read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



лесенку, равна площади второго катета в три единицы. Их можно пересчитать,
эти квадратики! Девять, как и дверей в зале бога Тота, что наверняка не
случайно!
- Истинно так, - смущенно произнес арабский ученый. - Я все понял.
- О нет, не все! Не все! Чтобы все понять, надо уяснить связь между
всеми квадратами, уместившимися на стене, и теми, которые не уместились, а
потому не изображены.
- Поистине, когда всевышний хочет наказать кого-нибудь, он лишает его
рассудка. Несчастный сын мой видит уже ненарисованное, блуждая в мире
призраков!
- Я имею в виду, - обращаясь уже не к отцу, а только к арабу,
продолжал Пьер Ферма, - что мы имеем дело в этом орнаменте не только с
теоремой Пифагора, не только с квадратом суммы двух величин, равной сумме
их квадратов и удвоенному их произведению, но и со священным египетским
треугольником, более того, со священными рядами таких треугольников, и я
уверен, что вы, знаток арабской науки о числах, найдете и второй и третий
треугольники первого ряда, а также треугольники второго и третьего рядов,
изображенных с такой гениальной скупостью здесь, на стене.
- Да просветит меня аллах! Я действительно вижу квадраты, построенные
на сторонах треугольника с катетами 5, 12 и гипотенузой 13! Достаточно
лишь сосчитать число квадратиков, примыкающих к стороне первого квадрата.
- Как я и ожидал, почтенный Мохаммед эль Кашти, вы решили эту задачу
так же быстро, как и на могиле Диофанта.
- Третий треугольник со сторонами 24, 7 и 25 найти так же просто, но
аллах не умудрил меня отыскать ваш второй ряд.
- Его квадраты выполнены двойными линиями: если посчитать их размеры
по квадратикам слева, то получится: малый катет 8, гипотенуза 17, а
разность площадей дадут квадрат второго катета, равного 15! Ну а простой
линией изображен всего один - первый квадрат треугольника третьего ряда со
сторонами 35, 12, 37! Следующие же треугольники и их ряды на стене не
уместились.
- Премудро, но точно, юный мой гость не только поэт, но и великий
знаток чисел!
- Как блистательно заканчивается наше путешествие в загадочный мир
языческого знания, да простит меня святой Доминик! - отдуваясь, как после
тяжелого бега, заявил обрадованный метр Ферма.
- Не заканчивается, почтенный мой родитель, а только начинается!
- Как? Мы поедем еще куда-нибудь? - ужаснулся толстяк.
- Нет, нет! Я имею в виду мир чисел, дорогу куда прокладывает этот
волшебный орнамент.
- Буду счастлив, почтенный поэт и знаток счета, идти по этому пути за
вами следом! - с поклоном, торжественно произнес арабский ученый.

Глава шестая
ЦАРСКИЙ ДАР
Великие люди бывают великими даже
в мелочах.
Вїиївїеїрїаїнїгї Лїюїкї дїеї Кїлїаїпїсїи,
французский писатель XVIII века

По возвращении в Александрию Пьер Ферма, заставив отца страдать от
скуки, уединился в отведенной ему Мохаммедом эль Кашти комнате и несколько
дней не показывался оттуда. Гостеприимный хозяин напрасно посылал к нему
слуг, вынужденных в конце концов приносить еду в его убежище, потому что
одержимый бакалавр отказывался оторваться от стола.
Маленький звездочет втайне радовался такому поведению молодого гостя,
избегавшего тем самым нежелательной встречи с господином Картезиусом и
возможного повторного вызова на поединок, который стоил бы головы самому
Мохаммеду эль Кашти.
Правда, из вежливости арабский ученый не делился с метром Домиником
Ферма своими опасениями, а уверял гостя, что его сын занят важнейшим
делом, и если не стихами, навеянными впечатлениями от путешествия в страну
пирамид и языческих капищ, то математическими исследованиями прямоугольных
треугольников, которыми он имел основания увлечься.
Метр Доминик Ферма, поминая своего святого, только вздыхал по поводу
того, что пора возвращаться во Францию, и что неизвестно еще, как удастся
избежать встречи с пиратами на обратном пути, и что напрасно сын его занят
тем, что можно с успехом делать дома.
Тут арабский ученый восстал против уважаемого гостя:
- Как можно вымолвить такое, почтенный гость мой? Достойно ли лишить
меня законной гордости по поводу того, что под крышей моего дома по воле
аллаха разгадывается одна из примечательных находок угасшего мира древних!
Пьер Ферма действительно был занят завершением таблицы рядов
простейших (не имеющих общего делителя) пифагоровых троек (сторон
прямоугольных треугольников), когда в доме Мохаммеда эль Кашти начался
такой переполох, что встревоженный бакалавр отложил в сторону законченную
рукопись и вышел из комнаты.
Первым на глаза ему попался Огюст, который, очевидно, подкарауливал
его. Теперь, смущенно опустив лукавый взор, он уступил Пьеру дорогу.
За несколько минут до этого в дом арабского звездочета вошел в
парадном мундире гвардейского офицера короля Франции со шпагой на бедре
Рене Декарт, блестящий и грозный.
Маленький араб, сжавшись в комочек, с ужасом смотрел на него, словно
видел впервые.
Он показался ему огромным, с львиной гривой волос, падающих на плечи,
властным лицом с тяжелыми чертами и массивным носом. Все в его облике
выражало горделивую силу и благородство.
С высокомерной изысканностью Декарт поздоровался с арабским ученым и
метром Домиником Ферма, не обращал внимания на шум, поднятый слугами
арабского дома и Огюстом, объясняющимися между собой на разных языках
столь же громко, как и непонятно обеим сторонам.
- Не откажите в любезности, метр Ферма, пригласите для беседы со мной
вашего сына.
Но почтенный заместитель мэра французского города потому и добился
своего поста, что был человеком, искушенным в дипломатии, к тому же
состоявшим в некотором родстве с юридической семьей де Лонг, поэтому он с
предельной вежливостью ответил:
- Бесконечно рад видеть вас, высокочтимый соотечественник, доблестно
служащий своему королю и его высокопреосвященству господину кардиналу,
которые в великой мудрости своей и неиссякаемой заботе о подданных, в
особенности же знатного рода, к вящему всех счастью, запретили дуэльные
поединки во Франции.
- Остается в таком случае напомнить вам, что мы не во Франции, -
хмуро ответил Декарт.
- Однако высокочтимому господину де Карту должно быть известно и
совершенно ясно, что, запрещая пагубные поединки, его величество король и
его высокопреосвященство господин кардинал имели в виду не столько
Францию, сколько французов.
- Как я догадываюсь, не понимая благозвучного языка своих гостей, -
вмешался на знакомой всем латыни хозяин дома, - почтенный господин
Картезиус хотел бы говорить с моим молодым французским гостем о поединке?
- Вы правы, уважаемые господа, я намереваюсь говорить с бакалавром
Пьером Ферма о нашем несостоявшемся поединке.
- Но это невозможно, да подтвердит это аллах! - воздел руки к небу
маленький араб.
- Но я ничего не имею против этого, - послышался голос Пьера, - я сам
хотел отыскать господина Декарта, если бы неожиданное математическое
увлечение не помешало мне.
- И совершенно напрасно, - отрезал Декарт, - ибо право говорить об
этом первому принадлежит мне, и я не намерен его уступать.
- Почему же? - искренне удивился Пьер Ферма.
Маленький араб понял, что он погиб, ибо сейчас этот свирепый офицер с
наружностью льва вызовет на поединок беззащитного юношу, чтобы убить его,
после чего не спастись от гнева османского паши и ему, Мохаммеду эль
Кашти.
- Почему? - переспросил Декарт. - Да потому, милостивый государь, что
право первому говорить о несостоявшемся поединке принадлежит мне, офицеру
гвардии короля Франции, которому я служу, как и его высокопреосвященству
господину кардиналу, и по этому праву я и явился к вам сюда, дабы принести
извинение за свое недостойное поведение на кладбище у могилы великого
Диофанта, и я, Рене Декарт, почтительно прошу извинить мою непростительную
вспыльчивость, вызванную лишь преклонением перед прахом великого ученого
древности.
Все это Декарт произнес на латинском языке, чтобы хозяин дома мог
понять его. И Мохаммед эль Кашти, и метр Доминик Ферма оба не верили ушам,
пораженные покаянными словами и одновременно грозным видом офицера.
- Нет большего воздаяния аллаху, чем прекращение вражды! - вымолвил
наконец маленький араб. - Надо думать, господину Картезиусу удалось найти
предложенное молодым Ферма решение уравнения по двум его членам вместо
семи, что и привело его к столь благородному поступку?
- Вы ошибаетесь, почтенный Мохаммед эль Кашти. Рене Декарт, которого
вы видите перед собой, никогда не нарушит данной им клятвы и не станет
искать решения уравнения, о котором вы изволили вспомнить. Такой исход
оказался бы самым простым, но недостойным той внутренней борьбы, которую
мне привелось выдержать, чтобы победить недостойную мыслителя дворянскую



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.