read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



почитаем. Они забывают, что мне сразу после института никто не может
платить сумму, даже отдаленно соизмеримую с его пенсией. И так далее" О,
эти потребители, разве их можно насытить? Им только давай, давай, давай...
А что они? Они дали кому-нибудь что-нибудь?.. Страшно, Надя, жить в семье
потребленцев. Ты отдаешь свой труд, свою душу, свою энергию, жизнь, а
взамен - ничего. Пустота. Вакуум. Из тебя сосут все, что могут, а взамен
ты не можешь ничего получить. Очень просто: у них самих ничего нет, это
глотки, они обречены своей природой, перерожденной природой паразитов, на
внутреннюю пустоту!
Я передохнул, собираясь с мыслями. Надя сидела, опустив лицо на руки, и
молчала. Гнев оставил меня, мысли текли ровнее, плавно.
- Они опустошили меня, на моих глазах убили самое святое, что есть в
человеке, - его веру в другого человека... Ну, да хватит. Я знаю одно: мы
враги, мы враги до конца. Ты это понимаешь?
- Не знаю. - Ответ шелестит в тишине, так ветер гонит перед грозой
листья, сухие пыльные листья с цементными прожилками. - Не знаю. Кажется,
ты несправедлив. По-моему, ты очень несправедлив. Ты озлился и...
Наступает молчание. Надя встает.
- Я ухожу, - говорит она.
Я смотрю на нее, нелепый и ошеломленный.
- Но почему? - вырывается у меня беспомощный вопрос.
Она поворачивается к окну.
- Ты еще любишь жену. И это главное. А на все остальное можно
наплевать. А я...
Она запнулась, затем рывком преодолела препятствие:
- Я просто не нужна тебе. Прощай, желаю вам помириться.
Она наклоняется и целует меня. Ее поцелуй, пахнущий парфюмерным отделом
ГУМа, приходится в область, отведенную для близких родственников, где-то
между краем глаза и ноздрей.
В дверях она задерживается и смотрит на меня. Колебание, будто порыв
ветра на зеркале пруда, морщит абрикосовую кожу ее лица.
- Ты только... держи себя в руках.
Это не совет, даже не предостережение, это предчувствие. Но какое мне
до них дело? Призраки и тени, они скользят по моей душе, не оставляя
следа. Хватит с меня их, довольно!
Я захлопываю дверь и остаюсь один. Я с ненавистью оглядываюсь по
сторонам, злоба накатывает на меня. Я царапаю обои, пинаю стул и прохожу в
комнату.
Какое заблуждение! Как все это мало похоже на райский уголок! Квартира
кажется мне тюремной камерой. Потолки валятся на голову, омерзительные
зеленые обои ассоциируются в чем-то с грудой гниющих овощей. Эти желтые
скользкие пятна... бр-р...
Теперь нужно расправиться с магнитофоном. Я вставляю пленку с голосом
жены, стираю запись.
Все. Теперь все кончено. Я остался один. Глухое, плотное одиночество
охватывает меня, как речной ил. Я тону в одиночестве, но мне не страшно.
- Ни с кем, - говорю я громко.
Голос срывается, а квартира молчит. Она присмирела и больше не сует
свой нос в мои дела. Она знает, что я могу ударить.
- Никого, - уверенней повторяю я.
Молчание.
- Нигде и никогда.
Молчание.
Я ложусь спать спокойный и умиротворенный. Я сделал все, что мог. Я
сплю крепко и глубоко. Мое дыхание ровно и мощно, как движения гребцов на
академической восьмерке. Я вижу себя со стороны, и мне нравится моя манера
спать.
Среди ночи меня будит какой-то шум. Я просыпаюсь. Стучат. Стучат в мою
дверь. Стук отчетливый, явственный и сильный. Вздрагивает рюмка, лежащая
на боку в тарелке. Я шарю в поисках выключателя, зажигаю торшер.
Оказывается, я не поставил себе домашних туфель, поэтому сую ноги в
холодные микропорки. Стук продолжается.
- Сейчас, сейчас, - бормочу я. Голос мой глухой и не выходит из
пределов комнаты.
Я выбегаю в коридор и с раздражением замечаю вслух, что, дескать, можно
бы воспользоваться электрическим звонком, а не тарабанить так отчаянно
среди ночи в двери.
- Разбудите соседей, скандалу не оберешься! - ворчу я и сбрасываю
цепочку с дверей.
Щелкает замок, и я выхожу на залитую светом лестничную площадку.
Там пусто. Никого нет. Площадка безжизненна, как лицо мертвеца. Никого
нет. В ушах у меня стреляет и рвется на осколки тишина. Я пожимаю плечами
и, оставив дверь открытой, спускаюсь по лестнице вниз.
Никого. И на улице, и в подъезде тоже никого. И вообще никого. Город
спит, не видно ни одной человеческой фигуры. Я возвращаюсь, и все
повторяется, как в фильме, пущенном наоборот. Запирается дверь,
накидывается цепочка, гаснет свет в коридоре, снимаются микропорки, я
выключаю торшер и, натянув одеяло на голову, засыпаю.
Только я смыкаю веки, как меня сбрасывает с тахты отчаянный стук в
дверь. Снова стучат, и как стучат! Все панели дома ходят ходуном. Сейчас
начнет сыпаться штукатурка, сейчас треснут углы, черными зигзагами побегут
щели по стенам.
Стучат в мою дверь. Это очевидно. Снова дрожит рюмка в тарелке, к ней
присоединилась пробка графина. Она вытренькивает - дзинь, дзинь! - так
жалобно, словно просит о пощаде.
Я застыл, окоченел. Мои ноги в железных микропорках, сердце в стальных
тисках, оно бьется как сумасшедшее, готовое выпрыгнуть. Я не включаю
света, я жду. Стук усиливается, я чувствую, что задыхаюсь.
Я иду по темному коридору и с ужасом смотрю на дверь. Она дрожит от
сильных ударов, она содрогается, как лист под ураганным ветром, световая
окантовка там, где дверь неплотно прилегает к раме, становится то шире, то
уже, в такт ударам. Со стенок, шурша, осыпаются пыль и известка. Я слышу,
как куски стены скользят под обоями, будто под змеиной шкурой.
- Сейчас, сейчас, - шепчу я твердыми, как высохшая глина, губами.
Зажмурившись, распахиваю дверь.
Свет и тишина на миг ослепляют меня.
Никого нет. Никого нет. Никого нет.
Я беззвучно плачу, глядя на пустую, безлюдную площадку. На меня хмуро
смотрят обитые кожей темные двери соседей.
Что же это? За что?
Я возвращаюсь, закрываю двери. Цепочки я уже не набрасываю. В полной
темноте я сажусь на тахту и сжимаюсь в комок. Я жду.
Я жду, когда снова раздастся стук в моем мозгу.



АРТУР С ЗОЛОТЫМИ КОРОНКАМИ
Второв отложил листки бумаги в сторону, посмотрел в лицо доктору. Тот
улыбался, не разжимая губ. Он протянул Второву галстук:
- Вы так торопились познакомиться с реакцией "Нельсона", что позабыли
надеть эту существенную деталь мужского туалета.
- Это чудовищно! - сказал Второв.
- Возможно, но ведь все правда, не так ли?
Второв покачал головой и сказал:
- Нет! Это не правда. Фактическая сторона изображена относительно
правильно. Но об этом я сам ему рассказал, вернее, ответил. Он оказался
неплохим психиатром. Куча каверзных вопросов, которые выворачивают
человека наизнанку. Но общее настроение, мои чувства, мои мысли... Это
ложь, ошибка! Я так не чувствую, не думаю! Этот человек хотя и похож на
меня, но он - не я. У него чужая психология. И несвойственная мне
обостренная чувствительность.
Доктор внимательно наблюдал за ним.
- А может быть, вы все же ощущаете нечто подобное?
Второв не ответил.
- Вам не нравится созданный машиной образ? Вы не хотите быть таким, но,
к сожалению...
Две-три секунды молчания. Второв ждал.
- ...вы такой есть на самом деле. В машину нужно верить, у нее в памяти
тысячелетний эмоциональный и логический опыт не только человечества, но и
всей живой материи.
Второв не торопясь стал повязывать галстук. Лицо его было спокойно.
- И вы по-прежнему считаете, - продолжал доктор, подойдя вплотную, -
что нельзя создать машину эволюции?
- Что еще за машина эволюции?
- "Нельсон", с его колоссальной фактической и ассоциативной памятью, со
стендами, где исследуется природа отдельных биохимических процессов, с его
задачей предсказания нового человека, - это и есть машина эволюции!
- А, - откликнулся Второв. - Это вы его назвали машиной эволюции?
- Мы его так назвали, а вы на собственном опыте убедились в его
интеллектуальной силе, не правда ли? Весь ваш внутренний мир был
сконструирован машиной за несколько минут. Это мир сложного
интеллигентного человека. В несколько минут! И, хотя вы отрицаете, я
чувствую, что машина права. Признайтесь, у вас была магнитофонная запись
голоса жены?
- Ну, была.
- Вы хоть слово о ней говорили машине?
- Нет... пожалуй, нет. Говорил о существовании магнитофона.
Доктор улыбнулся, повалился в кресло и торжественно задымил.
- Эксперимент, что и говорить, впечатляющий, - негромко сказал Второв,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.