не разворотив влагалище.
Когда дошла очередь до Брессака, у жертвы уже не оставалось сил даже на
страдания. Бледное, обезображенное, когда-то красивое лицо, исполненное
неземного очарования, теперь являло собой душераздирающий образ боли и
смерти. Но она еще смогла пасть к ногам мужа и.слабым голосом снова молить
его о прощении, но непреклонный Жернанд долго смотрел на нее в этом
отчаянном состоянии и блаженно бормотал:
- Ах, черт возьми! Как приятно видеть женщину в таком состоянии! Как
прекрасна она в страдании! Помоги мне, Жюстина, потри сильнее мой член о
лицо твоей госпожи...
- Друг мой, - прервал его Верней, - это прекрасное лицо надо бы
отхлестать хлыстом...
- Надо на него испражниться... - сказал Виктор.
- Надо осыпать его пощечинами... - сказал д'Эстерваль.
- Намазать его медом и напустить ос... - сказала Доротея.
- Терпение, друзья, - возвысил голос Жернанд, с наслаждением наблюдая
смену оттенков боли на лице супруги при каждом из этих предложений, - нет
никакой возможности удовлетворить вас всех сразу. Итак, каждый из вас желает
сделать то, что предложил?.. Хорошо, тогда я отдаю ее вам.
Все предложенные ужасы были исполнены неукоснительно. Пятеро чудовищ
обрушили на несчастную всю свою похотливую ярость, и после недолгой жизни,
завершившейся одиннадцатью долгими часами самых изощренных издевательств,
этот ангел небесный вознесся туда, откуда спустился только для того, чтобы
на краткий миг украсить землю.
Трудно в это поверить, но истерзанное тело прекрасной женщины положили
на середину стола, на котором был накрыт изысканнейший ужин.
- Вот как я люблю удовольствия! - торжествующе заявил Верней. - Такое
дано испытать только тому, кто сумеет преступить все границы. Как приятно
любоваться злодейством, которое ты совершил сам! Да, нет ничего сладостнее,
чем порок: вкушая его плоды, наслаждаясь его последствиями... О друзья мои,
до какой степени жестокость подхлестывает наше наслаждение!.. Вот она перед
нами, та женщина, которая была жива час назад, которая слышала наши речи,
безумно боялась и умоляла нас... Один миг, и все кончилось, и это
очаровательное создание, такое нежное и кроткое, минуту назад, превратилось
в бесформенную массу благодаря нашим страстям... Как они прекрасны и
могущественны, страсти, которые приводят к таким безумствам! Как великолепен
их порыв! Как он благороден и возвышен! Если бы Бог существовал на самом
деле, разве не были бы мы его достойными соперниками, уничтожая то, что он
создал? Да, да, друзья! Я еще раз утверждаю, что убийство - это самый
великий, самый прекрасный и приятный из всех поступков, доступных
человеку... А где, кстати, эта прекрасная душа, которую мы вырвали из этого
тела? Куда она делась? Что с ней стало? Надо быть безумцем, чтобы хоть на
миг допустить возможность ее существования. Разве мы наблюдали, как эта душа
слабеет по мере того, как мы разрушали ее вместилище? Выходит, все это было
только материей, и я вас спрашиваю, можно ли назвать .преступлением то, что
приводит к деформации маленького кусочка материи?..
- Прошу прощения, - перебил Брессак, - но раз уж мы начали рассуждать
на столь важную тему, я прошу позволения изложить мои мысли насчет догмата о
бессмертии души, который издавна волнует философов.
- Разумеется, - сказал Жернанд, - давайте выслушаем моего племянника, я
уверен, что он глубоко разбирается в этом вопросе.
- Даже в самых далеких эпохах, - продолжал Брессак, - мы, к сожалению,
найдем поклонников абсурдной идеи о бессмертии души только среди народов,
погруженных в болото невежества. Если поищем причины, которые привели к
этому абсурду, мы увидим их в политике, в страхе и незнании, но независимо
от причины нам важно понять, на чем эта система основана. Боюсь, что
анализируя ее, мы найдем ее такой же химерой, как и все культы, которые она
освящает. Надо отметить, что даже в те времена, когда такое мнение считалось
самым авторитетным, были мужи, достаточно разумные, чтобы подвергнуть его
сомнению.
Люди во что бы то ни стало стремились познать истину, но ни один из
богов, воздвигнутых ими, не дал себе труда просветить свои творения. Скорее
всего эта нелепость зародилась в Египте, то есть среди самого доверчивого и
суеверного на земле народа. Между прочим, надо подчеркнуть, что Моисей,
воспитанный в египетском духе, не говорит об этом ни слова своим евреям.
Достаточно умный политик, чтобы придумать новые оковы, он не предложил этот
догмат своему народу: очевидно, счел его настолько глупым, что не осмелился
им воспользоваться. Сам Иисус, кумир бродяг и негодяев, образец
шарлатанства, тоже не упоминает о бессмертии души, он всегда выражался как
настоящий материалист, и когда он грозит людям карами, мы видим, что речь
идет о их телах, и никогда и нигде - о душе {"Если ваша рука, - говорит,
например, этот шарлатан, - наводит вас на грех, отрежьте ее и выбросьте
подальше, ибо лучше войти с одной рукой в царствие небесное, чем с двумя
попасть в ад". Что может быть материалистичнее этой заповеди? (Прим.
автора.)}. Но я не собираюсь доискиваться до причин этой отвратительной
сказки - я хочу лишь показать ее несостоятельность и нелепость.
Все же друзья мои, остановимся ненадолго на ее происхождении. Несчастья
и беды, свирепствующие на земле, разрушительные природные явления - это,
разумеется, главные причины; плохо понятые и неправильно истолкованные
явления физики - вторая причина, а третьей была политика. Неспособность
человека понять самого себя связана скорее не с невозможностью разгадать эту
загадку, а с манерой ее изложения. Древние предрассудки настроили человека
против своей природы: ему хочется быть тем, чем он стать не может, он лезет
из кожи вон, чтобы оказаться в сфере иллюзий, которая, даже если бы она
существовала, не может сделаться ему родной. Что же ему остается делать в
таком случае? Разве недостаточно объясняется механизм инстинкта у животных
идеальной комбинацией их органов? Разве опыт не доказывает, что инстинкт
ослабляется в силу изменений, которые в них происходят либо в результате
несчастных случаев, либо по причине старости, и что животное погибает, когда
исчезает гармония, служившая основой его жизни? Как можно ослепнуть
настолько, чтобы не видеть, что в человеческом организме происходит то же
самое? И мы только что увидели это на примере женщины, чей труп лежит перед
нами. Но прежде чем усвоить эти принципы, надо понять, что природа, хотя она
единственна и едина по своей сути, изменяется до бесконечности, кроме того,
не следует забывать такую первостепенную аксиому: следствие не может быть
главнее своей причины, результаты любого движения отличны друг от друга, они
усиливаются или ослабляются в зависимости от силы или слабости толчка,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 [ 119 ] 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.